Два урока из истории с пенсиями: солидарности нет. И еще один

Русранд 9.07.2018 20:50 | Политика 58

Пенсионная история две вещи доказала. Во-первых, что солидарности нет. В народе нашем — никакой солидарности.

Только те, кто на пенсию собирался (в смысле пенсию готов был начать получать) в ближайшие год-два-семь, — переживают, что у них государство деньги отбирает. У кого 100 тысяч недополученных рублей выходит, у кого полтора миллиона.

Остальные — никакого к этому делу сочувствия.

Пенсионеры: ха-ха, мы успели! Молодежь уверена, что до пенсии не доживет. Люди среднего возраста: неужели вы что-то от этого государства ждали?

Военные пенсионеры и будущие военные пенсионеры радуются, как они удачно профессию выбрали: пенсия большая, выходишь на нее рано, никто на этот выход не посягает.

Пенсионеры ФСБ, ФСО, ФАПСИ и пр. и будущие пенсионеры ФСБ, ФСО, ФАПСИ и пр. — примерно то же самое думают, но думают жестче, честнее и прямее, потому что заслужили.

Госслужащие немного трясутся — как бы им чего пенсионного не урезали. Но вроде нет, не будут.

Врачи тоже радуются, что они врачи и под сокращение пенсионных лет не попадают.

То есть очень разумно оказалось пенсионные льготы давать. Они делят общество на группы гораздо серьезнее, чем просто деньги бы делили.

Хотя большие деньги еще как делят. Вот в прошлом году самый обычный депутат Госдумы заработал минимум 4,5 миллиона рублей, это около 400 тысяч в месяц. И сколько бы ни пытался этот депутат размышлять о судьбах народа, не получится у него. Потому что не может человек, зарабатывающий в месяц 400 тысяч, понять человека, зарабатывающего 40 тысяч, даже если будет сильно стараться. У них разный уровень восприятия действительности. Это давно замечено, притча такая есть. Бедняк сказал богачу: «Все свои деньги я трачу на еду». «В том-то и беда твоя, — ответил богач. — Лично я трачу на еду только двадцатую часть своих денег».

На Западе народ тоже то и дело возмущается высокими зарплатами — особенно директоров компаний. Не понимает, почему акционеры платят им такие деньги. Ответ на это такой: акционеры требуют от назначенного ими директора результатов. Один из способов заставить директора рисковать — сделать его богатым. Миллионеры спокойнее относятся к возможности потерять работу. Поэтому директорам назначают сверхвысокие зарплаты, а в случае провала безжалостно увольняют. В России все не так — зарплаты депутатам кладут большие не затем, чтобы они рисковали. А затем, чтобы максимально оторвать их от прочего народа. Так что первое наблюдение из пенсионной истории — отсутствие солидарности. Второе — власть оказалась умнее, чем мы о ней думали. Потому что додумалась до организованного протеста.

Все, что сейчас вокруг пенсий происходит, — спланированная в Кремле вещь. Объявление в день начала чемпионата мира про повышение пенсионного возраста. Заявление — что это окончательное решение правительства, но Путин не в курсе. Ожидание протестов. Даже волновались в Кремле: где же, где эти протесты? Пускай все протестуют: и профсоюзы, и Яблоко, и коммунисты, и Навальный. Давайте-давайте — мы вам все согласуем.

Деваться оппозиционерам некуда — надо протестовать. Потом, понятно, выйдет Путин, скажет, что прислушался к голосу народа, что не надо так высоко пенсионный возраст поднимать. И всё — история закончена. Все довольны.

Это, конечно, более цивилизованный способ поведения властей, чем практиковавшийся у нас ранее — когда в защиту Кремля выводили «Уралмаш», а остальных сажали в автозаки.

До более разумного подхода дошли: не разгонять протест, а самим организовывать. Масса возможностей для продолжения. Скажем, выходит сенатор Мизулина и говорит: для защиты нравственности предлагаю ввести ЕГЭ по православию, а также запретить оральный и дневной секс. Правительство говорит: полностью согласны с сенатором. Организуется протест — профсоюзы, Яблоко, Ксения Собчак, Навальный. Выходит Путин, говорит: переборщила Мизулина. Дневной секс не будем запрещать. И опять все счастливы.

Одно надо Кремлю учесть: в книге Вэй Ляо, написанной в третьем веке до нашей эры, говорится: люди не могут бояться двух вещей одновременно.

То есть если они боятся потерять будущую пенсию, они уже не могут бояться чего-то другого. Так что надо постоянно думать Путину, чем именно людей пугать в каждый конкретный момент. А то наложится одно на другое — и эффекта не будет.

Сергей Балуев

Источник


Автор Сергей Германович Балуев — публицист, главный редактор петербургского журнала gorod-812.ru.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Хитроумная кража во время футбола

Не молчи! Молчание — знак согласия для «реформаторов»

Живите долго и процветайте

О возрасте выхода на пенсию

Если мы проглотим пенсионную реформу, то наше поколение войдёт в историю под названием подлецов

Путин, остановись! 92% против антинародного закона о пенсиях. Народ не простит!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина