Где тонко…

Лев Вершинин 25.02.2019 15:31 | Политика 4
 фото отсюда

Итак, м-р Помпео сообщает испаноязычным гражданам США (в первую очередь, конечно, из Флориды), что мнение м-ра Рубио в Доме разделяют. Демократии в Венесуэле — быть, не мытьем, так катаньем. А затем быть и в Никарагуа, и даже (не так быстро, но обязательно) на Кубе. Ну и, натурально, кое-что в уме. Ибо если где-то существуют «недемократические режимы«, США должны,

даже обязаныприйти на помощь народам, стенающим «под пятой авторитаризма«, и для всех, конечно, лучше, если будет найдено «политическое решение«, но когда речь идет о демократии, никаких решений исключать нельзя: Штаты достаточно сильны, чтобы не избегать сложных вариантов. Вот так полагает м-р Помпео, а куда конь с копытом, туда, знамо дело, и рак с клешней:

Люто лютует пан Порошенко в эфире Fox News, — в студии “America’s Newsroom”,  — самой смотрибельной новостной программы (текст тут),  и наряду с  галиматьей про мечту кремлевского человека «восстановить Советский Союза» (ага, ага) выдает осмысленное: дескать, говорить с сим человеком нужно «с позиции силы«, потому что перед силой он отползает.

А теперь давайте без иронии.
Имею же я право иногда быть серьезным? Имею.
Вот и давайте.

Оставив пока что в стороне экономику (о ней в финале), зафиксируем: сила есть не только  возможность настоять на своем, но и готовность противостоять давлению, вынуждая того, кто давит, не рисковать. Но не на словах, а на деле. И тут, если всерьез, объективная реальность для патриотов Российской Федерации не идеальна. Их самый главный официальный спикер щедр на грозные речи про новые виды оружия,

про Рай, в который попадут праведники, про то и про сё, но реально все это пустые слова, которые на Западе никого из серьезных людей не беспокоят. Хотя, конечно, серьезные люди их подхватывают и тиражируют, поскольку слова эти играют им на пользу: вояки под это дело выбивают дополнительные бюджеты, политики пугают массы, организуя их в заказанном очень большим бизнесом направлении, и так далее.

А что же на деле? А на деле сюжеты, в которых была якобы проявлена сила, при сколько-то вдумчивом анализе являют собою печальное зрелище. Чечня замирена ценой превращения ее в практически независимое государство «руссишфрай», лояльное лишь постольку и настолько, поскольку и до каких пор не скудеет рука дающая. Грузия как бы побеждена, но даже эта победа далась нелегкой ценой, — притом, что Мишико

не собирался воевать всерьез, — а итоги уже выигранной, но прекращенной по свистку войны, как показало время, привели к тяжелому геостратегическому поражению, которое победой могут считать разве что элиты Сухума и Цхинвала. Сирия, бесспорно, пример более красивый, но и там успехи бесспорны лишь на том поле, где разрешали американцы, а как только дело доходило до угрозы столкновения с противником,

чуть (тем паче, не чуть) более серьзным, чем  отряды ИГ (звР) на тачанках, Кремль, грозно вереща, поспешно давал задний ход, делая вид, что ничего не случилось. Об Украине и говорить нечего. Крым, как сейчас выясняется, был итогом подковерного договорняка с хунтой Турчинова, а тактические успехи лета 2014 года вылились в гомерически смешное и жалкое «меня повергло в еще большее сомнение«, и…

И сила слов постепенно сходит на нет. Не для всех,  — аудитория российского ТВ надежнее булата, — но человечество не ограничено этим подвидом, и  когда спустя пару месяцев после жесткого «Конечно, как Россия защищает интересы русскоговорящих, то так же, Россия будет защищать интересы православных«, в ответ на конкретный вопрос звучит «Нет«, все естественным оборазом становится на свои места.

Грубо говоря, слово (которое тоже немалая сила) теперь слабость. Партнеры приходят к выводу, что Москва стерпит все не только от сильного, но и от слабого, если есть риск получить сдачи, — и стало быть, с ней можно вообще все, и такой вывод подтверждается из раза в раз, как, например, в очередном «недоумении» г-жи Захаровой насчет непреклонной позиции Токио по островам. В Москве просто не понимают,

как можно отказываться от очевидного профита. И это непонимание естественно, ибо разница парадигм принципиальна: японские лидеры опираются на ясно выраженную волю вовлеченного в политику народа, а целлулоидные московские люди, —  ,при всем невосприятии г-на Лимонова, процитирую, ибо  удачно, — «закрыв дорогу в политику миллионам, по сути, угробив жизни этих миллионов… лишив их шанса возвыситься

над состоянием государственного скота», и просто не сознавая, как может быть иначе,  и  поэтому главное условие их успехов, без которого никак, — это чтобы «чемпионы относились бережно«. А если к ним относятся не бережно, они, громко выражая неудовольствие, делают как хотелось бы партнеру. О чем, собственно, и бает пан Порошенко. Правда, конечно, пан Порошенко — вражина, его мнение нам фииолетово, но…

Но вот: Елбасы. Он уж точно не враг, не русофоб, он не раз (пусть и в под выборы) подчеркивал, что все казахстанцы равны. И: «С банкнот тенге уберут надписи на русском языке«. То есть, по сути, очередной, вслед запереходом на латиницу, шаг в сторону от Российской Федерации. Почему? Потому, что он мудрый прагматик, привсех реверансах, вынужден учитывать настроения тех, кто скоро уже сменит его у руля,

а новое, относительно молодое поколение астанинской элиты уже, в общем, вполне открыто говорит о том, что «казахстанский» проект выжат досуха, утратил актуальность и пора переходить к проекту «Казахская Республика«. То есть, не общий дом, а дом казахов, по доброте душевной пустивших к себе приживалов. Дабы «восстановить историческую справедливость, назвав вещи своими именами, черное — черным,

белое — белым, а казахов — казахами«, благородно предоставив всем «не титульным» выбор: или становиться «казахами европейского происхождения», или уходить в безысходные маргиналы, или валить в Российскую Федерацию, где они, честно говоря, как и беженцы с Украины, в отличие от таджиков, не нужны, — а логика элит Астаны вполне прозрачна: они просто уходят от слабых, меняя курс на союз с сильными,

и если ущемление прав русскоязычных входит в цену, так почему нет? Москва ж все равно не решится на что-то, кроме слов, — и да: сразу после  жесткой реакции, — «Тема находится в сфере нашего пристального внимания,  не только в контексте Казахстана, но и в принципе всего пространства, где проживают люди, для которых русский родной язык«, — мгновенно следует робкое «но это внутреннее дело республики«.

В общем, как ни печально, увы:  хорошо изучив за пять лет психологию некогда казавшегося грозным оппонента, пан Порошенко знает, что тот никуда не денется. Как знает и то, что в Кремле (не на словах, а на деле) вынуждены его поддерживать. Потому что «Петя» все-таки  свой, берега видит, а при Юле (с гарантией) и при Зеленском (весьма вероятно), вновь взойдет звезда Мишико, а уж он великого человека не пожалеет.

Собственно, все. Если всерьез. Но, думается, «серьез» получился вовсе уж негативным, а потому давайте-ка в завершение добавлю позитива, тоже, разумеется, без иронии. Пусть с политической точки зрения пан Порошенко и прав, но политика, как ни крути, всего лишь производное от экономики, а тут дела обстоят совершенно иначе. Однако я, как известно, в экономике ноль, а потому давайте выслушаем того, кто выше нуля:

Согласитесь, это уже повод для серьезного оптимизма. Если у врага фундамент хлипок, а у Кремля прочен, никакие личностные особенности московских целлулоидных людей определяющей роли не играют. Все решает время, и как только нынешнее, не сознающее своего счастья население сойдет со сцены, уступив место новому, обученному по новым методикам поколению, народ сразу же все оценит правильно…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора