Инструмент шантажа

Эль Мюрид 19.08.2018 15:50 | Политика 58

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Вчерашние переговоры Путина с Меркель интересны одной деталью. Путин завел речь о возвращении сирийских беженцев домой, для чего призвал страны Европы и вообще всех людей доброй воли немножко раскошелится на пару пустяков — восстановление сирийской инфраструктуры, системы водоснабжения, энергетику и промышленность. И тогда у беженцев появится стимул вернуться обратно. В противном случае, сами понимаете, ни избавиться от присутствия беженцев, ни избежать появления новых не получится.

В конце 17 года, когда стали активно приходить сообщения о российских движениях вокруг Ливии, я уже писал о том, что Путин проявляет активность в этой точке не столько из-за нефти, сколько из-за беженцев. События 15 года показали, что Европа критически уязвима в вопросе массового наплыва беженцев — ее структуры не способны справиться со своеобразным блэк-аутом и перегрузкой. Равномерный поток они выдерживают, но для внезапных всплесков приходится прибегать к экстраординарным мерам. Ливия, через которую традиционно проходит наибольший поток беженцев из Африки, в этом смысле чрезвычайно важна с точки зрения безопасности Евросоюза. Тот, кто будет контролировать поток миграции через Ливию, тот получит в руки серьезный козырь для переговоров с Европой по любому вопросу. Инструмент шантажа, говоря проще.

Сегодня у Путина есть такой инструмент в Сирии. Асад объективно вынужден проводить политику геноцида, так как никак иначе он не будет способен удержать власть в руках — страна слишком долго сопротивлялась ему, и что делать с суниитским нелояльным населением, пока понимания нет. Сейчас идет подготовка к военной операции в Идлибе — последнем анклаве, в котором сосредоточена суннитская оппозиция режиму. В случае, если Асад сумеет захватить эту территорию, неизбежен исход огромного числа людей. Но и после «освобождения» ситуация лучше не станет, так как уже есть установка на геноцид. Я приводил недавно высказывание одного высокопоставленного чиновника Сирии, где он прямо заявил о том, что лучше иметь 10 миллионов лояльных сирийцев, чем 20 миллионов мятежников. Так или иначе, но счет действительно идет на миллионы.

Зачистка Идлиба может привести к обрушению обстановки в плане исхода беженцев, и Путин едет именно в Германию к Меркель — она с трудом, причем огромным трудом, сумела решить вопрос с политическими союзниками на последнем своем избрании канцлером, причем как раз по вопросу беженцев отношения Меркель с этими союзниками выглядят максимально напряженными. Выдвигая условия по Сирии, Путин прямо шантажирует Меркель этим тяжелейшим для нее вопросом, так как именно сейчас в руках Путина может оказаться ее политическое будущее — еще одного наплыва беженцев карьера Меркель просто не вынесет. От Путина зависит — даст ли он отмашку на геноцид в Идлибе или как-то скорректирует этот процесс.

1481180774182416353

Естественно, что шантаж не для удовольствия, а для дела — тут же разговор был переведен на Северный поток-2, где стороны договорились продолжать проект, несмотря на явное противодействие США в виде уже имеющихся санкций и тех, которые будут введены со дня на день. Транзит через Украину — вопрос фактически решенный, так как провал Турецкого потока уже оформлен(он, провал, состоялся не сегодня, а еще в 15 году, когда турки сбили первый российский самолет и продемонстрировали, что не поддадутся на шантаж Путина по Турецкому потоку вплоть до прямого столкновения с ним). После того, как был сбит самолет, Кремль еще какое-то время пытался маневрировать, но в марте 16 года, когда первый раз было объявлено о победе в Сирии, вопрос о трех трубах транзита по Турецкому потоку уже не поднимался даже в России. Впоследствии Газпром порезал трубы двух несостоявшихся ниток Потока, на чем его историю можно считать завершенной — одна транзитная труба делает обходной маршрут вокруг Украины недостаточным.

Теперь борьба идет за Северный поток-2. Борьба тяжелая и пока неясно, чем она завершится.

Фактически Европу сейчас шантажируют с двух сторон — Путин беженцами, Трамп — экономическими санкциями. Для Меркель предстоит сложный выбор найти баланс, причем такой, который не похоронит ее карьеру окончательно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора