ЕАЭС развалится, если не начнутся реальные перемены

Русранд 16.05.2018 19:25 | Политика 30

14 мая в Сочи президент РФ Владимир Путин открыл заседание Высшего Евразийского экономического совета в узком составе. Его участники — президент Беларуси Александр Лукашенко, президент Киргизии Сооронбай Жеенбеков, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, а также новоизбранный премьер-министр Армении Никол Пашинян. Во вступительном слове Владимир Путин призвал страны ЕЭАС интенсифицировать развитие интеграционных процессов. Но это благие пожелания на фоне реального многолетнего кризиса организации. Об этом — интервью порталу Kaktakto эксперта Игоря Панкратенко.

— Проблем в ЕАЭС становится все больше. Есть ли вообще толк от этой организации, не превращается ли ЕАЭС в бюрократическую структуру без реального содержания?

— Да, такая тенденция существует. Более того, зачастую виртуального и медийного содержания в деятельности ЕАЭС куда больше, чем реального положительного эффекта для экономик государств. Конечно, сложности и кризисные явления можно списать на «детские болезни интеграции», на то, что прошел слишком малый срок для того, чтобы почувствовать положительные сдвиги, что слишком много вопросов еще остается неурегулированными. И это, отчасти, соответствует действительности. Больше того — можно приводить примеры каких-то отдельных успехов, и не сильно грешить при этом против истины, поскольку кое-где и кое-в чем они действительно есть.

Что же до тезиса о том, что «с момента создания этой организации экономики стран-участниц находятся в глубоком кризисе», то можно ссылаться на неблагоприятные конъюнктуры на мировых рынках, цены на нефть и еще с десяток факторов, не будь которых — ЕАЭС остальному миру чего-нибудь успешного экономического непременно бы показал. В конце концов фанаты ЕАЭС приведут вам и совсем уж убойный аргумент — международная интеграция непрерывно развивается, региональные и мировые интеграционные объединения — мировой тренд. Проблема в том, что в основе мирового интеграционного тренда лежат конкретные экономические или трансграничные логистические проекты, интересы и бизнес-планы производителей, предпринимателей, корпораций. В случае же с ЕАЭС в основе его возникновения лежала политика. Что не самый надежный фундамент для интеграции, особенно, если один из основных ее инициаторов, Москва, начинает проводить достаточно несбалансированную внешнюю политику, да еще и на фоне серьезных проблем в собственной экономике.

— Евразийский экономический союз дал все-таки что-то положительное?

— Главное, о чем стоит говорить, это рост товарооборота внутри ЕАЭС, выход национальных товаров на рынки других стран-членов Союза, устранение некоторых административных барьеров, ну и послабления в вопросах регулирования трудовой миграции. Первичные положительные эффекты от создания Таможенного Союза и ЕАЭС практически исчерпали свой потенциал. И сейчас наступает время, когда ситуацию будут определять не они, а те самые структурные проблемы, которые возникли при создании Союза и остаются нерешенными к настоящему времени — от чисто технических вроде вопросов техрегулирования, санитарных и ветеринарных мер, до отсутствия единой позиции в политике производственной специализации.

Саммит ЕАЭС в Сочи © Sputnik / Михаил Климентьев

— Начались различные телодвижения в Армении о возможности выхода из ЕАЭС, насколько это реально?

— Я, конечно, понимаю, бескровная смена власти, массовые митинги, благородный уход прежнего руководства и прочий ажиотаж — все это создает такую красивую картинку, которую хочется пообсуждать. Но к реальной политике и экономике ЕАЭС все это имеет весьма отдаленное отношение. Никуда они из ЕАЭС в ближайшие как минимум пару лет — на более длительный срок прогнозы составлять проблематично — не выйдут, что бы там сейчас не говорили. И сами они это прекрасно понимают. А поэтому все эти телодвижения представляют собой ни что иное, как попытку легкого шантажа, нас простимулируйте, чтобы мы остались.

— Известно, что скепсис в отношении союза растет в Беларуси, стоит ли ожидать очередной резкой критики ЕАЭС со стороны Лукашенко?

— Знаете, к Александру Григорьевичу можно относиться, конечно, по-разному. Но он один из очень немногих политиков, кто искренне и глубоко озабочен дальнейшей судьбой ЕАЭС. И его критика направлена не на саму идею, а на попытки ее деформации, выхолащивания, обюрокрачивания, попытки равноправное партнерство подменить положением, в котором кто-то в этом Союзе «равнее других». И беспокоиться надо не тогда, когда эта критика звучит, а в том случае, если она прекратится. Это будет означать, что Минск полностью утратил интерес к ЕАЭС. Что же касается резкости высказываний белорусского президента, то ни одного лидера постсоветского пространства российские СМИ из «кремлевского пула» не подвергали такой, не побоюсь этого слова, травле, как Лукашенко. Ничем, не брезгуя, и ни в чем себе при этом не отказывая.

— Какие механизмы преодоления кризиса ЕАЭС существуют?

— Речь, собственно, нужно вести не о неких «нерешенных вопросах». Проблема в другом. И касается она стратегии. Что бы там не говорилось, но сегодня государства-члены ЕАЭС рассматривают единое экономическое пространство только лишь с позиций дополнительных экспортных возможностей для своих экономик. Как следствие — развитие отношений с тем же Китаем или странами Евросоюза для них в итоге более приоритетное. При сохранении существующих внутри ЕАЭС подходов у него нет никаких перспектив, и вырождение в некую бюрократическую структуру, изредка проводящую некие мероприятия тусовочного характера, неизбежно. Пока страны ЕАЭС не приступят к разработке общих производственных проектов, не будут достигнуты договоренности о специализации входящих в Союз стран в производственной сфере, о чем не устает повторять Нурсултан Назарбаев, пока конкуренция не будет сбалансирована взаимодополняемостью, не возникнет общих программ развития транспортной инфраструктуры, говорить о перспективах ЕАЭС не имеет смысла.

Игорь Панкратенко

Источник


Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, зам. директора российского Центра стратегических оценок и прогнозов, востоковед, политолог, доктор исторических наук.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Одинокая Россия. Есть ли у нас союзники, есть ли мы сами?

Евразийский экономический НЕ союз

Конец ЕАЭС

Эскапады

Итоги российской внешней политики (2000 г.-н.в.)

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина