Коррупция – не болезнь российской власти, а ее опора

Александр Русин 1.11.2018 2:13 | Политика 75

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Коррупция – наверное, древнейший из пороков российского государства.

Во времена Российской империи термина «коррупция» не было, но сама коррупция все равно существовала, просто для нее тогда использовались другие определения: мздоимство (получение личной выгоды от законных действий на государственном посту) и лихоимство (получение личной выгоды от незаконных действий). Решение вопросов друзей и родственников в приоритетном порядке называлось кумовством.

Существовала коррупция и в советский период. При Сталине ее удалось свести к историческому минимуму, однако затем уровень коррупции снова начал быстро расти.

В 70-е годы торговля «из-под прилавка» и «через задний проход» стала практически повсеместной, возникло даже устойчивое понятие «достать по блату». Это тоже были проявления коррупции, которые способствовали разрушению советской торговли и подрывали экономику в целом.

Но на торговле «из-под прилавка» советская коррупция не заканчивалось. В 70-е годы возникло такое явление как партийная мафия – партработники объединялись в группы, занимающиеся разного рода махинациями, контрабандой, сбытом неучтенного и дефицитного товара. Особенно известным было «хлопковое дело», при расследовании которого выяснилось, что коррупцией поражено практически все руководство Узбекской ССР. И в других республиках ситуация была не многим лучше.

Коррупция – явление для российского государства, к сожалению, очень характерное, весьма устойчивое, существовавшее при царях, при советах и благополучно прижившееся при демократах.

Уровень коррупции в России снижался только тогда, когда с ней начинали бороться на высшем уровне, применяя самые суровые наказания, вплоть до смертной казни.

Определенную помощь в борьбе с коррупцией в дореволюционной России оказывала (или во всяком случае должна была оказывать) христианская вера, а в советское время – идеология. Но история показывает, что ни вера, ни идеология сами по себе сдержать коррупцию не могут и эффективнее виселицы и расстрела, каторги и лагерей – ничего не придумано.

Сегодня же в России нет ни истинной веры, ни идеологии, ни виселиц, ни расстрелов для коррумпированных чиновников. Да и каторги больше нет. И лагеря давно не те.

Чем и как сегодня ведется борьба с коррупцией?

Отдельные посадки есть – это правда. Посадили Хорошавина, Улюкаева, Захарченко, Белых, еще нескольких крупных чиновников. Уровнем пониже счет делам о коррупции идет на сотни и тысячи. Но в масштабах нашей страны это не так уж много.

Борьба с коррупцией в современной России носит показной характер – просто чтобы продемонстрировать народу, что она ведется, снизить уровень политического и социального напряжения.

Можно сказать, что Кремль не борется с коррупцией, а обозначает эту борьбу – примерно как обозначают удары в реслинге или в кино – чтобы потешить зрителя, но при этом не нанести друг другу настоящих травм.

Яркий пример – дело Васильевой и Сердюкова. Первая отсидела весь срок под домашним арестом в шикарной 13-комнатной квартире и в конечном итоге ее наказание оказалось совершенно символическим. Второго даже не судили, а просто перевели на малозаметную должность.

И даже те, кого судят по-настоящему – обычно получают от четырех до восьми лет, что при их объемах хищений совсем немного. Воровать десятками и сотнями миллионов, отсидеть несколько лет и сохранить почти все украденное – разве это наказание, способное остановить коррупционеров?

Если пересчитать количество украденного на срок наказания – наши коррупционеры имеют по 100 тысяч рублей за день отсидки. Или наоборот – один день отсидки за каждые 100 тысяч украденных рублей.

И это при том, что многие вообще избегают наказаний.

Присесть на «100 тысяч рублей за день» – это самый худший вариант; а в массе случаев – либо какое-нибудь условное наказание вроде почетной отставки, либо вообще ничего: воруй дальше.

И это совсем не случайно.

Коррупция для современной российской власти – это не враг, а друг; не проблема, а опора, на которой держится режим.

При Путине коррумпированные чиновники стали опорой режима, потому что им выгоден этот режим и поэтому они его всячески поддерживают, используя свой ресурс, чтобы помогать Путину и Единой России выигрывать выборы и сохранять рейтинг.

Между Кремлем и коррупционерами возникло взаимовыгодное сотрудничество: власть не борется всерьез с коррупционерами в обмен на их поддержку.

Данная ситуация является уникальной в российской истории. Никогда прежде центральная власть не делала коррупционеров своими партнерами, не вступала с ними в дружбу и взаимовыгодное сотрудничество. Почему это сегодня случилось?

Потому что при демократической системе федеральная власть оказалась заинтересована в том, чтобы местные власти и чиновники по всей вертикали поддерживали ее имидж и помогали побеждать на выборах.

Власть оказалась слишком заинтересована в лояльности чиновников. Но чем она может отблагодарить их? В первую очередь послаблениями в борьбе с коррупцией. Потому что высокую зарплату чиновник получил – и вроде бы не обязан отрабатывать ее своей лояльностью: зарплату он получает не за лояльность, а за прямую работу. Но когда чиновник ворует – он уже обязан поддерживать тех, кто закрывает на это глаза, по вполне понятным причинам.

Партнерство федеральной власти с коррупционерами, переход от борьбы с коррупцией к дружбе и сотрудничеству с ней – это прямое следствие перехода России к демократической системе.

Кто-то из представителей ЕР даже выдал такое определение: «коррупция – смазка для экономики». Это очень показательное высказывание демонстрирует отношение властей к коррупции – не как к пороку, с которым нужно бороться, а как к некоторому полезному элементу системы.

Именно так в Кремле и относятся к коррупции – как к полезному элементу, как к одной из опор существующего режима.

Можно даже сказать, что Кремль возглавляет коррупцию, в полном соответствии с правилом «если движение нельзя победить – его надо возглавить».

Но Кремль возглавляет российскую коррупцию вовсе не для того, чтобы таким образом эффективнее бороться с ней или минимизировать негативный эффект. А чтобы продолжать дружбу и взаимовыгодное партнерство, которое заключается в том, что чиновники получают в свое пользование бюджет, а Кремль получает в обмен их лояльность и поддержку.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора