Экономика и «вокруг неё»…

Вазген Авагян 7.02.2020 15:40 | Экономика 143

Есть понятие «так сложилось», которое, по своей форме, исключает понимание причинно-следственной связи. Потому что признавая причинно-следственную связь, человеческий ум обязательно переходит к иному определению: «так сложили». «Сложилось» — так говорят о явлении с неизвестными и неопределёнными причинами. «Сложили» — за этим стоит понимание: кто, когда, зачем, по какому праву сложил так, а не иначе. Чтобы понимать жизнь, нам необходимо ответить на вопрос «кто сложил». Ибо рыночные ответы «так само сложилось» не объясняют вообще ничего и на базовом уровне антинаучны.

Представим себе упрощённую алгебраическую модель.

Допустим, 100 N владеют 100 T.

Понятно, что речь идёт о людях и благах, но мы, с целью обобщения мысли, не уточняем, что это за люди и каковы блага. Речь идёт о доступности и распоряжении каким-либо полезным ресурсом.

Величина «Т» (условное благо, любое) – не является константой. Сегодня «Т» 100, но вчера их могло быть 150 или 80, а завтра может быть 200 или 70.

Увеличение числа «Т» обозначает качество экономики, а уменьшение – её порчу.

Но эту измерительную шкалу накладываются весьма и весьма досадные примеси, никакого отношения к качеству жизни, к вопросам экономики не имеющие.

+++

Очевидно, и давно, что с точки зрения экономики доллар США – надутый ноль. Любой экономист легко это докажет, а Хазин несколько лет назад доказывал – и убедительно. Но доллар не только не рушится, но ещё и растёт постоянно (как акции МММ). Почему? Не потому, что Хазин был не прав, как экономист, а потому, что к экономике данный процесс не имеет отношения.

Любой экономист, не обязательно М.Хазин, а даже и средненький, легко и убедительно докажет вам, что кирпич не стоит 20 тыс. рублей. Это абсолютно очевидно с точки зрения экономических инструментов измерения.

Но если купить кирпич на тёмной дороге вам предлагает банда – то Хазин с его расчётами вам не поможет. Вы, как миленький, купите кирпич и за 20, и за 40 тысяч. А экономика, как наука, в данном случае бессильна. Это за пределами её компетенций.

+++

Или вот другой фактор, независимый от величины «Т» в нашей формуле. Совершенно независимо от качества экономики страна, в которой женщина рожает в среднем по 8-10 детей будет беднее страны, в которой женщина рожает в среднем 1, 0,5, или 0,3 ребёнка.

Человеку, у которого 10 сыновей – надо добыть где-то 10 домов или квартир. Если он крестьянин – то 10 земельных участков. Если интеллигент – то оплатить 10 высших образований. Он вынужден покупать 10 штанов, 10 пар обуви и т.п. Все его расходы – в 10 раз больше, чем у однодетного родителя.

Если ребёнок одинок, то единственная его проблема – скорее всего, его зарежут дети многодетных мигрантов. Что касается жилья, образования, работы, разных благ – то все эти вопросы у единственного ребёнка в семье уже решены родителями. Понятно, что обеспечить всем 1 человека куда проще, чем десятерых, или даже двоих. Как только детей в семье двое – все доходы автоматически уменьшаются в 2 раза, включая даже билет на трамвай или на поезд!

Вымирающая нация – перед тем, как её истребят мигранты – жиреет нездоровым некротическим жирком. Никакого отношения к качеству экономики её качество жизни не имеет! Просто в руки одинокого наследника сходится всё наследие вымирающего рода. Высокий уровень жизни в Европе во многом объясняется именно этим – а не каким-то мифическим «качеством экономики». Они всех своих детей передушили, истребили, а немногих оставшихся – завалили плюшками и мармеладом. Вот и все «успехи в росте уровня жизни».

Мудрый Дж. Ромеро в своих фильмах о зомби-апокалипсисе наглядно и смачно показал, как богата становится кучка бродяг, если запрётся в торговом центре вымершего города! Все товары лишились хозяев, любые автомобили или шубы, деликатесы или бриллианты становятся достоянием выживших. Их богатство очень велико – а счастья, естественно, в нём нет, и не может быть.

Вымороченный уровень жизни не есть здоровое явление, каким бы высоким он не было.

И если в нашей модели уменьшается количество «N», то для оставшихся «Т» становится больше, даже если количество «Т» не возрастает, а иногда даже и тогда, когда количество «Т» уменьшается! Любой, кто в начальной школе учил арифметику на счётных палочках поймёт, что:

Сравнение «100 N – 100 Т» и «50 N – 100 Т» – покажет рост уровня жизни в 2 раза, притом, что экономика не развивалась от слова «никак». Экономика, как воспроизводство благ, вообще никакого отношения к этому росту уровня жизни не имеет, потому что идут чисто демографические процессы, «греющие» вымирание автоматическим обогащением выживших.

+++

Далее, модель «100 N – 100 Т» предполагает самые разные комбинации доступности и распоряжения. Это может быть заветная мечта социалистов — «1 N – 1 Т». Но это может быть и любая другая комбинация, при которой некое число N владеют некоторым числом Т.

При попытке внести в систему справедливость мы не только улучшаем положение обездоленных, но и, поневоле, автоматически, может, сами того не желая, ухудшаем положение доминирующих везунчиков. И это главная причина, почему дело социализации в обществе идёт так туго.

+++

«Специалист подобен флюсу». И по этой причине РАЦИОНАЛИЗМ всегда ограничен собственной рациональностью. Не умея выйти за рамки своих схем разумности, он не понимает до конца человека.

Рационалист, естественно, настаивает, на основании здравого смысла, что если один голодает, а у другого 6 буханок хлеба в день, то надо часть хлеба отдать голодающему. По той простой причине, что человек не может съесть 6 буханок в день. Ему – с точки зрения здравого смысла – столько не нужно. Это безумие, заставлять других голодать, удерживая то, что тебе всё равно не нужно и тобой не востребовано.

Казалось бы, рационализм прав: человек 6 буханок в день не съест, а если попытается – ему плохо будет, поэтому ради его же блага… и т.п.

Допустим, не съест. Примем, как факт. Ну, а сидеть-то он на них может, ощущая своё величие, могущество, подогревая чувство собственного превосходства? Лишние буханки нужны ему не для того, чтобы их есть (мы приняли, как факт, что съесть их он не сможет) – они нужны ему, чтобы психологически упиваться своим статусом.

Сидеть на мешках с золотом – это укреплять ЧСВ, «чувство собственного величия» — а оно пусть иррационально, и даже в чём-то патологично, но РЕАЛЬНО.

Не всё реальное рационально, не всё рациональное реально – скажем мы, подражая Гегелю.

ЧСВ – одна из причин, по которым люди не отдают ненужного нуждающимся. Оно заставляет порой напрямую гноить и портить блага, лишь бы другие психологически не сравнялись с тобой.

Ещё более важная причина, по которой ненужное не отдают нуждающимся в нём – манипуляторство. Человек не сгноит лишнего хлеба, он его всё равно передаст нуждающимся – но на своих условиях. Для него очень важен именно этот момент: чтобы хлеб им давал не общий закон, а лично он, их «благодетель».

Потому что если излишки передаются нуждающимся автоматически и принудительно – получатели ничем не обязаны. Ничего от них требовать, никак над ними куражиться лицо, у которого забрали излишки, не может.

А когда он сам распределяет – то, возможно, с точки зрения материального продукта, он передаст собственные излишки в те же самые руки, что и закон.

При такой ситуации рационализм с его ограниченностью опять ничего понять не может. Если ты не против сам отдать им излишки, почему ты против закона, передающего им излишки?

Здесь тоже иррациональный, но очень реальный психологический мотив. В первом случае даю я, во втором — не-я. Казалось бы, с точки зрения математики и физики, какая разница? А вот с точки зрения психологии – разница колоссальная.

Допустим, в обществе 100 N владели по 1 Т каждый. Некто забрал себе все 100 Т.

Затем он от своего имени раздал обратно в пользование каждому по 1 Т. Какой смысл?

Смысл в том, что он – распределитель и распорядитель. Он открывает доступ к Т, но может его и закрыть. Это ставит его в особое положение, которое психологически сверхценно (и вызывает эйфорию) – даже если никак не проявляется на материальном уровне.

«Я всё раздал, ничего себе не оставил»… В чём смысл? В этом «Я». Понимаете? Я, может быть, себе ничего и не оставил, но ведь это я, а не какой-то там закон, раздавал-то!

+++

Эти ситуации нельзя понять с точки зрения чистого рационализма. Потому что рациональное опирается на логику, а описанное выше поведение – на инстинкты. Инстинкт хватательно-поглотительный, заставляющий и сверхсытого всё пробовать на вкус (не съем, так понаоткусываю). Инстинкт доминирования в стае, тесно связанный с ним инстинкт стремления к половой привлекательности, и т.п.

Можно составить здоровый рацион и разумные санитарно-гигиенические нормы для человека. И даже доказать, что эти параметры потребления – ИДЕАЛЬНЫ. А наращивать их – вредно для здоровья. Единственное, его нельзя – убедить инстинкт в чём-то рациональном.

По самой своей природе животный инстинкт – это сила, довлеющая над особью и потому не желающая ей подчиняться. Это механизм, который не имеет и не понимает разумных ограничителей, ограничений разума. Главное свойство инстинкта – он НЕНАСЫТЕН.

Рациональное – удовлетворимо, инстинкт в силу своей иррациональности – неудовлетворим. Если существо не понимает – зачем ему нечто нужно, то оно не понимает и сколько ему этого нужно. Непонимание инстинктом смысла – делает неопределённым и количество.

Разумные требования можно удовлетворить, потому что в них есть разумная достаточность. Инстинкт удовлетворить нельзя, он самовозобновляемый механизм, снова и снова включающийся, как только переработал полученное. Этим он похож на пламя, которое пожирает любое количество топлива, сколько ни дай.

Потому в сфере экономики можно прийти к достатку каждого, но невозможно удовлетворить все аппетиты ненасытных: они безразмерны. Одержимый инстинктом, не умеющий подавлять в себе низменные инстинкты, слабый умом человек берёт хлеба не столько, сколько ему к обеду нужно. И даже не в два раза больше, на всякий случай, про запас – «а вдруг пригодится».

Такой человек стремится забрать вообще весь хлеб на планете в одни свои собственные руки, конечно же, не потому, что рассчитывает столько съесть один, а потому, что хватательный инстинкт настроен на алгоритм «чем больше, тем лучше».

И последние данные, свидетельствующие о приватизации всей планеты и всех её денег кучкой банкиров – лучше любой картинки иллюстрирую это…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 7 февраля 2020

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю