Крымваш

Эль Мюрид 8.08.2019 23:08 | Альтернативное мнение 146

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

фото отсюда

Вчерашняя встреча Зеленского и Эрдогана в целом была мало чем примечательной — новый президент должен сделать личные визиты в страны региона, чтобы представиться и навести какие-то мосты. Его никто не знает, а потому личные встречи — самое то, что должен сделать нормальный сосед. Однако на этой встрече неизбежно возник вопрос Крыма, и Эрдоган подтвердил прежнюю логику на категорическое непризнание Крыма российской территорией.

При этом как раз Эрдоган имеет весьма немало оснований не держать столь категорическую позицию, имея похожую ситуацию с Северным Кипром. Турция оказалась не в пример умнее нынешнего российского руководства, не присоединив Северный Кипр к себе. Впрочем, умнее Путина вообще все — и те же албанцы, и армяне. В политике важно создавать пространства решений, а не глухие тупики. Путин и за двадцать лет пребывания у власти до такой простой мысли так и не сумел дойти.

Технически Эрдоган имеет возможность, не признавая Крым российским, сделать заявление «В этом что-то есть», но в обмен потребовав от Путина сделать аналогичную уступку в адрес Северного Кипра. В конце концов, по итогам войны 080808 была признана независимость Абхазии и Южной Осетии (еще один тупик имени Путина-Медведева, который предстоит разгребать следующим поколениям), почему бы не сделать еще один. Вам-то уже все равно, а нам приятно.

Тем не менее, Эрдоган тверд, и это означает, помимо всего прочего, предел союзнических и партнерских отношений с Кремлем — они носят сугубо сиюминутный, локальный и тактический характер. В России, которую режим загнал в международную изоляцию, рассматривают Турцию чуть ли ни как успех внешней политики Путина — хоть с кем-то мы еще не до конца поругались. Но на самом деле интерес Эрдогана предельно приземленный и совершенно не простирается дальше ограниченного списка конкретных позиций.

Вообще, имея за плечами четыреста лет практически беспрерывных войн с Турцией, итог которых на сегодняшний день практически нулевой для обеих сторон (с некоторым перевесом Турции, которая продолжает контролировать Босфор — источник всех 400-летних конфликтов), в принципе наивно рассуждать о Турции как о партнере и уж тем более союзнике. Но катастрофа, в которую превратил Путин российскую внешнюю политику (а она является отражением политики внутренней, которую вообще сложно характеризовать без использования обсценной лексики), вынуждает холодный нейтралитет между нашими странами выдавать чуть ли не за достижение и прорыв.

Однако Эрдоган каждый раз по всем чувствительным вопросам сегодняшней России всегда не устает напоминать — наши отношения временные, и интересы совпадают по очень точечным вопросам, ради которых Турция никогда не пойдет на концептуальную смену своей внешнеполитической парадигмы. Хотя, конечно, позиция Эрдогана вполне прагматична — вы сами, ребята, наворочали делов, а потому разгребайте их тоже сами, не впутывая нас. Наше дело — сторона.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора