Хорошо расчехлились!

Александр Майсурян 1.02.2018 6:46 | Политика 235

Любопытная и весьма характерная дискуссия вспыхнула вокруг инициативы экс-депутата ГосДумы Дмитрия Гудкова провести местный референдум о сносе памятника Ленину в Москве на Калужской площади. За это проголосовали либеральные депутаты муниципального округа Якиманка. А Гудков написал: «Ещё раз подчеркну: в Москве не место памяти убийц, террористов и прочих „вождей“. В Берлине сейчас отчего-то не найти памятника Гитлеру, да и в Риме с бюстами Муссолини напряжёнка. И я в случае победы на выборах мэра не буду запрещать референдумы, в том числе и по вопросу захоронения „дедушки Ленина“».

Вот, оказывается, чем собираются заниматься господа правые антикоммунисты в случае победы: идти след в след по стопам своих украинских коллег (т. е. декоммунизация, «коммуняку на гиляку!», затем, вероятно, гражданская война с «колорадами» и все остальные шаги по граблям). Но странно, что для кого-то это стало откровением!

Неужели до сих пор кто-то всерьёз полагал, что правые и ультраправые мрази, если за них проголосовать, реально озаботятся, скажем, снижением тарифов ЖКХ? Как они об этом «заботятся», тоже отлично показывает пример Украины: просто-напросто взвинчивают все тарифы в разы, на радость монополистам. Что ж, такое «решение проблемы ЖКХ» все, кто голосовал за либералов на выборах на Якиманке, и вправду получат в случае победы своих ставленников, тут сомнений нет…Из отзывов в соцсетях:

Станислав Яковлев: «Дмитрий, я не совсем понял, вот за эту х***ю б****ую я, что ли, голосовал? Все проблемы решены в Москве, только с памятниками осталось разобраться?»
Самсон Шоладеми: «Дмитрий, а что, кроме памятника Ленину других проблем нет? Какой-то самострел».
Oleg Mokryakoff: «Данный случай — наглядный пример того, что нас ждёт после «свержения» «путина». Власть, скорее всего, ненадолго перейдёт к таким же, как этот муниципальный совет, а потом вернётся к бандитам-силовикам».

Сергей Удальцов напомнил, что ещё совсем недавно Гудков-младший именовал себя «молодым социалистом» и говорил о Ленине уважительно: «Теперь «переобулся» на ходу — и уже причисляет себя к антикоммунистам, стучит кулаком и гневно требует убрать памятник Ленину с глаз долой. Видимо, так на него подействовал бандеровский Майдан на Украине, в ходе которого озверевшие нацисты снесли десятки памятников основателю Советского государства. Видимо, от них шагает новоявленный либерал Гудков-младший?».

Отклик Андрея Манчука («Боротьба»): «Дмитрий Гудков уже пишет, что когда он станет мэром Москвы, нужно будет разобраться с ленинским мавзолеем. Вообще, эта инициатива сноса памятника на Октябрьской площади — один из последних звоночков российской левой. И, одновременно, один из последних шансов на её демаргинализацию — путем сопротивления декоммунизаторам, которое ещё может быть на этом этапе успешным.

Защита монумента может объединить представителей разных левых течений, выработать общую повестку в отношении борьбы за историческую память, оспорить идеологическую гегемонию столичной либеральной буржуазии. А на этой платформе можно проводить другие протестные акции с социальной и политической тематикой.

Проблема лишь в том, что одни левые давно отказались от Ленина в пользу Навального и Гудкова, и готовы идти в хвосте их антикоммунистического джихада. А другие погрязли в охранительстве и боятся любой активной уличной мобилизации.»

А ведь Андрей Манчук в данном случае совершенно прав! Единственная возможная платформа для взаимодействия, сближения и, в перспективе, объединения российских левых — это организованное сопротивление и противодействие декоммунизации. Разумеется, не только в области памятников и символов, но и в области отмены всех социальных, экономических, трудовых, гражданских завоеваний революции и всего советского периода.

Ведь символы здесь — только вершина айсберга, потому что отмена всех достижений революции — это и есть суть декоммунизации, её базис, а символика — только надстройка, выражаясь марксистским языком. Но она важна, и пренебрежительно говорить, что символы левым безразличны, может либо идиот, либо буржуйская гнида. Представьте, нашёлся бы такой мудак «умник» во время реальной войны, который стал бы уверять, что символами (боевым флагом) можно запросто подтереться, это, мол, «просто тряпка», а важны только реальные, т. е. сугубо материальные завоевания. Как вы думаете, быстро бы в военной обстановке такого умственного урода отвели до ближайшей стенки?..

Карикатура Бориса Ефимова на фельдмаршала Паулюса. 1943. Кстати, Ефимов называет Паулюса «фон Паулюс» — распространённая ошибка, Паулюс дворянином не был. И когда его при пленении тоже назвали «фон», сразу поправил говорившего75 лет назад, 31 января 1943 года, сдался в плен фельдмаршал Фридрих Паулюс, командующий окружёнными в Сталинграде германскими войсками. Никогда прежде в истории военачальники такого уровня не попадали в руки неприятелей Германии живыми. Всего в рейхе было в тот момент десять фельдмаршалов. Пленение Паулюса стало одним из ярких эпизодов Великой Отечественной войны и всей Второй мировой в целом.
Рано утром того же дня генерал-полковник Паулюс получил из Берлина телеграмму о том, что приказом Гитлера он произведён в фельдмаршалы. Узнав об этом, он сказал:
— Должно быть, это — приглашение к самоубийству. Но я не доставлю им этого удовольствия.
После пленения фельдмаршала произошёл такой его разговор с советским генералом Шумиловым:
— Почему вы не приняли ультиматум советского командования о капитуляции?
— Я имел приказ сражаться…
— Отдали ли вы приказ северной группе сложить оружие?
— Я нахожусь в плену и не имею права давать приказ о капитуляции.
— Но когда командующий видит, что его люди напрасно гибнут, что дальнейшее сопротивление безнадежно, должен ли он предотвратить напрасное кровопролитие?
— Это может решить тот, кто находится с войсками. Я же нахожусь в плену…


Западная карикатура на пленение Паулюса. Размахивая фельдмаршальским жезлом, Паулюс с подчинёнными ему войсками совершает «дранг нах остен» («натиск на восток»), вступая в гостеприимно распахнутые ворота советского лагеря для военнопленных

Адъютант Паулюса Вильгельм Адам вспоминал этот момент:
«Что же теперь произойдёт, подумал я. Ведь наша пропаганда всегда утверждала, что русские подвергают пыткам каждого, кто не подчиняется их требованиям. Я со страхом смотрел на советского командующего армией. Шумилов продолжал говорить спокойно и деловито. Ничего не произошло. Пока я пришёл к этому весьма поразительному заключению, генерал поднялся. Майор перевёл его последние слова:

— Скажите фельдмаршалу, что я прошу его сейчас перекусить, а затем он поедет в штаб фронта.
Неужели это серьёзно? Советские солдаты помогли нам надеть шинели. Возбуждённые, мы направились к выходу, где нас ожидал Шумилов в высокой меховой шапке на голове. Он пошел через улицу, сделав нам знак следовать за ним. Неужели это конец? Я оглянулся. Экзекуционной команды не было.

Может быть, она там, за деревянным домом, к которому шел генерал? Ничего подобного. Шумилов открыл дверь в сени, где хозяйничала пожилая женщина. На табуретках стояли тазы с горячей водой и лежали куски настоящего мыла, которого мы уже давно не видели. Молодая девушка подала каждому белое полотенце. Умывание было просто блаженством. В течение многих дней мы лишь кое-как оттирали грязь с лица и рук, пользуясь талым снегом.


Пленённый фельдмаршал Паулюс, расцвеченная фотография. Фуражка, которая была на нём в момент сдачи в плен, заменена на неуставную, но более тёплую меховую шапку, полученную от кого-то из советских офицеров

После этого нас попросили пройти в соседнюю комнату. Там стоял стол со множеством разных блюд. Когда по приглашению Шумилова я сел за стол вместе с Паулюсом и Шмидтом, мне стало стыдно. Какой же ложью о кровожадных большевиках нас пичкали! И мы были такими простаками, что верили этому!»…

Любопытно, что тем временем пропаганда рейха объявила Паулюса «героически погибшим». В зале одной из берлинских ратуш торжественно установили роскошно отделанный пустой гроб с кайзеровским шлемом на крышке, который символизировал гибель немецкого военачальника. На символических похоронах Паулюса фюрер собственноручно водрузил на крышку гроба не вручённый экс-командующему символический маршальский жезл… В реальности же Паулюс в это время был жив-здоров в советском плену…

Конечно, о дальнейшей судьбе Паулюса, его свидетельских показаниях в Нюрнберге и остальной биографии можно было бы многое рассказать. Но это уже выходит за рамки данного поста…


Василий Любчик (1913—1987). Пленение Паулюса

P. S. Да, кстати. Учитывая, что белые и коричневые недобитки нынче громоздят повсюду мемориальные доски и памятники своим кумирам, от Маннергейма до Бандеры и Краснова, не настало ли время воздвигнуть и в городе на Волге мемориальную доску Паулюсу? Или он, с точки зрения бело-коричневых, запятнал честь своего нацистского мундира тем, что давал показания в Нюрнберге и вообще выступил против нацизма?.. И потому — недостоин?!..

Предыдущие посты по теме:
«Кого мы били» (1). Атаман Краснов
«Кого мы били» (2). Генерал Юденич

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина