Идеология подвига

Русранд 6.02.2018 7:47 | Общество 166

Автор Платон Сергеевич Беседин — писатель, литературный критик, публицист, родом из Севастополя. Неоднократно ездил в зону боевых действий в Донбассе с гуманитарными миссиями.

Георгий Великанов погиб, спасая другого человека. Алтарник храма Всемилостивого Спаса в Митине увидел, как в подмосковном Красногорске бездом­ный упал с платформы на рельсы. Великанов прыгнул за ним, спас, но сам погиб — его сбил скоростной поезд. Великанову было 35 лет.

Не раздумывая, прыгнуть и спасти человека. Бездомного. Отдать жизнь за другого — высшая христианская добродетель. В поступке Великанова отражается сакральность человеческой жизни, её высшие смыслы. Потому что сакральность появляется там, где есть жертва. И жертва во спасение другого приближает человека к святости.

Не восхищаться поступком Великанова, казалось бы, нельзя. Однако, удивительно, нашлись те, кто пробормотал: «Глупая смерть». А другие добавили: «И, правда, за что он отдал свою жизнь? Да ещё и ради бездомного? Глупец! Ведь каждый ответственен только за свою жизнь».

Изумляет количество размышляющих так людей. Возмущает то, как они объясняют «глупость» поступка. Тут мне вспоминается роман Жозе Сарамаго «Слепота». Жители безымянного города массово слепнут. Власть вводит карантин, чтобы остановить распространение болезни. Роман Сарамаго, конечно, не о физической, а о нравственной слепоте. Той, в которую погружаемся все мы, утратившие способность не только видеть горе, боль человека рядом, но и того, кто пытается излечить эту боль. Легенда о великом инквизиторе, не иначе. И эти же слепые люди ужасаются тому, что происходит в стране. Но если слепы вы, то почему должны быть зрячи другие?

Меж тем в поступке Великанова есть особый смысл ещё и потому, что совершён он в тёмное время, когда расчеловечивающие новости рвались из клетки одна за другой. Сначала массовая резня в школах, спланированная, беспощадная, после безумие студента МГТУ им. Баумана, убившего и изнасиловавшего труп девушки, оставившего письмо, в котором ужасает даже не описание преступления, а абсолютное равнодушие к жертве и жалостливое, плаксивое отношение к себе. И вот — по чёрному потоку ударил луч света. Бессмысленно понимать божественное человеческим, писал Монтень, но мне видится, что поступок Великанова — это своего рода Божье послание: «Люди, смотрите: есть не только малолетки-убийцы и некрофилы-студенты — есть и такие, настоящие, герои, способные отдать жизнь свою за другого». Очень важный посыл. Но ещё важнее понять и представить его должным образом. Ведь мало совершить подвиг — необходимо запечатлеть его.

Когда в Ясной Поляне Лев Толстой читал детям «Севастопольские рассказы», они настолько проникались ими, что хотели отвоевать Малахов курган. И, раз уж я вспомнил Севастополь, что есть знаменитая панорама Франца Рубо как ни воплощение, предание подвига потомству в пример?

Мы давно говорим о том, что может сделать сильной страну. Называем это скрепами или национальной идеей — неважно, но так или иначе упираемся в идеологию. Так вот, я уверен, что в основе России, русского общества должен лежать подвиг. Это очень русское слово, не переводимое без потери полноты смыслов ни на один язык мира. Подвиг, готовность к нему — основа русского мировоззрения.

Кто-то пытается объяснить Победу в Великой Отечественной войне мудростью Сталина, кто-то тем, что завалили врага мясом, но мы выиграли ту великую битву прежде всего благодаря подвигу людей — личному и коллективному. Благодаря Ивану Кулиничу, взорвавшему себя вместе с тысячей фрицев на Константиновской батарее. Благодаря Андрею Корзуну, накрывшему полыхавшие боеприпасы. Благодаря Александру Матросову, Николаю Гастелло, Леониду Голикову и тысячам других.

Логически, как это пытаются сделать сейчас, их поступки объяснить невозможно. Они знали, что шли на смерть, но в конечном итоге смерть эта давала новую жизнь. И, казалось бы, безнадёжный поступок вдруг разворачивал ход истории, сдвигал её тектонические плиты. Человек бросал вызов року и одолевал его.

Расчеловечивание же несёт в себе очень опасную идеологию. Не только ту, что каждый ответствен лишь за себя (это фундаментальное противоречие с основами русской мысли, где каждый ответствен за всех), но и тот посыл, что от человека ничего не зависит в принципе: нет смысла бороться, поступать согласно высшим законам. Так личность превращают в раба, думающего, что его существование бессмысленно, и единственное, что нужно, — это урвать как можно больше.

Но каждый день наши люди совершают подвиги, малые или великие. Когда во Владимирской области 73-летний пенсионер Наиль Яхин построил за свои деньги своими трудами дорогу между сёлами, обеспечив путь к общественному транспорту, он совершил маленький подвиг. Совершила его и в Ленинградской области медсестра Наталия Кунафеева, спасшая женщину из упавшего в ледяную реку автомобиля, пока остальные дозванивались в МЧС. Таких людей — тысячи. Они живут рядом с нами и не называют себя с телеэкранов «людьми года», а творят то, что Толстой называл будничностью подвига.

Однако,  чтобы подвиг сеял зёрна в других, важно исследовать его природу. Ведь подвиг — не сиюминутная вспышка; он совершается лишь тогда, когда человек готов к нему. Однако кто будет исследовать социальные сети Великанова? Кто станет рыться в деталях его биографии? Лучше покопаться в фотографиях девушки, убитой студентом-некрофилом, чтобы представить её виновной. Исследовав же природу подвига, важно заявить её как можно большему числу людей, чтобы воспитать уже в них способность к подвигу. Но, опять же, можно ли надеяться на это сегодня? Да, часть федеральных СМИ вышли с сообщением о поступке Великанова, но другая часть промолчала. И на телеканалах предпочли снимать привычные передачи о Шурыгиной, Бузовой и о фейковом украинском политологе Ковтуне. Это и есть то самое расчеловечивание, что воспитывает в людях отвращение и страх, который, как писал Камю, есть лучший метод управления.

Однако во все времена Россия спасалась во многом благодаря личному подвигу. Многие из них увековечены, переданы как предание.

Так что мешает делать это сегодня? Что препятствует несению подвига в массы? Нежелание или глупость? Но тогда не стоит удивляться, почему мы имеем то, что имеем. Ведь только живой пример способен вдохновить остальных, сплотить их, дать им надежду.

Идеология подвига — то, что необходимо взрастить сегодня. Будничных героев надо знать, говорить о них. Не казённые патриоты и блудливые суперстары — лица России, а Великанов и Нурбагандов. И, глядя на них, на их поступки, жить уже не так чтобы страшно.

Платон Беседин

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Евгений Онегин и его потомки

Герой и наше время

Диагноз подвигу

Спасти рядового Матросова

Луганск всегда был землей Героев

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина