Им не нужен ни народ, ни парламент

Кирилл Бенедиктов 16.11.2018 18:51 | Общество 48

Угощение чиновников. Леонид Соломаткин, 1864

Массовый чиновничий каминг-аут приобрел какие-то совсем уже неприличные масштабы. Севастополь не отстает.

Как объяснил однажды Михаил Афанасьевич Булгаков, «разруха не в клозетах, а в головах». В головах она, впрочем, зарождается, а дальше уже начинает свое победное шествие – в том числе, доходя и до клозетов.

В головах российских чиновников творится такое, что за государство наше становится тревожно.

Один за другим чиновники совершают то, что сейчас называется модным словечком «каминг-аут», а в прежние, более простые, времена, звалось «саморазоблачением».

Вот, например, министр труда и занятости Саратовской области Соколова объясняет, что прожиточного минимума в размере 3,5 тысячи рублей должно хватать, чтобы полноценно питаться, ведь «макарошки всегда стоят одинаково». Вот глава департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких доверительно сообщает молодежи, что «государство не просило вас рожать». Вот замминистра строительства Красноярского края Ганчуков весело заявляет обманутым дольщикам: «Вы что, хотите, чтобы мы за вас отжимались? Ребята, так не бывает! Включите голову!». Вот органы опеки советуют многодетной матери сдать детей в детдом, пока не будет выплачена ипотека за квартиру.

А вот министр ЖКХ и энергетики Свердловской области Смирнов отвечает задавшему вопрос гражданину: «А тебя е..т, как собирают деньги? Твоя задача – оплатить!»

Конечно, что-то подобное бывало и раньше. Года три назад екатеринбургский единоросс Илья Гаффнер уже советовал гражданам «поменьше питаться, например», чтобы пережить кризис. Но в последние месяцы этот массовый чиновничий каминг-аут приобрел какие-то совсем уже неприличные масштабы. Более всего для описания происходящего подходит выражение «как с цепи сорвались».

Помимо всего прочего, оно подразумевает, что прежде была все-таки цепь, сдерживавшая «слуг народа». И пока эта цепь была крепка, вертикаль власти высилась гордо и казалась несокрушимой. А потом, опять же вспоминая классика, «порвалась цепь великая, порвалась – расскочилася одним концом по барину, другим – по мужику».

Конечно, есть и некоторые отличия. Крепостных у нас (пока) нет, а вот баре, кажется, завелись. Вот они, наши новые хозяева жизни, активно, с огоньком саморазоблачаются на конференции «Единой России» в Саратове.

«Государство должно народу? Это народ должен государству!» — утверждает депутат Саратовской гордумы Николай Островский.

«Абсолютно ничего [государство не должно народу, — К.Б.], — соглашается с ним глава районного отделения «Единой России» Людмила Бессонова. – Мы должны о государстве заботиться!».

«А что оно должно, государство народу? – ехидно интересуется член партии Ольга Чашкина. – Народ должен думать о государстве, народ должен думать о себе».

Вот именно в таком порядке. Сначала думать о государстве, потом о себе. В любом случае, спасение утопающих – дело рук самих утопающих, но только перед тем, как спасать себя, утопающие должны позаботиться о благе тех, кто их в эту воду бросил. О чиновниках, партайгеноссен из «Единой России», об элитке, спешно отгораживающейся от народа высокими заборами.

Элитке, всерьез считающей, что она ничего народу не должна – по той простой причине, что сама она является важной частью государственной машины, а народ – не более, чем топливо для этой машины, горюче-смазочный материал.

Подозреваю, что подобное поведение российских бюрократов – явление хоть и неприятное, но исторически объяснимое и даже закономерное. Еще в словаре Даля указывается, что «спесь чаще всего одолевает внезапно разбогатевших людей низших сословий».

Все упомянутые выше чиновники воспитывались отнюдь не в пажеских корпусах и не в институтах благородных девиц – все они, кроме, разве что, дочери мэра наукограда «Лесной» Ольги Глацких, вышли, что называется, из народа. А выйдя, поднявшись, стали этот народ активно презирать. Потому что как же иначе провести черту, отделяющую их, новоиспеченную элитку, от серой и нищей массы?

Можно долго рассуждать о том, что нынешнее устроение российского общества, которое социолог Симон Кордонский считает сословным, и которое все больше приобретает черты кастового, является реакцией на семь десятилетий принудительной уравниловки. Однако речь сейчас не о прошлом, а о будущем. А в будущем этом ничего особенно светлого нас не ждет – поскольку раскол между «элитой» и «народом» становится все шире и явственней.

Приведенные цитаты – не просто забавные примеры чиновничьей некомпетентности или простой человеческой глупости. Это, увы, тенденция. Это что-то вроде вируса, распространяющегося в привилегированных стратах общества с пугающей быстротой.

Чего стоит заявление губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова, уже год бодающегося с городским парламентом: «Без законодательного собрания можно жить и работать».

Открытие, достойное того, чтобы его отлили в граните (используя выпуклый образ еще одного златоуста российской бюрократии). А еще можно жить без Госдумы, например. Да зачем вообще эта дурацкая представительная демократия? Только ставит палки в колеса уважаемым людям, за которыми стоят еще более уважаемые люди…

Впрочем, вопрос о том, кто за кем стоит, именно в случае Овсянникова выглядит не праздным.

Изначально губернатор был креатурой могущественной корпорации «Ростех», что, впрочем, на практике означало почти полную подконтрольность Овсянникова его «ростеховским» боссам. Для этого к губернатору был приставлен «директор по особым поручениям» «Ростеха» Василий Бровко, на которого, в свою очередь, работал главный пиарщик губернатора Олег Беркович.

Предполагалось, что Овсянников будет проводить в Севастополе политику в интересах «Ростеха». Однако то, что «молодой технократ» начал вытворять буквально с первых дней пребывания в губернаторском кресле (я имею в виду скандальную историю с неоплаченным проживанием в пансионате «Изумруд») скорее компрометировало корпорацию, нежели укрепляло ее позиции в городе.

Жителям Севастополя излишне рассказывать о тех милых шалостях, которыми был отмечен губернаторский путь Овсянникова.

Это и «игры» с генпланом, измененным так, что целый ряд территорий, застроенных частными домами, гаражами и дачами, был переведен в разряд земель под многоэтажную застройку, и закрытие ТЦ «Муссон», и скандальное вручение десяти ветеранам войны пяти квартир, и отравление детей в лагере «Ласпи».

Но главное, чем прославился губернатор – это упорная и бескомпромиссная борьба с тем самым заксобранием, без которого, по его словам, «можно жить и работать». В боях с городским парламентом «молодой технократ» растерял не только кредит доверия севастопольцев, но и расположение тех самых структур, волею которых он был на губернаторство поставлен.

Сейчас Овсянников, по сути, висит в пустоте: кураторы из «Ростеха» от него отказались, сочтя его неоправданно токсичным, все важнейшие объекты в городе курируют федералы, управление финансовыми потоками тоже переходит в ведение центра. Во всяком случае, после октябрьского визита в Севастополь мэра Москвы в городе заговорили о том, что Собянин привез с собой проектов на 100 миллиардов рублей, и что для их освоения уже назначены люди из ближайшего окружения столичного градоначальника.

Впрочем, согласно более «приглаженной» версии, визит московского мэра имел целью нормализовать политическую ситуацию в городе и примирить, наконец, «технократа»-губернатора с заксобранием. До этого подобные попытки уже предпринимали спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак – но безуспешно.

Судя по всему, неудача постигла на этом поприще и Сергея Собянина. Вразумить губернатора, вошедшего в клинч с Заксобранием, по-видимому, не удастся никому – несмотря на то, что ситуация эта вредит не только Севастополю и его жителям, но и самому Овсянникову.

Казалось бы, Овсянников, как взрослый разумный человек, должен понимать, что сопутствующие подобному противостоянию репутационные издержки могут самым пагубным образом сказаться на его карьере. Им недовольны в Кремле, в нем явно разочаровались кураторы из «Ростеха», его откровенно презирают севастопольцы.

При этом ситуация не безвыходная – достаточно прекратить, выражаясь совсем уже простым языком, «бычить», достаточно пойти на здравый компромисс с городским парламентом по ряду важных для города вопросов – и если не все, то многое можно будет исправить.

Но нет. «Без законодательного собрания можно жить и работать».

Вирус чиновной спеси поразил губернатора Севастополя так же, как и екатеринбургскую чиновницу Глацких и саратовских единороссов. Зараженный им Овсянников без колебаний отождествил себя с государством.

А раз губернатор – это государство, а государству, по распространенному в элитке мнению, народ должен, то и губернатору все кругом должны. Такая вот демократия.

Страна с пугающей скоростью несется в новое средневековье. И если зарвавшимся чиновникам и партбюрократам вовремя не дать по рукам – как это сделали на недавних выборах жители Хакассии – то не только наши дети и внуки, но и мы сами получим шанс пожить при развитом феодализме.

Сейчас на главной
Статьи по теме