Как сменить власть

Александр Русин 1.04.2018 23:51 | Политика 120

Власть определяется экономикой и для каждого типа экономики характерен свой тип власти и государственного устройства.

Для аграрной экономики была характерна монархия, для индустриальной экономики характерна либо буржуазная демократия, либо социал-демократия в зависимости от того, кто одерживает верх — буржуазия, либо рабочий класс. Для сырьевой экономики характерно нечто среднее между монархией и буржуазной демократией, что мы и наблюдаем в современной России.

Экономика первична и предопределяет реализуемую в стране политику — как внутреннюю, так и внешнюю — следовательно предопределяет и характер власти, тип государственного устройства.

Отсюда можно сделать простой вывод — чтобы сменить власть — не фамилию и портрет президента, а именно власть, ее характер и устройство — нужно изменить экономику.

Для качественного изменения власти должно произойти такое же качественное изменение экономики.

Осуществить качественный переход к новой власти без соответствующих изменений в экономике невозможно.

Пока экономика будет прежней — останутся прежними экономические, а значит и общественные отношения, останутся прежними владельцы основных ресурсов, останется прежней элита — не поименно, а качественно — и качественно-прежняя элита будет воспроизводить качественно-прежнюю власть, как бы при этом не менялись фамилии президентов и премьеров, названия партий и другие «вторичные признаки» власти.

Поэтому, пока в России не осуществится переход от сырьевой экономики к какой-то более другой, будут меняться только паразиты, присосавшиеся к государственному корыту, не более того.

Ни участием в выборах, ни даже методом так называемой цветной революции добиться качественного изменения власти нельзя — это многократно доказано историей.

Невозможность качественно изменить власть в ходе выборов доказана постсоветской историей всех республик бывшего СССР, а заодно и стран бывшего соцлагеря. Во всех этих республиках за последние 25 лет в совокупности прошло больше сотни выборов — сколько из них привели к качественной смене власти?

Невозможность качественно изменить власть методом цветной революции убедительно доказана Украиной, где народ дважды выходил на майдан — сперва в 2004 году, затем в 2014-м. Ни первый, ни второй майдан к качественному изменению власти не привел — только к замене одних представителей буржуазной элиты на других представителей той же буржуазной элиты. Народ, выходивший на майдан, в обоих случаях оказался массовкой, принявшей участие во внутренней борьбе буржуазных кланов за власть, не более того.

Как выборы, так и цветная революция — не более, чем способ заменить опостылевших паразитов на более новых в наивной надежде, что они будут меньше жрать и больше думать о народе.

При этом замена одних паразитов на других в ходе выборов или цветной революции происходит исключительно с подачи элиты, которая формирует как списки кандидатов и решает, кто может победить на выборах, а кому этого не позволено, так и победителей цветной революции определяет она же.

Народ в том и другом случае играет роль массовки и обеспечивает победителю легитимность и право принимать решения от имени народа в интересах элиты, только и всего.

Поэтому можно лишь повторить, что качественная смена власти возможна лишь через качественные изменения в экономике.

Качественно изменить власть может только новая экономика, в рамках которой сформируются новые экономические отношения, новые общественные отношения, возникнут новые способы и источники получения материальных (а также нематериальных) ценностей, обесценятся старые источники и старые ценности, а значит контролирующие их представители элиты потеряют свое влияние на экономику и общество, как следствие сформируется новая элита (в том числе и в ходе раскола старой), которая и сформирует качественно новую власть.

Как в таком случае добиться качественных изменений в экономике?

Есть два процесса, которые ведут к качественным изменениям в экономике — зарождение и развитие новой экономики, новых экономических отношений и деградация, упадок старой экономики, разлад старых отношений.

Можно ли как-то форсировать этот процесс, не дожидаясь, когда сырьевая экономика сама собой достигнет дна, придет в негодность и перестанет справляться с задачами обеспечения того уровня достатка, который удовлетворяет большинство и обеспечивает поддержку действующей власти?

Построить качественно новую экономику внутри старой, да еще и силами народа — по большому счету утопия.

Принципиального запрета на это нет, народ может на своем уровне по-новому вести хозяйство и выстраивать новые экономические отношения, тем более в рамках нынешнего государства с его достаточно либеральными законами, которые не преследуют ни торговлю, ни даже валютные операции.

Более того, правительство само призывает всех заниматься бизнесом — об этом неоднократно говорил и Медведев и другие члены правительства. И сам президент призывает заниматься бизнесом, строить цифровую экономику, дерзновенно трудиться, оседлать технологическую волну и все такое.

Однако история показывает, что построить новую экономику на низовом уровне в рамках народной инициативы и в масштабах целой страны практически невозможно.

Построить отдельно взятое «предприятие бущего» — можно, хотя тоже не так-то просто. Построить что-то вроде нового хозяйства в рамках отдельно взятого поселения, фермы, может быть даже небольшого города — наверное тоже можно.

Можно сформировать какое-то сообщество, виртуальную коммуну, которая будет вести хозяйство нового типа.

Однако построить новую экономику в масштабах большой страны, действуя снизу, до тех пор, пока достаточно сильна старая экономика (в нашем случае сырьевая) — вряд ли осуществимо.

Дело в том, что человеку свойственно придерживаться старых методов хозяйствования до тех пор, пока они обеспечивают ему привычный образ жизни. Отказываться от привычной жизни и пускаться в рискованное и затратное предприятие — удел энтузиастов и фанатиков, а они всегда будут в меньшинстве.

Средний обыватель очень инертен, он накрепко привязан к существующей экономике через свою работу, свои привычки, свои обязательства, в первую очередь перед своей семьей.

Поэтому масштабное строительство новой экономики в истории всегда начиналось с деградации старой.

Когда старая экономика перестает удовлетворять обывателей, перестает обеспечивать их привычный образ жизни, не позволяет им кормить себя и семью, не позволяет выполнять обязательства — тогда и начинается процесс поиска новых экономических решений в масштабах всего общества, что и приводит к появлению новой экономики.

Таким образом, путь к качественным изменениям в экономике, а значит и к качественным изменениям во власти, к ротации элиты, без которой невозможно качественно изменить власть — лежит только через деградацию старой экономики, в нашем случае — через деградацию сырьевой экономики.

Грубо говоря, путь к новой экономике лежит через падение на дно старой.

Когда сырьевая экономика достигнет настоящего дна — не того, которое по словам президента было пройдено в позапрошлом году, а того дна, которое днище, которое находится где-то на уровне 90-х — тогда и начнутся качественные изменения в экономике и во власти.

Одновременно с этим, что немаловажно, перестанет работать аргумент, которым руководствуются многие сторонники нынешнего президента — «в 90-е годы было хуже», а также масса других похожих аргументов, которыми масса обывателей объясняет свою поддержку действующей власти.

Деградация экономики приведет к делегитимизации действующей власти, а также экономической и политической системы как таковой, а не только конкретного президента и правительства.

Делегитимизация конкретного президента и правительства возможна и без упадка экономике, в результате тех или иных политических провалов, однако это приведет лишь к тому, что сменится фамилия президента и состав правительства, но система в целом останется прежней.

Яркий пример — Украина и майдан 2014 года, которому способствовало снижение доверия в обществе к Януковичу и правительству Азарова. Это и есть делегитимизация конкретного руководства. Результатом стала замена Януковича на Порошенко, ротация буржуазных кланов у государственной кормушки, но не смена системы.

Поэтому делегитимизация (недоверие к власти) для качественной смены власти тоже должна быть качественной и касаться не только персоны президента, премьера или правящей партии, но и всей системы в целом.

Именно так случилось в 1917 и 1991 годах.

В 1917 году народ потерял доверие не только к конкретному царю Николаю, но к царизму (монархии) в целом. Одновременно с этим было потеряно доверие к церкви, что способствовало масштабным переменам в обществе.

В 1991 году буржуазная революция тоже случилась на фоне потери доверия к социалистической системе в целом. Природа этого процесса (потеря доверия советского народа к социалистической системе) — тема отдельного разговора, но факт остается фактом — доверие было потеряно не только в отношении персоны Горбачева, но и в отношении всей системы власти, в отношении социализма как концепции.

Поэтому для качественной смены власти, смены системы и ротации элиты необходима делигитимизация (потеря доверия) к экономической и политической системе в целом, а не к ее отдельным представителям.

Но потеря доверия к экономической и политической системе в целом со стороны абсолютного большинства возможна лишь в результате упадка, деградации этой системы, потому что как было сказано выше — типичный обыватель очень инертен и не склонен отказываться от системы, которая обеспечивает ему привычный образ жизни и выполнение обязательств, в первую очередь по обеспечению своей семьи.

Таким образом, качественное изменение власти возможно лишь через качественные изменения в экономике, путь к которым лежит через деградацию (упадок) существующей экономической системы.

Все прочее — лишь сопутствующие и зависимые процессы, которые тоже имеют свое значение и могут определить скорость и способ смены власти, но сами по себе к качественной смене власти не приведут.

Продолжение — Как сменить сырьевую экономику

Александр Русин

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора