Крымская жажда

Павел Сергеевич Раста Русранд 11.12.2020 15:57 | Политика 64

Есть в нашем мире вещи, которые просто существуют, вне зависимости от того, кто и как к ним относится. Как восход солнца и то, что вода мокрая. Они могут нравиться, могут не нравиться, но игнорировать их по этой причине, как минимум, глупо. А, как максимум, является преступлением. Против себя или против своей страны. К числу таких вещей относится геополитика.

Да, знаю, это слово порядком затаскали. Его пользуют все, кому не лень, пытаются затыкать им все имеющиеся дыры в логике и мировоззрении, а то и вовсе употребляют в качестве заклинания, не очень понимая, что оное слово на самом деле означает. А это всего лишь политическая география. Которая самим фактом своего существования создаёт у стран и народов неотменяемые, вечные интересы. Которые будут всегда. И с которыми необходимо согласовывать логику действий в любом случае, дабы не терпеть жестоких и предопределённых неудач. И вроде бы там всё логично (ведь Волга в любом случае впадает в Каспийское море). Но некоторые товарищи ухитряются игнорировать очевидное. По разным причинам. Порой даже обзывая геополитику чуть ли не «продажной девкой» чего-то там и «фашистской наукой». Но одно дело, когда этим занимается мутное и упоротое интернетное левачьё, вроде г-на Сёмина. А вот когда геополитические константы игнорируют те, кто принимает решения, касающиеся будущего страны…

В 2014 году Россия воссоединилась с Крымом. Это было великое событие. Вне всякого сомнения. Только вот Крым в тот момент внезапно стал тем, чем когда-то назвал его Василий Аксёнов в своём неоднозначном, но мощном романе — островом. Потому что великие стратеги решили воссоединиться только с ним, не приняв обратно ни то, что Новороссию целиком (что тогда было абсолютно возможно), но даже её часть, обеспечив таким образом Крыму связь с материком. У меня сейчас нет ни малейшего желания вступать в дискуссию на тему разнообразных хитрых планов и всего, что с ними связано. Сказать по чести, за шесть лет мне это попросту надоело. Речь сейчас пойдёт конкретно о результатах принятого тогда решения. А также о том, как можно смягчить последствия и возможно ли это в принципе.

Ну, а если точнее, только об одном из результатов игнорирования законов политической географии. Том, о котором сейчас знает каждый крымчанин.

Некоторое время назад тихо и незаметно промелькнуло очередное сообщение о том, что водохранилище Севастополя снова показывает дно, и воды в нём осталось примерно на 69 дней. И это лишь отдельный эпизод того, что происходит на русском полуострове. Который натуральным образом испытывает жажду. Причина же в том, что небратская Украина вполне предсказуемо перекрыла Тавриде водоснабжение. Произошло то, чего можно было ожидать со стопроцентной вероятностью. Крым оказался полностью отрезан от материка. И если транспортный вопрос удалось более или менее решить при помощи Крымского моста, то вот с водой всё оказалось куда сложнее.

С чисто климатической точки зрения Крым — довольно засушливое место. Пустыней его, конечно, назвать нельзя. Более того — это вполне благодатный край. Просто на такую численность населения, такой объём промышленного производства и сельского хозяйства он не рассчитан. Он не самодостаточен. И существовать может только как часть чего-то большего. Сейчас уже абсолютно очевидно, что, если вопрос воды в Крыму не решить — последствия будут весьма неприятными. Разумеется, при наличии сухопутной связи с большой Россией таких вопросов бы не возникало. Но кто-то решил, что он выше геополитических констант. И в итоге мы имеем проблему, которую надо решать в любом случае.

И так, какие же способы решения данной проблемы. Вариантов действий несколько.

Первое. Внутренние ресурсы. Продолжение бурения скважин, для выкачивания артезианской воды с последующим строительством водоводов до водохранилищ. Плюс более интенсивное использование воды крымских рек. План подобных действий был составлен местными властями ещё в 2014 году — некоторым практически сразу стало понятно, чем всё закончится. Но абсолютно очевидно, что это самый провальный из всех возможных способов восполнения дефицита воды и пользоваться им можно только в очень второстепенном и очень вспомогательном качестве. В Крыму просто нет столько воды. Даже близко нет. Как уже было сказано — в автономном режиме он на всё это великолепие современной цивилизации просто не рассчитан. Более того: забор воды из таких вот источников может закончиться экологической катастрофой. Соответственно, куда более насущны другие решения.

Второе. Более активное использование сточных вод, что может при должном подходе дать дополнительные 150 миллионов кубометров воды. Разумеется, это техническая вода, которую, впрочем, можно совершенно спокойно использовать для полива парков, скверов, многолетних растений. Так же это позволило бы увеличить площади орошаемого земледелия на 10–15 тысяч гектар. Что даст возможность практически удвоить нынешние объемы, составляющие около 14 тысяч гектар. Но это хорошее решение только на первый взгляд. Потому что до перекрытия Северо-Крымского канала украинскими властями площадь орошаемых земель достигала здесь 120–130 тысяч гектар. А значит проблемы это так же не решит даже близко.

Третье. Опреснение морской воды. Строительство многочисленных опреснительных установок, а то и настоящих комбинатов. Так как это делается в Израиле, Испании и Италии. Данное направление считается одним из перспективных. Но, во-первых, эффективность подобного подхода так же весьма преувеличена. Что показал опыт всё тех же перечисленных стран, где опреснение ну никак не служит основным источником воды и так же является сильно вспомогательным. Во-вторых, это, опять же, будет техническая вода, а не питьевая. А, в-третьих, это дорого. Причём довольно ощутимо, хоть и не критически.

Четвёртое. Переброска воды с материка по водоводу, проложенному по дну Чёрного или Азовского моря. Пожалуй, самое перспективное из предлагаемых решений. Именно так Турция снабжает водой Северный Кипр. А он дальше от анатолийского побережья, чем Крым от берегов Кубани.

Именно из нижнего течения одноимённой реки воду и предлагается доставлять на полуостров при помощи гибких полимерных труб. Или, как вариант, часть воды брать так же из Дона. Но вот только дело в том, что на самом Юге России воды не так уж и много. Дон и Кубань — это не Амазонка и Миссисипи. Более того, сейчас там, как и в Крыму, многолетняя засуха. Масштабы которой таковы, что прямо напротив набережной Ростова-на-Дону уже второй год подряд ветром выдувает остров. А в этом году регион к тому ж ещё и постигло то, чего не было уже несколько десятилетий — чёрная буря. Разумеется, связано это ещё и с деградацией аграрных технологий (капитализм, счастье и так далее). Но и с дефицитом воды тоже. Так что делиться с Крымом особо нечем. Разумеется, не создав проблемы регионам, являющимся одними из главных столпов продовольственной безопасности страны.

Пятое. Новые агротехнологии. А именно — смена агрокультур, выращиваемых в Крыму, на менее водозатратные (например, эфироносные и лекарственные). А ещё масштабное высаживание защитных лесопосадок. По образцу лесополос, высаженных на Юге России академиком Лысенко и знакомых каждому русскому южанину. Только в отличии от регионов Дона и Кубани, где главной задачей была защита от чёрных бурь и эрозии почв, в Крыму речь идёт о снегозадержании и сохранении влаги. Но это, как вы понимаете, пожалуй, самый вспомогательный вариант из всех.

Подводя итог, можно сказать, что ни один из способов, стоящих на повестке дня, не способен решить проблему водного дефицита в Крыму ни то, что полностью, но даже ощутимо свести её к минимуму. Вот оно, вполне ощутимое последствие геополитического невежества, трусости и стратегической импотенции, что называется, в красках.

Несмотря на это, я, в общем-то, непроходимый оптимист. И считаю, что рано или поздно решение найдётся. Но какое именно — вот вопрос. Ведь дело в том, что геополитика — это действительно наука о вечном. И долгосрочно решить крымские проблемы (не только эту, а там их целый букет таких же) можно только одним способом. И вы его знаете. Доделать то, что было должно ещё шесть лет назад. Разумеется, я реалист и понимаю, что сейчас это невозможно.

То окно возможностей уже с грохотом захлопнулось. Но если ты сказал «а» — рано или поздно придётся говорить «б». Или отступать, что поставит крест и на существовании нынешней элиты, и на существовании России в принципе. Вот только то, что можно было доделать в 2014-м быстро и с относительно небольшими издержками, при следующем окне возможностей может стоить очень дорого.

Ну, а то, что таковое окно рано или поздно откроется — это даже не предмет для обсуждений. Пример Карабаха вам в помощь. Вопрос в другом: будет ли в наличии политическая воля и потенция для осуществления необходимого. Причём в полной мере, а не как в прошлый раз. Ибо если нет — это окно ведь запросто может открываться в обе стороны. Такие дела, дорогие россияне.

Павел Раста

Источник


Автор Павел Сергеевич Раста (Павел Кухмиров, позывной «Шекспир») — ополченец, блогер, публицист. Новороссия.

Фото: пересохшие бетонные каналы вдоль поля. Крым

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора