Фейк благоустройства. Парк Ахматовой рассыпается на глазах

Денис Давыдов 5.11.2018 15:26 | Регионы 29

Первый реконструированный с 2014 года парк в Севастополе – парк Анны Ахматовой деградирует и рушится с космической скоростью. При этом губернатор Дмитрий Овсянников отчитывается о нем перед Москвой как о выдающемся достижении своего правительства и уникальном общественном объекте.

В русском новоязе есть меткое словечко: деграднул. От классического «деградировал» его отличает указание на обвальную скорость перемен к худшему, в эпоху которых мы живем. Вот только что был другом — и уже скурвился. Только что был человеком — и уже обезьяна.

Все это в полной мере относится к благоустройству Севастополя, на которое из федерального бюджета списываются миллиарды. Свежеукатанный асфальт проседает сразу за катком. Разметка стирается через неделю. Новые лампочки перегорают прямо в руках монтера. А парк имени Ахматовой рассыпается в прах, как будто год здесь идет за десять.

О халтуре и имитациях при его реконструкции мы писали еще в феврале 2018 года, когда подрядчик сдал его в эксплуатацию.

«Проведены масштабные работы по инженерному обеспечению: электроснабжению, водоснабжению и отведению стоков, — отчитывалось правительство города. — Создана система полива зеленой зоны парка, установлено наружное освещение и архитектурная подсветка, видеонаблюдение, оборудованы Wi-Fi зоны».

То, что ливневой канализации как таковой в парке нет, а имеющаяся выведена прямо на гальку пляжа; душевые и урны установлены в недопустимой близости к морю — мы отмечали в начале 2018 года. Вопрос, как эти грубые нарушения норм прошли экспертизу и согласования в правительстве, остался без ответа.

Позже выяснилось, что даже по бумагам все не очень гладко. Недоделок в парке и на пляже «Солнечный» осталось более чем на 22 млн рублей. Начальник ГБУ «Капстроительство» Андрей Исаев не смог уточнить, какие именно работы в парке им. Ахматовой остались не выполненными. Прокуратура обнаружила, что подрядчик, компания «Ривьера», продолжал работы даже после полной оплаты госконтракта из федерального бюджета.

Попытки приведения парка имени Анны Ахматовой продолжаются до настоящего времени — но уже за счет бюджета города.

Правительство периодически устраивает «субботники» по высадке деревьев и кустарника на территории парка. Установлены мобильные туалеты, один из которых предназначен для маломобильных групп граждан. Кое-как наводят порядок с электропроводкой.

Губернатор Овсянников хвастался, что лично контролировал и принимал работы. Но плоды халтуры разваливаются быстрее, чем их успевают латать. И виноваты в этом не «вандалы», а низкое качество материалов и полная бесконтрольность подрядчика. В этом легко убедиться, просто погуляв по парку.

Разруха встречает нас сразу на центральных воротах. Уродливые бородавки накладных электромонтажных коробок никуда не делись. Облицовочный камень под ограждением отваливается и идет трещинами. Кстати, само ограждение совершенно не уместно. Градостроительные нормы для сейсмичных районов требуют свободного доступа в парки и скверы жилых районов — в случае землетрясения они будут зонами безопасности.

Ведущие в никуда дорожки, посыпанные гравием, как и ожидалось, размыты первыми же осенними дождями. Скоро дожди начнутся опять, и этой дорожки просто не будет.

Вот такая электромонтажная коробка — это не просто убожество, это чья-то потенциальная смерть. Если ребенок из любопытства сунет в отверстия палец, быть беде.

Практически на центральной аллее поставили совершенно неуместную трансформаторную подстанцию. Подобные объекты обычно относят на периферию зон отдыха, а не выставляют напоказ. В пятнадцати метрах — туалет для маломобильных граждан. Их разделяет никак не огороженная яма с силовыми кабелями, часть которых ощетинилась плохо изолированными жилами — еще один источник смертельной опасности.

Сажая молодые деревья, чиновники не очень заботятся о том, как они будут расти. По их мнению, достаточно воткнуть дерево в пробуренную в каменистом грунте яму. Внести достаточное количество плодородной земли в посадочную яму – уже выше их уровня знаний и компетенции. Убрать вывороченные из земли камни — тоже.

Оправданием двухмесячной задержки работ в парке Ахматовой были некие дополнительные работы, «не предусмотренные сметой» «для придания парку более эстетического вида». «В частности, были убраны камни», — рассказывал директор АО «Ривьера» Александр Бровкин. По его словам, камни убирало «большое количество людей».

Что они убирали, непонятно, потому что камни разбросаны по всему парку. В одном месте их груду можно было бы принять за произведение искусства — если бы это не была просто свалка строительного мусора.

Пластиковые имитации валунов, прикрывавшие торчащие из земли кабеля — исчезли. То ли не выдержали эксплуатации, то ли их просто сперли. Теперь вместо них электропроводку прикрывают обычные груды камней. Это, не просто треш, это смертельно опасно.

Убрать с глаз людских кабеля силового ввода электричества на территорию за 8 месяцев никто так и не удосужился. А зачем? Это же не вилла губернатора, здесь гуляют не его дети.

Ржавчина. Она на территории парка будет сопровождать вас практически повсюду. Забор окрашен кое-как, ржа на нем «цветет» ярко-рыжим цветом. Ограждения набережной и бун, окислившиеся еще перед сдачей парка, продолжают окисляться, оставляя грязно-коричневые лужи.

Часть поручней из нержавейки и секций ограждения — исчезли. Виной тому не неведомые вандалы, а самый обычный климат береговой зоны, некачественные материалы и халтурное исполнение. Крепления стоек к бетону проржавели за полгода — как и заклепки, крепившие нержавеющие поручни к стойкам из обычного железа. Контактную разность потенциалов разнородных материалов в условиях солевых растворов никто не отменял. За чей счет и когда будут восстанавливать ограду, включая недешевую нержавейку?

Пара работников в спецодежде ГБУ «Парки и скверы» греется на солнце, разглядывая море с пирса у сцены. Сотрудник охраны дремлет на стуле у чебуречной. Это совершенно не мешает компании молодых людей с пивом и чипсами. На лицах рабочих паркового хозяйства скука и расслабленность. Нарастающая разруха и запустение их ни капли не смущают — они просто отбывают смену.

Точно так же отбывают смену и чиновники правительства города. Их не волнует судьба потраченной сотни миллионов. Не волнует явная халтура подрядчиков. Не волнует разруха и развал всего, чего коснулась их чиновная рука. Анна Ахматова, Солнечный пляж — для них пустой звук, их деньги и карьеры почти не зависят от результатов их работы.

Система управления городским хозяйством прогнила насквозь, как эти нелепые перила. Первые же зимние шторма сметут с набережных, пирсов и бун все ржавое и наносное, расставят все на свои места.

А Севастополь — он вечен. В неторопливо набегающих на берег морских волнах, криках чаек и вот этих стихах Ахматовой:

Вижу выцветший флаг над таможней
И над городом желтую муть.
Вот уж сердце мое осторожней
Замирает, и больно вздохнуть.

Стать бы снова приморской девчонкой,
Туфли на босу ногу надеть,
И закладывать косы коронкой,
И взволнованным голосом петь.

Все глядеть бы на смуглые главы
Херсонесского храма с крыльца
И не знать, что от счастья и славы
Безнадежно дряхлеют сердца.

Сейчас на главной
Статьи по теме