Евгений Чичваркин как зеркало российского буржуазного самосознания.

Андрей Куприков 8.09.2017 6:18 | Политика 25

Что сказал Чичваркин?

Намедни вышло интервью Евгения Чичваркина на канале у Юрия Дудя, которое просто не могло не привлечь к себе любопытствующие взгляды людей, которым интересен либо Дудь, либо Чичваркин либо  то, о чем они говорят.

Кто такой Чичваркин? На первый взгляд это человек выброшенный за пределы России и не влияющий на ее жизнь. Он сидит в Лондоне и мирно продает алкоголь британцам и гостям Туманного Альбиона. Среди гостей, если верить Чичваркину, можно встретить и Владислава Суркова, который, несмотря на санкции, спокойно катается по Европе. Однако злые языки говорят, что сам Чичваркин тесно общается с британским истеблишментом, дает деньги Навальному и ходит в гости к послам разных государств. А может и они к нему ходят, что не было бы удивительным, ведь алкогольный магазин – замечательное прикрытие для контактов, которые стоит держать в секрете.

Евгений исповедует либертарианские взгляды и крайне любит писательницу Айн Рэнд.

Ту самую, которая написала «Атлант расправил плечи». Книгу, призванную морально обосновать верховенство интересов предпринимателя над интересами рабочих. Это как литература, призванная обосновать правильность крепостного права и его пользы для крепостных.

Посмотрев интервью, можно решить, что моральный облик господина Чичваркина оставляет желать лучшего и мало соответствует не только критериям простого человека, но даже либерала. Во время интервью Чичваркин хвастает Дудю, что купил вино украденное из резиденции Януковича в Межгорье. Я, конечно, понимаю, что грабь награбленное, но на законную экспроприацию это мало похоже. Чичваркин не просто занимался скупкой краденного, что наказывается как украинским, так и британским законодательством, но и нарушил такой важный для либералов тезис, как неприкосновенность частной собственности. Можно, конечно, заявить, что вино уже было ничье, что Янукович сбежал, но это останутся лишь отговорки перед фактом совершенного преступления.

Вторым моментом, который заставляет задуматься о моральном облике Чичваркина – это отношение к Суркову, а точнее оправдание его работы. Дудь высказал своё «Фи!» по поводу того, что Чичваркин общается с человеком, который «построил сегодняшний режим». Конечно, сделанное в ответ на слова Дудя сравнение Суркова с доктором Менгеле забавно и натянуто, но все же, тезис о том, что если бы доктор Менгеле работал в современной Норвегии, а не в Третьем Рейхе, то из него вышел бы не палач, а талантливый врач, натыкаются на явное моральное противоречие. Чичваркин полностью отрицает моральную ответственность лица за совершенное преступление.

Важность этого момента обосновала в свое время Ханна Арендт. В своей книге «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме» она описала мотивацию подполковника СС Адольфа Эйхмана. Эйхман не был нацистом или даже последовательным антисемитом. Уничтожая евреев, он всего лишь хорошо выполнял свою работу. Он просто хотел обустроить свою жизнь и делал для этого все. Пусть это и были массовые убийства. Однако Ханна не перекладывает вину Эйхмана на нацистский режим. По абсолютно банальным причинам он совершал преступления. У него был выбор  и он сделал его в пользу карьерной лестницы, созданной из трупов убитых по его приказу людей.

Каков бы не был режим, корпорация, на которую ты работаешь – выбор есть всегда. Придет время и на очередном процессе вряд ли получится оправдаться тем, что ты просто выполнял свою работу. Рано или поздно придется платить за выбор, который ты сделал.

Не стыдится наш дорогой либертарианец и откровенного самопиара: «Любой коммерсант, у которого есть филиальная сеть на всю страну — лучше справится со своими обязанностями, чем Путин. Любой!». Коммерсанты, приходящие во власть, справлялись со своими обязанностями очень по-разному. Не зря Дудь упомянул Петра Порошенко, который, несмотря на свои коммерческие успехи, на роль успешного президента не тянет даже приблизительно. Вообще, будь у меня возможность, я бы спросил у Чичваркина какого успешного коммерсанта с филиальной сетью по всей стране он имел ввиду. Хотелось бы изучить опыт, потому что пока самые успешные президенты – это зачастую бывшие бюрократы и военные.

Завершить опус можно откровенной ложью бывшего хозяина Евросети по поводу Кахи Бендукидзе и его успехов  в налаживании грузинской экономики. К слову, таких успехов в Грузии и близко не было. Чичваркин заявил о росте грузинского ВВП при Кахе в 10 раз. Однако, вырос он с 928 до 4274 долларов на душу населения, то есть в 4,6 раза. Может, вы думаете, что рост в 4,6 раз это уникальный показатель? Отнюдь нет. В то же самое время в Беларуси ВВП вырос с 1819 до 7979 долларов, то есть в 4,4 раза. Да что там говорить, в Украине, которую тогда сотрясал один политический кризис за другим, ВВП вырос в 4 раза, а в стабильном  Казахстане он вырос аж в 7 раз. Если вы хотите увидеть рост в странах Закавказья, то спешу вас порадовать – в Азербайджане ВВП за то же время вырос в 9 раз. Подобные статистические чудеса объясяются просто: на фоне коллапса советского экономического порядка, все показатели сначала катастрофически упали, а затем элементарное восстановление хозяйственной деятельности можно было представить как бурный рост.

Будь я человеком весомее, обвинил бы Чичваркина во вранье, но давайте уже до конца разберемся с реформами Кахи в Грузии.

Рост ВВП не самый большой даже по странам бывшего СССР сопровождался фактически уничтожением прав трудящихся. Все было сделано во благо работодателям за счет простого рабочего. При Кахе было принято либеральное трудовое законодательство. Его основой стал индивидуальный договор между работников и работодателем, а сам трудовой кодекс отныне регулировал только минимальный набор гарантий. Грубо говоря, был ограничен лишь набор детей и беременных на тяжелую работу, гарантировалась безопасность рабочего места. С отпусками тоже все выглядит крайне грустно – человек по новому трудовому кодексу имеет право на двухнедельный отпуск, а в случае выхода в декрет предоставляется лишь отпуск на четыре месяца.

Либеральные прелести на этом не заканчиваются: в Грузии при Кахе отменили само понятие минимального уровня оплаты труда. То есть, работодатель теперь может до предела занижать заработную плату работнику, пользуясь тяжелой экономической обстановкой в стране.

Все это сопровождалось ростом цен из-за сговора оптовиков, падением национальной промышленности из-за ввода нулевого таможенного тарифа на 90% номенклатурных товаров, перекоса в структуре экономики и так далее. Конечно, успехи у Бендукидзе были. При нем Грузия вошла в двадцатку стран с самыми легкими условиями для ведения бизнеса. В стране стало развиваться текстильное производство. Правда, это очень спорный плюс, так как в современной капиталистической системе предприятия легкой промышленности обычно переводятся в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой и со слабым трудовым законодательством. Производство это не особо технологично и западный капитал стремится перевести его в страны третьего мира, чтобы понизить издержки производства.

На месте Чичваркина я бы не стал выставлять Каху в качестве иконы, так как результаты его деятельности очень спорны.

В ряде моментов Грузия при нем оказалась даже менее эффективной, чем жутко коррумпированная и совсем не либеральная Армения. Например, в Грузии за время правления Саакашвили произошел спад в сельскохозяйственном производстве на 29%, а в Армении за тот же период он вырос на 89%.

Лично для меня совершенно непонятно, как реформаторы, которые не совершили каких-либо ощутимых сдвигов в экономике, становятся иконами. Хорошая реклама? Возможно. Только остается спросить: Чичваркин банально не владеет информацией о том, что происходило в грузинской экономике на самом деле или просто действует в рамках той же рекламной компании, которую проводят либералы на просторах бывшего СНГ

После просмотра двух выпусков интервью на канале Дудя, Чичваркина перестаешь воспринимать как серьезного человека. Уж очень много неточностей, слишком много пристрастных и субъективных оценок и очень мало вещей, о  которых можно подумать «А ведь прав, чертяка». Но впечатление это обманчиво, потому что Евгений остается влиятельным человеком в российской несистемной оппозиции. Связи с западной политикой, с башнями Кремля и деньги – это остается главным активом Чичваркина, как бы далеко от русских березок он не находился.

Сергей Зубров

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина