Где система зарыта…

Александр Русин 30.12.2017 7:12 | Политика 53

Сырьевая экономика и сформированная вокруг нее политическая система глубоко порочна — она ведет к обнищанию народа, разрушению промышленности, науки и системы образования, более того — она ведет к уничтожению народа как такового, потому что народ этой системе становится не нужен.

Но на ком эта система держится и где находится ключ к ее замене?

Может быть эту систему создал Путин и мы имеем шанс покончить с сырьевой экономикой, выбрав президентом кого-нибудь другого?

Нет, систему создал не Путин.

Путин, конечно, является одним из важных элементов системы, ее верным охранником, покровителем, служителем, верховным жрецом, однако он далеко не единственный и даже не самый главный, на ком эта система держится. И неизвестно даже, будет ли системе лучше или хуже, если Путина не станет. Может так оказаться, что Путин приведет систему к банкротству и коллапсу быстрее кого-нибудь другого, а его замена наоборот продлит системе жизнь.

Сырьевая экономика возникла в результате ликвидации советской системы, разрушения отечественного производства и перехода к рыночной экономической модели со свободной торговлей.

В условиях свободного рынка торговля сырьем стала основным источником дохода, средством получения быстрой прибыли, а также способом обеспечения страны импортными товарами.

Развивать производство в России в условиях свободного рынка с интеграцией в мировую экономическую систему стало невыгодно, потому что российское производство не может конкурировать с производством в Китае, Европе и США как по объективным причинам (климатические и логистические факторы), так и по ряду субъективных.

В глобальной либерально-экономической системе Россия может быть главным образом поставщиком сырья, другого эффективного применения для страны с преимущественно холодным климатом, большими расстояниями и плохими дорогами в глобальной системе нет.

Это означает, что сырьевая экономика в России будет сохраняться до тех пор, пока будет сохраняться либеральный экономический курс, рыночная модель, свободная торговля и пока будет продолжаться процесс интеграции России в мировую экономическую и политическую систему.

И пока будет сохраняться сырьевая экономика, будет сохраняться и сформированная вокруг нее система власти, бизнеса и общественных отношений, со всеми вытекающими из этого эффектами — ростом социального неравенства (читай обнищанием народа), упадком промышленности, науки и образования, высоким уровнем коррупции и… попытками власти тем или иным способом избавиться от народа, вынести его за скобки государства, бросить на произвол и предоставить самому себе.

Пока сохраняется либеральная рыночная модель и идет глобальный интеграционный процесс — сырьевая система в России будет сохраняться и воспроизводиться.

Можно заменить президента (вообще-то нельзя, но допустим, что можно), можно поменять правительство, можно даже (гипотетически, конечно) разогнать Единую Россию, но если при этом не сменится экономический курс, модель и парадигма — система воспроизведется.

Что же нужно для смены экономического курса, модели, парадигмы?

Чтобы это понять, нужно разобраться с тем, как мы пришли к либеральной рыночной экономике и парадигме интеграции России в мировую систему.

Мы к этому пришли в результате отказа от советской системы с плановой экономикой и моделью автаркии.

Но почему это случилось?

Из-за Горбачева, Ельцина и Гайдара?

Нет, причиной ликвидации советской системы стали не они.

Горбачев давно уже покинул свой пост и не участвует в управлении страной, скоро и вовсе помрет. Ельцин помер много лет назад. Гайдар тоже помер. Почти все, кто непосредственно руководил сдачей и ликвидацией СССР, либо ушли в мир иной, либо давно уже вне политики. Однако их дело живет, а это значит что причины отказа от советской системы гораздо более фундаментальны, нежели преступные решения узкой группы лиц, которых давно уже нет.

Чтобы разобраться в причинах отказа от советской системы, вспомните для начала (а кто не застал этого — поинтересуйтесь), сколько человек вышли на митинг в поддержку Ельцина в августе 1991 году и сколько встало на защиту советской власти.

На митинг Ельцина вышло около миллиона человек, а на защиту советской власти не вышло никого, хотя в одной только Москве было около миллиона членов КПСС, а по всей стране их было миллионов двадцать.

И в 1996 году, когда уже проявились многие последствия ликвидации СССР, за Ельцина проголосовала почти половина страны.

И за Путина, которого сам Ельцин представил в качестве своего преемника, в 2000 году проголосовало большинство. И потом еще два раза — в 2004 и 2012 годах. И сейчас около половины граждан по данным опросов готовы проголосовать за Путина в четвертый раз, несмотря на плачевные результаты его 18-летнего правления.

В чем же причины?

Причины в том, что отказ от советской системы случился на уровне общества.

Само общество отказалось от советской системы, именно поэтому народ сначала поддержал Ельцина, а затем принял его преемника и поддерживает до сих пор.

Отказ от советской системы произошел даже в рядах КПСС — многие члены Единой России являются бывшими членами КПСС или комсомольскими работниками. И Ельцин был членом КПСС. И многие его соратники тоже. А Путин был офицером КГБ и должен был защищать советскую власть, но вместо этого бросил службу и перешел к тем, кто ее уничтожал. И служит им до сих пор. И так поступили многие.

Не все отказывались от советской системы и не все отказывались одинаково. Одни были яростными антисоветчиками и выходили на митинг в поддержку Ельцина, другие отказывались от системы молча. Многие не отказывались в явном виде, но ничего не делали для ее сохранения.

Не будем сейчас считать, какой процент в том или ином году был яростными антисоветчиками, кто молча принимал происходящее, а кто сопротивлялся ликвидации СССР — посчитать это очень сложно, однако итоговый результат налицо.

Общество в целом отказалось от советской системы, от тех принципов, на которых она базировалась.

Общество захотело демократии, захотело рыночной экономики, захотело импортных товаров, захотело сто сортов колбасы и так далее и тому подобное.

Конечно, многие представляли себе результаты рыночных реформ иначе — большинство думало, что если принять западную политическую и экономическую систему, то вскоре будем жить так же, как в Европе и США, во всяком случае около того. Большинство думало, что рыночная экономика принесет сплошные блага.

Реальность оказалась далека от первоначальных ожиданий.

В результате отказа общества от советской системы возникла сырьевая экономика, которая привела к обнищанию народа и обогащению узкой группы лиц, росту социального неравенства, коррупции, разрушению производства, науки и образования, а также к ненужности народа для сырьевой экономики и государства.

Сто сортов колбасы, свободный выезд за границу и прочие «радости рыночной экономики» действительно появились, однако исчезло многое другое. А сейчас постепенно исчезают и сто сортов колбасы со свободным выездом за границу — исчезают потому, что у большинства нет денег не только на путешествия, но даже на качественную колбасу. Да и качественной колбасы на самом деле не сто сортов, а гораздо меньше.

Когда наше общество отказывалось от советской системы, от ее основополагающих принципов, оно представляло себе результаты этого отказа существенно иначе. Но как бы то ни было, отказ от советской системы состоялся.

Отказ от советской системы случился на уровне общества и начало этому было положено задолго до 91-го года.

Еще в 70-х в советском обществе возникли ярко выраженные потребительские настроения и либеральные тенденции. Общество начало становиться потребительским. В 80-е сформировалась мелкая буржуазия — сперва фарцовщики, затем кооператоры.

К 91-му году общество уже перестало быть советским в полной мере и отказ от советских принципов в целом состоялся, Ельцин и компания просто оформили этот отказ окончательно, усилили и зафиксировали его.

Ельцин оформил то, к чему общество в целом уже было готово. Правда не все представляли, что все будет выглядеть именно так, как оно случилось, многие не ожидали ликвидации СССР, однако на уровне основных принципов — демократии и рыночных преобразований — большинство было согласно с преобразованиями и приняло их. Кто-то принимал их радостно, кто-то молча, с осторожной надеждой, но так или иначе эти принципы приняло большинство.

Общество в целом приняло демократическую систему и рыночную экономику, приняло концепцию глобализации и глубокой интеграции России в западную систему.

Общество приняло это, потому что ожидало, что западная система принесет с собой западный уровень жизни и все прочее, чему завидовали советские граждане в конце 80-х и начале 90-х, глядя на импортные товары и западный образ жизни в голливудских фильмах.

Западная система была принята, а советская отвергнута.

И случилось это на уровне общества в целом, поэтому дело не в Путине и не в Единой России как таковых.

Путин и Единая Россия — порождения нашего общества и слуги созданной системы, а не причина ее появления и тем более не сама система.

Система не в Кремле — система в нашем обществе.

Система — в тех представлениях, которые доминируют в нашем обществе, во взглядах на то, каким должно быть экономическое и политическое устройство страны. И пока общество в целом не откажется от сырьевой системы, вернее от породивших ее причин — система не изменится.

Пока народ ходит на выборы и верит в демократию, пока народ не понял, что выборы — это лишь ритуал, а не реальный способ улучшить жизнь — система не изменится.

Пока народ ждет, что невидимая рука рынка сделает его богаче, создаст новые рабочие места, наполнит холодильник колбасой, построит дороги и даст доступное и комфортное жилье — система не изменится.

Пока народ не поймет, что принять западную систему и жить «как там» в России невозможно — система будет оставаться прежней.

Система изменится, когда общество осознает свои ошибки и заблуждения относительно рыночной экономики, демократии и прочих попыток копирования западной модели экономического и политического устройства.

Сырьевая система изменится, когда общество откажется от нее так же, как в прошлом отказалось от советской системы — на уровне базовых установок, эту систему формирующих.

На самом деле этот процесс уже идет — около половины народа уже полностью разочаровались в демократии и перестали ходить на выборы. Либеральные ценности давно уже не пользуются популярностью. Рыночная экономика и порождаемые ей явления тоже не вызывают прежнего восторга. Многие, кто пытался вести свой бизнес, давно его потеряли и разочаровались в предпринимательстве как таковом.

После событий 2014 года абсолютное большинство осознало, что Запад для нас не друг и не товарищ и никогда не будет таковым, поэтому интеграция России в западную систему на равных условиях невозможна, а интеграция на правах сырьевого придатка порочна.

Все это и многое другое наше общество постепенно осознает.

Процесс отказа от существующей системы и формирующих ее принципов идет уже не первый год. И когда этот процесс завершится, сырьевую систему не спасет никто и ничто — ни Путин, ни Единая Россия, ни кто-либо другой. Члены Единой России будут сидеть и молча смотреть, как рушится кормившая их система, а многие сами будут ломать ее, превратившись из жрецов сырьевой экономики в ее гробовщиков, ликвидаторов сырьевого государства.

Система не в Кремле — система в нашем обществе, поэтому ее замена случится тоже не в Кремле, а в общественном сознании.

В Кремле сидят лишь жрецы, администраторы той или иной системы, которые меняются в зависимости от того, продолжает ли общество придерживаться существующей системы или обращается к другой.

Система живет в сознании народа, в доминирующих установках, во взглядах, в системе ценностей.

Система распределена по всему обществу.

Изобретатели блокчейна на самом деле ничего не изобрели, распределенные системы существуют уже давно, они возникли в обществе с появлением самого общества, с появлением социума.

Общество, социум — это и есть распределенная система, причем значительно более совершенная, чем любой блокчейн, который в сравнении с реальным социумом является жалкой поделкой, вернее даже подделкой, имитацией, попыткой оцифровать реальность и выдать за реальность результат грубой оцифровки.

Система — разрушенная советская или нынешняя сырьевая или та, которая возникнет после сырьевой — распределена по всему обществу и находится не в Кремле, а в сознании каждого сторонника системы.

В Кремле находится достаточно существенная часть системы, но далеко не вся и даже не половина. Большая часть системы распределена по обществу и находится в сознании тех, кто ходит на выборы, кто думает телевизором, кто придерживается западных ценностей и либеральных взглядов, кто верит в невидимую руку рынка, кто ставит целью жить «как там» и так далее.

Система вокруг нас — в сознании наших друзей, родственников, коллег, соседей — не всех, но многих.

Перефразируя классика, —

Система не в сортирах — система в головах!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина