Экономическая стратегия: бег по кругу

из блогов 17.06.2018 20:36 | Экономика 48

​Особенность ПМЭФ в этом году — от вновь сформированного Правительства России ждали информации о том, как оно планирует к 2024 году достичь вполне конкретных ориентиров, заложенных в майском указе Президента РФ. Не дождались… И Антон Силуанов, министр финансов и одновременно первый заместитель председателя кабмина, и Максим Орешкин, министр экономического развития, и Эльвира Набиуллина, председатель Центробанка России, по мере своих убеждений рассказывали о том, что намечено сделать. Правительство начинает работу в достаточно благоприятной ситуации: ПМЭФ-2018 продемонстрировал что внешнеторговая блокада России провалилась, на форум приехали сотни бизнесменов, в том числе из США. И абсолютное большинство резко осуждает политику западных санкций, которая ведёт к хаосу и негативно сказывается в том числе и на рынках развитых стран.

Очевидно, эти настроения скоро воплотятся в конкретные инвестиции в российскую экономику, о чём свидетельствуют и соглашения на сотни миллиардов рублей, подписанных на ПМЭФ. Но сумеет ли государство создать максимально комфортные условия для инвесторов? Да и нужно ли такие условия создавать?

Эта тема не стала заметной на форуме, о ней упоминали вскользь, в ряду прочих мер. А руководители финансово-экономического блока главным образом рассуждали о том, где и как найти восемь триллионов рублей на социально-экономические траты.

«Ничего нового в идеях Правительства мы не услышали, всё уже знакомо по прошлым форумам и другим мероприятиям, меняются только цифры, — размышляет парламентарий Сергей Калашников. — Эти восемь триллионов соберут частью с населения, частью с бизнеса, три триллиона займут, думаю, с большими проблемами и под немалый процент».

А увеличатся налоги и другие платежи — станет ниже уровень жизни населения, продолжил сенатор, бизнес начнёт задыхаться под фискальным прессом и задачи, поставленные президентом, — к 2024 году повысить благосостояние людей и максимально раскрепостить бизнес, придав ему инновационный характер, — будут сорваны.

Благие намерения Правительства обратятся в свою противоположность, уверен парламентарий.

С этими утверждениями согласен и другой думский тяжеловес, Анатолий Аксаков, который добавил, что намерение повысить до 20 процентов налог на добавленную стоимость стратегически неверно:

— необходимо развивать через налоговые послабления бизнес, чтобы получить рост налогооблагаемой базы и бюджетных доходов, а не думать над тем, как усовершенствовать фискальную «удавку» для производителей. Главный же изъян в обнародованных на форуме планах Правительства в том, что они не носят системного характера, а алгоритм действий напоминает, по словам Аксакова, выезды пожарной команды по непредсказуемым поводам.

Между тем инвестиционные ресурсы можно найти, не прибегая к ужесточению налогов и жизни взаймы. Деньги есть на банковских депозитах, финансовые ресурсы реально извлечь, оптимизируя непроизводительные траты, которые, по словам Анатолия Аксакова, в прошлом году составили около 1,8 триллиона рублей, или более 20 процентов от восьми триллионов рублей, которые усиленно изыскивает Правительство.

Есть и другие варианты — цифровизация экономики по расчётам ведущих мировых экспертов из фирмы Маккензи, подчеркнул депутат, может принести России за пять — семь лет примерно девять триллионов рублей! Но чтобы последовательно, сбалансированно и эффективно развивать экономику, кабмину необходимо наконец перейти на принципы стратегического планирования. Соответствующий закон давно принят. Более того, отдельные его положения уже начали применять, как сказал Сергей Калашников, в частности в планировании региональных бюджетов. Но до сих пор в полном объёме закон о стратегическом планировании не действует, а Правительство даже не предлагает организационно-структурные изменения, позволяющие реализовать положения этого документа.

Но если нет принципиальных новшеств в системе планирования, то будут воспроизводиться ошибки прошлых лет с неэффективностью решений и громадными непроизводительными затратами. Подсчитано, что если бы все бюджетные инвестиции окупались в срок и не было бы омертвлённых в недостроях средств, то доходы федерального бюджета были бы больше минимум на 500 миллиардов рублей!

Принцип разделения ответственности должен быть прост, считает Анатолий Аксаков: государство и федеральный бюджет должны сосредоточиться на том, чтобы создать информационную инфраструктуру и наземную инфраструктуру, которые создадут условия, при которых бизнес начнет вытягивать экономику на опережающие темпы развития при условии стимулирующих налогов.

Такую точку зрения поддерживает и Сергей Калашников. Однако сенатор подчеркнул, что необходимо определить, исходя из геополитической ситуации, какую экономику целесообразно строить — мобилизационную, с жёсткими решениями и опережающим развитием за счёт разового сосредоточения сил или институциональную, с последовательной структурной перестройкой, поэтапной модернизацией и с минимумом социальной напряжённости.

Сможет ли сделать такой выбор Правительство, перейдя к стратегической системе планирования, хватит ли у него компетентности, воли и профессионализма? Анатолий Аксаков уверен, что сложность задач, высокая ответственность, напряжённая экономическая ситуация и необходимость выполнить положения майского указа президента — все эти факторы неизбежно обусловят эффективность и профессионализм действий Правительства независимо от уровня компетентности отдельных его членов.

Сергей Калашников менее оптимистичен. Он считает, что зона турбулентности, в которую вступает экономика России, предполагает решение чрезвычайно сложных задач, цена которых историческая судьба страны.

Соответствует ли правительственная концепция, изложенная на ПМЭФ, этим задачам, покажет программа первоочередных мер в экономике, которую кабинет министров осенью обязан представить Президенту России? Ответ скорее отрицательный…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора