ФГОСпереворот

из блогов 26.03.2018 6:41 | Общество 90

Комментарий редакции «Народного журналиста»: Последние несколько десятков лет в России основательно и продуманно проводятся только фальсификации на выборах, в которых, кстати, принимают участие и сами учителя.  Всё остальное делается на бегу и пишется прямо на коленке. Все нововведения в школах идут в ущерб интересам общества. Власть глуха к мольбам и чаяниям народа. В постлиберальной России этот подход будет изменен Партией нового типа самым кардинальным образом. В управление образованием придут настоящие профессионалы и патриоты России. #ПрограммаСулакшина Россия — нравственное государство.

Почему сотни учителей российских школ ополчились на Министерство образования

Учителей возмутил как объем произведений, которые предписывается освоить школьникам, так и правила организации учебного процесса
Учителей возмутил как объем произведений, которые предписывается освоить школьникам, так и правила организации учебного процессаФото: Руслан Шамуков⁄ТАСС
На следующий день после выборов президента России в Министерстве образования и науки неожиданно отменили столь же неожиданно назначенное заседание Совета по ФГОС – федеральным государственным образовательным стандартам. На нем могли принять рубежное решение в образовательной повестке страны, утвердив новый стандарт образования, текст которого, как выяснилось, до этого не видел практически никто из учителей, методистов и сотрудников академических институтов.

В промежутке в несколько часов между объявлением о заседании и его отменой в рунете появилось открытое письмо словесников, обрушившихся на проект стандарта с критикой, увидев в нем ретроградство, формализм, а также банальные ошибки и несоответствия. Почему учителя критикуют чиновников и что ждет российских школьников в ближайшем будущем – разбирался «Профиль».

«Формальное, советское, идеологизированное»

«Подготовленные Минобрнауки документы перечеркивают логику развития всей системы школьного образования за последние десятилетия, лишая школу вариативности в построении программ, попирая основы закона об образовании и те академические свободы, которые определены школам»  – так начинается возмущенное письмо объединения педагогов «Гильдии словесников», из которого, по сути, и стало известно о готовящемся 19 марта заседании Совета по стандартам. Письмо подписали около тысячи человек – учителя школ, сотрудники вузов, академики РАН и другие представители профессионального сообщества.

Учителя обвинили составителей программы в том, что она неоправданно раздута. За пять лет школьникам необходимо прочитать 235 обязательных произведений, а это «исключает возможность полноценного их освоения, создает риск формального, поверхностного разговора о них на уроке». Также авторы письма считают, что литература для программы подбиралась без всякой логики. «Произведения жестко прикреплены к классам, в которых они изучаются. Однако ученики и классы всегда разные, внутренний возраст ребенка зачастую не совпадает с номером класса. У учителя должна быть возможность переставлять произведения между классами, как предполагают существующий стандарт и примерная программа к нему.

Создается ситуация, когда в рабочих программах учителей становится невозможно учесть возрастные и психоэмоциональные особенности и возможности школьников. Это подавляет мотивацию к чтению, противоречит современным требованиям выявления и развития детской одаренности, инклюзивного образования школьников. Неясна научно-методическая и педагогическая логика распределения текстов по годам изучения. Учебник, созданный по такой программе, будет напоминать хаотичное нагромождение текстов, не связанных между собой мыслью», – говорится в обращении.

«Если бы я такой текст [подобный тексту нового образовательного стандарта] получил от ученика, я бы поставил ему два с минусом», – сказал «Профилю» составитель письма Антон Скулачев, учитель литературы московской гимназии № 1514. – Причины на поверхности: фактические ошибки – авторы неправильно названы, ошибки в терминах, с точки зрения современной науки просто неверные формулировки. Например, в документе часто говорится, что литература – это отражение исторических событий и социальной действительности. Но теория историзма и советская теория о том, что литература – отражение социальной жизни, были опровергнуты литературоведами еще лет 30 назад. Еще я ставлю двойку ученикам, если они перечисляют приемы, которые использовал поэт, потому что в этом перечне нет никакого смысла. А в стандарте мы видим именно это – перечень изобразительно-выразительных средств. То есть это по сути очень формальное, очень советское, идеологизированное отношение к преподаванию литературы в школах».

Среди ошибок, которые словесники обнаружили в проекте стандарта, действительно есть довольно грубые. Например, автор стихотворения «Шумит кустарник… На утес…» – Вальтер Скотт, а не Пушкин, который только перевел его. «Мещанин во дворянстве» в документе назван «последней великой комедией Мольера», хотя последние комедии Мольера – «Плутни Скапена» и «Мнимый больной». Екатерина II вместо императрицы названа царицей.

К критике новых проектов ФГОС позже в этот же день подключились и другие представители профсообщества. Среди прочих с письмом к министру образования Ольге Васильевой обратился ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, который, кстати, входит в Совет по стандартам. Он заявил, что проект устарел, а предлагаемый стандарт по истории написан небрежно. «В требованиях к учебным планам возможность углубленных курсов не раскрыта. Значит ли это, что стандарт не дает возможности углубленного или ускоренного освоения образовательных программ?» – цитирует письмо Кузьминова РБК. Не одобряют, по словам Антона Скулачева, проект и учителя русского языка: «В этой части все то же самое, что и в литературе, – безграмотность, ошибки, нерациональное распределение по классам, нарушение методической логики».

На критику среагировали даже в «Единой России»: партийцы поддержали учителей и попросили Минобрнауки перенести заседание и не спешить с утверждением нового стандарта. «На фоне резонанса и протеста, который может быть обусловлен и недостаточной информированностью протестующих учителей, принятие стандарта не представляется возможным. Педагоги имеют право на то, чтобы быть услышанными и получить ответ на свои вопросы», – говорится в сообщении «единороссов». В результате Минобр действительно перенес заседание на два дня, объяснив это просьбой «отдельных членов совета, которые хотят лучше подготовиться».

Михаил Терещенко⁄ТАСС

«Минобрнауки заявляет, что в проекте стандарта учтены результаты общественных консультаций и мнения профсообщества. Это не так»Михаил Терещенко⁄ТАСС

«Очень закрытая организация»

После нескольких эмоциональных разговоров корреспондента «Профиля» с педагогами трудно понять, что вызвало большее возмущение – сам текст проекта ФГОС или закрытость министерства, которое не представило его на общественное обсуждение и не объявило о дате заседания. Судя по всему, о ней знали лишь члены Совета по ФГОС. Два из них – председатель экспертно-консультативного совета родителей при Департаменте образования Москвы Людмила Мясникова и директор 548‑й школы «Царицыно» Ефим Рачевский – подтвердили «Профилю», что получили текст проекта незадолго до заседания. «Членам экспертного совета текст был прислан где-то за неделю. А что касается учителей, я не знаю», – уточнил Рачевский.

По словам Скулачева, учителей никто не предупреждал ни о новом тексте стандарта, ни о заседании совета. «За день до заседания мы совершенно случайно узнали о существовании нового текста проекта ФГОС. Он нигде не публиковался, более того, даже не публиковалось объявление о заседании совета. И, случайно узнав о новом документе, мы быстро составили письмо, оно уже за ночь набрало более трехсот подписей», – говорит Скулачев.

По его словам, новый проект образовательного стандарта публично обсуждался еще летом прошлого года, вот только текст там был совсем другой: «И он еще тогда нам казался не совсем адекватным, но все же менее жестким, чем нынешний. Причем его изменили так, что оставили все положения, против которых мы выступали». В Минобрнауки утверждают, что общественные консультации по проекту были проведены. «Федеральные государственные образовательные стандарты относятся к базовым документам в системе общего образования, поэтому их принятие и изменение – процессы широкого обсуждения и глубокой проработки. Данный проект ФГОС прошел экспертизу РАН и общественное обсуждение, в ходе которого получены содержательные замечания», – сообщили «Профилю» в пресс-службе ведомства. Но и Антона Скулачева, и его коллег эти утверждения не убеждают.

«Минобрнауки заявляет, что в проекте стандарта учтены результаты общественных консультаций и мнения профсообщества. Это не так. Летом на обсуждение был вывешен другой вариант. В нем нет разбивки по классам и придания этой разбивке единственно возможного статуса. И даже этот вариант стандарта – посмотрите по цифрам – дает 55 (голосов. – «Профиль») «за» и 257 «против», – подтверждает слова Скулачева на своей странице в фейсбуке преподаватель Школы-студии МХАТ и главный редактор журнала «Литература» Сергей Волков. – Откуда взялась идея, что результаты общественных консультаций (каких?) и мнение профсообщества (какого?) учтены? Нельзя выдавать обсуждение одного документа за обсуждение другого, даже если в шапке написать одно и то же название».

«И еще важно то, что мы не знаем, кто пишет все эти стандарты. Ни в каких документах Минобрнауки не приведено никаких фамилий – ни составителей, ни консультантов, – продолжает Скулачев. – Еще два года назад было совсем иначе: существовала площадка Сrowdexpert под эгидой министерства, где публично, абсолютно в открытом доступе обсуждались все документы. Это и есть нормальное общественное обсуждение. Ситуация сильно изменилась с тех пор, Минобрнауки в его нынешнем составе – очень закрытая организация».

«Восхищаться красотой русского человека можно только по произведению Ивана Бунина»

Потребность в подготовке новых образовательных стандартов, то есть обязательных требований для государственных учебных заведений, на основе которых разрабатывается учебная программа и пишутся учебники, появилась в начале прошлого года, когда Владимир Путин поручил правительству организовать работу по контролю за постоянным обновлением школьных программ. После этого в Минобрнауки были созданы рабочие группы по разработке новых требований к ФГОС по предметам, результатом которых и стал проект стандарта, который рассматривали летом на общественных слушаниях.

В новом веке впервые образовательные стандарты были обновлены в 2004 году, а в 2012-м был принят новый ФГОС. Примечательно, что сейчас действуют оба, например, в старших классах до сих пор руководствуются стандартами 2004 года. «Этот стандарт – ГОС 2004 – примерно то же самое, что мы увидели сейчас, – огромный, непомерно раздутый, жесткий, структурированный, – рассказывает Скулачев. – Стандарт следующего этапа неожиданно повернул российское образование совсем в другую сторону. ФГОС 2012 говорил о том, чего мы долгое время добивались, – важно не то, какие именно тексты мы изучаем (мы же все понимаем русский культурный канон). Важно то, каким навыкам и умениям мы учим детей. На литературе мы учим анализировать текст. По этому стандарту все сейчас и работают. К нему тоже были вопросы, но вопросы рабочие, тем более он совершенствуется. И вот мы получаем документ, который нас возвращает на несколько десятков лет назад, даже не в 2004 год».

Что же принципиально нового вводит нынешний проект стандарта? Впервые в школьных стандартах четко прописаны предметные результаты по годам обучения. То есть те навыки, умения и знания, которыми каждый ученик должен обладать на определенном этапе обучения (например, в пятом классе он должен знать, как пишется «не» с прилагательными, и иметь представление о Древней Греции, в шестом – знать правописание местоимений с «не» и «ни» и так далее). Эту часть проекта ФГОС многие считают необходимой.

«То, что делается попытка прописать образовательные результаты по годам обучения, – это действительно прогрессивная вещь. Она назрела: компетенции обозначились давно, но что это значит для конкретного предмета, непонятно, – сказал «Профилю» ректор Московского государственного педагогического университета Игорь Реморенко, который вскоре намеревается внести свои предложения Совету по стандартам. – Это та часть документа, над которой надо провести более существенную работу, сравнив результаты у одних учебных предметов с другими учебными предметами, что, по-видимому, пока не сделано: в разных предметах совершенно разная логика формулирования образовательных результатов».

Другая часть ФГОС касается учебного материала, благодаря которому эти образовательные результаты должны достигаться. Это именно та часть, которая вызвала возмущение словесников. И здесь Реморенко встает на их сторону: «От этой части, где подробно расписывается учебный материал, необходимо отказаться. Это касается и стандартов по математике и по литературе. Например, в стандарте прописано, что восхищаться красотой простого русского человека можно только по произведению Ивана Бунина «Лапти». Почему именно «Лапти»? Или, например, увидеть, как страдают животные в произведениях русской литературы, можно только на примере произведения Леонида Андреева «Кусака». Почему «Кусака», а не «Каштанка»? Кроме того, сейчас в учебном материале указано огромное количество дат, фактов, литературных произведений – становится непонятно, что именно ребенок должен знать, изучить, а что – просто рассмотреть».

Неделя на исправление

Заседание Совета по ФГОС, спешно перенесенное после критики профсообщества, состоялось через два дня, на нем новый проект стандарта так и не был утвержден. «Проект стандарта начальной школы принят за основу с рекомендацией доработать. А проект стандарта основной школы – с пятого по девятый класс – отправлен на доработку с последующим вторичным рассмотрением на экспертном совете», – сообщил «Профилю» Ефим Рачевский.

Другой член совета Людмила Мясникова рассказала «Профилю», что на заседании обсуждались замечания словесников: «Евгений Ямбург (директор московской школы № 109. – «Профиль») говорил на заседании о письме словесников, и вся критика обсуждалась. Но в данном случае и от членов совета было много разных замечаний, поэтому и итог такой, что стандарт в нынешнем виде не принят. Здесь нет никаких разных взглядов – мол, у учителей один, у членов совета другой. Здесь взгляды совпадают – проект нуждается в доработке».

После окончания заседания пресс-служба Минобрнауки ответила на запрос «Профиля». На вопросы, было ли где-то в открытых источниках объявлено о заседании совета, почему текст документа отличается от того, что рассматривали летом на общественных слушаниях, и как получилось, что стандарт в новой редакции не довели до представителей профессионального сообщества, ответов не прозвучало. Но в пресс-службе подробно разобрали письмо «Гильдии словесников» и тезисно ответили на критику, опровергнув заявления учителей, что ФГОС лишает школу информативности, что невозможно прочитать и обсудить все произведения, включенные в программу, что они жестко прикреплены к классам и так далее. «Количество текстов соответствует примерному учебному плану (3 часа в неделю – 5, 6, 9 классы и 2 часа в неделю – 7, 8 классы), включает в себя 183 конкретно названных произведения, из которых 115 стихотворений (остальные произведения относятся к малой прозе; произведений крупных жанровых форм мало: за 5 лет нужно прочитать 5 пьес и 12 повестей или романов). При раскладе на часы (на 5 лет – 455 часов) времени и для чтения, и для изучения текстов достаточно, для расширения круга произведений есть также огромные возможности», – в частности, заявили в министерстве.

Самих словесников эти заявления не устроили. «Министерство занимается тем, что пытается отвлечь нас от сути вопроса и всеми силами изображает иллюзию публичности», – сказал Антон Скулачев.

На исправление всех недочетов совету отвели неделю – следующее заседание назначено на 28 марта. Скулачев утверждает, что верит членам совета, которые, скорее всего, тоже разделяют опасения учителей. И говорит, что учителя готовы к диалогу по всем пунктам, кроме двух: «Мы можем обсуждать все что угодно в рамках публичного диалога, но мы точно не согласимся на недифференцированный список литературы, в котором нет вариативности, и на категорически жесткую привязку произведений к классам. А в остальном готовы обсуждать».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора