Кейсы и вопросы

СНЖ Эль Мюрид 26.01.2019 11:03 | Политика 2

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

фото отсюда

Сейчас есть очередное модное слово «кейс». Звучит загадочно и непонятно. Но удобно, стоит признать. Так вот, венесуэльский кейс с точки зрения российской на него реакции выглядит весьма любопытно и даже показательно. Суть в чем: если по поводу украинских событий российское население напрячь и сплотить вокруг Кого Надо было предельно просто — вполне классическая ситуация «Наших бьют», то уже на сирийскую войну пришлось напрягать весь арсенал пропаганды, и даже в самые ожесточенные моменты типа того же «наших бьют» со сбитым турками самым первым самолетом запала хватало очень ненадолго. Суть войны осталась для большинства населения если не загадкой, то сильно не тронула.

С Венесуэлой ситуация совсем швах. Объяснить, для чего мы должны помогать очередному людоеду, который свою страну загнал в полный кошмар, практически невозможно, поэтому в основном пропаганда вынуждена уходить в свою противоположность — в контрпропаганду: то есть цитировать врагов и разоблачать. Сама по себе контрпропаганда — вещь, в общем-то, небесполезная, но у нее есть ряд серьезных ограничений. В мирное время она своим довольно примитивным набором способна что-то внушить только совсем примитивным существам, вроде завсегдатаев малаховских шоу — но в том и проблема, что эта публика вообще не интересуется происходящим в какой-то Венесуэле, а половина ее и на карте-то не найдет. Они не то чтобы тупые, просто круг их жизненных интересов не включает в себя политику как таковую. Они живут в ролевой модели, где есть всеведающий президент, а потому их это не касается — верим Путину.

Для остальных людей контрпропаганда тоже проходит мимо, потому что невозможно любую нашу проблему объяснить фразой: «А вот у них на Украине всё гораздо хуже!» Они сочувствуют народу Украины, стенающему под пятой проамериканских марионеток, но интересуются все равно своими проблемами в первую очередь. На Украине, кстати, такая же история — рассказы про злобных оккупантов еще собирают редеющие толпы благодарных слушателей, но это не объясняет массы вещей, которые требуют своего ответа.

В итоге усилия пропаганды теряются втуне. И, казалось бы, можно было вообще замолчать и не упоминать эту самую Венесуэлу ни в новостях, ни в безумных федеральных ток-шоу, но не получается — слишком много неприятных вопросов, аналогий и параллелей. И вообще: если взять любого мерзавца, убийцу и подонка из числа правителей и диктаторов — он почему-то обязательно наш лучший партнер и личный друг Путина, которому мы от всей широкой души отваливаем миллиарды. То есть, не мы, но по факту — именно мы, которые оплачивают этот праздник ежедневным повышением цен, тарифов, налогов и прочих поборов. Что вызывает вопросы даже у самых верных.

Вот буквально только что в Кубу, которой совсем недавно списали какие-то хрендильоны безнадежных долгов, снова вваливаем два миллиарда (долларов, конечно) на строительство их железной дороги. При том, что в своей стране до сих пор высокоскоростных магистралей — ровно ноль километров. По какой причине импортные (а какие еще?) «Сапсаны» не могут ходить со штатной скоростью, преодолевая расстояние между двумя столицами за то же время, что еще советский «Невский экспресс». Так а в чем был смысл их покупки? Да и остальное железнодорожное хозяйство, мягко говоря, уже не очень, причем железная дорога — это чуть ли не последнее, что еще скрепляет всю страну. Речной флот убит и вывезен в Пермь, авиасообщение убито, автодороги — местами есть, местами не очень. Да и вы цены на топливо видели? В общем, что сказать? При этом на фоне кубинских миллиардов и щедрых вливаний в венесуэльского урку вопрос списания долгов за газ своего собственного населения вызывает свирепую отповедь — да вы что там, совсем охренели?

Так что объяснять надо. И остается только одно — упирать на злобных ворогов, которые спят и видят, как бы нам еще где-нибудь нагадить. Потому мы и боремся с ними на дальних подступах, иначе, сами понимаете — вы что, хотите как в Париже? Если не мы вас ограбим, то это будут делать солдаты НАТО. Это и есть контрпропаганда — и у нее есть очень серьезные ограничения. Она неспособна продвигать позитивную повестку, только негатив. Разоблачения. А значит — не работает на опережение в принципе. А значит — мы всегда узнаем новости последними, а российское руководство вынуждено тихариться по кустам, вырабатывать точку зрения на очередную провокацию чужой военщины. И когда оно вылазит со своим ответом, весь мир свою точку зрения уже сформировал — как с солцберецкой братвой, как с Крымом, как со всем остальным. Контрпропаганда иначе не работает, она всегда опаздывает, что в условиях войны еще решает задачи, а вот в мирное время, да еще в открытом информационном пространстве — категорически нет. Поэтому разнообразные упыри-сенаторы и пытаются продвинуть законы о закрытии интернета — а куда деваться? Врать постоянно не получается.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора