Кто решает какая история нужна России?

iov75 13.02.2017 13:03 | Антифейк 1

Масштабный кинопроект «Викинг», спродюсированный Константином Эрнстом, разом разделил россиян на два лагеря: одни до небес превозносят его художественные достоинства, а другие считают его, мягко говоря, низкосортной политической «агиткой». Тем временем группа энтузиастов начала работу над проектом, получившим условное название «Анти-Викинг». «СП» узнала, что толкнуло их на этот шаг.

«Викинг»: просчеты и ошибки

Практически каждого человека, не только имеющего непосредственное отношение к военно-историческим реконструкциям, но и просто более или менее знающего историю страны, после просмотра «Викинга» настигал самый настоящий когнитивный диссонанс, рассказал корреспонденту «СП» член инициативной группы «Анти-Викинга», руководитель проекта исторического фестиваля «Битва тысячи мечей. Рагнарёк» Алексей Овчаренко. Людей раздражали не столько какие-то конкретные нестыковки и ляпы, сколько то, что грандиозный бюджет фильма был потрачен фактически впустую, не принеся достойного результата. Кроме того, фильм, позиционирующийся как исторический, на самом деле таковым не является, да и получилось «главное достижение российской киноиндустрии» откровенно скучным. Также, несмотря на всю многогранность и неоднозначность выбранной темы, история России преподносится зрителю посредством слишком прямолинейных штампов.

«Достаточно отметить, — подчеркивает Овчаренко, — что множество открытых источников, археологические данные и та же „Повесть временных лет“ свидетельствуют, что христианство вообще и православие в частности не только проникло, но и было довольно почитаемо феодальной элитой Руси задолго до эпохи Владимира. А проведенное им крещение было, скорее, неким финальным актом, ознаменовавшим собой поворотный процесс проникновения идей христианства вглубь общества».

Наконец, сейчас в свободном доступе есть большое количество археологических данных, которые позволяют достаточно подробно и детально восстановить образ древнерусского дружинника. И это отнюдь не заляпанный с ног до головы грязью дикарь в кожаных доспехах, а представитель элитного в то время боевого подразделения, по степени технической оснащенности и уровню боевой подготовки ни в чем не уступающий (а местами даже и превосходивший) своих западноевропейских и скандинавских коллег.

Аутентичная посуда, изготовленная для проекта (Фото: Андрей Бойков)

— Многие исторические реконструкторы, — резюмирует Алексей Овчаренко, — возлагали на «Викинга» большие надежды. Этому во многом способствовал тот самый, первый и очень качественный, кстати, трейлер, в котором была показана зимняя охота. В его подготовке, кстати, принимали непосредственное участие представители специализированных конных клубов.

«СП»: — По имеющейся информации, клубы исторической реконструкции изначально привлекались к сотрудничеству создателями фильма. Почему же тогда в итоге по весьма спорному качеству костюмов, и особенно — по несоответствию воинских доспехов исторической эпохе, не прошелся к настоящему моменту только ленивый?

— Да, мы познакомились с первой дирекцией фильма (которая, кстати, неоднократно менялась в полном составе) еще до начала съемочного процесса. И изначально планы по сотрудничеству были весьма смелыми. Например, обсуждалась идея либо постройки точной копии драккара, либо перегона аутентичного судна из Скандинавии. Но из-за неоднократной смены вводных в результате все «железо» в целях экономии средств и времени было решено заказать по-дешевке у китайцев. Потом, когда выяснилось, что на китайских «скрепках» нормальные трюки поставить невозможно, пришлось какие-то вещи спешно переделывать. И реконструкторы, что называется, умыли руки.

Драккар настоящих викингов (Фото: Андрей Бойков)

«СП»: — Но ведь что-то же успели сделать? Например, умельцы из «Ратоборцев» создали византийский щит, который затем был подарен Владимиру Путину.

— Там было очень много веселых историй. Например, был заказ от команды «Викинга» на создание так называемой «сидушки Рогнеды» Подразумевалось, что на ней будет сидеть героиня в главных сценах фильма. В итоге, видимо, из-за нехватки времени и сил, в процессе съемок она трансформировалась ни много ни мало в трон самого князя Владимира. Конечно, это курьезный момент, но он весьма точно характеризует весь процесс изготовления реквизита.

«Анти-Викинг»: цели и задачи

Собственно, «Анти-Викинг», как таковой, начался с фотографий правильно сделанных отрисовок трех персонажей в облачении древнерусских воинов, которые историк Сергей Каинов разместил в соцсети после закрытого премьерного показа «Викинга». Фотографии сопровождала подпись — «первые наброски к «Анти-Викингу». А дальше сработал простой вирусный эффект. Кстати, если изначально ядро проекта составляли всего 40 друзей-энтузиастов, то уже сейчас число заинтересованных в нем людей нарастает лавинообразно, организаторы даже не успевают отвечать всем желающим. Видимо, настолько сильно у людей, как говорится, накипело в душе. Кто же они такие и по какому, собственно, поводу у них накипело?

Как считает Алексей Овчаренко, это военно-исторические клубы, несогласные с искажением исторических реалий, это представители малого и среднего бизнеса, готовые выступить в качестве спонсоров, это неравнодушные физические лица, а также представители киноиндустрии:

— Последние, что было очень удивительно для нас, прямо так и говорят — нам обидно. Обидно, что мы умеем технически красиво и даже талантливо снимать, но обыватели говорят — понятно, наши киношники ничего кроме «Викинга» сделать не в состоянии, то есть отечественная кинопромышленность не в состоянии сделать интересный продукт. Тем более что «Викинг» сейчас в глазах всего мира фактически наложил мощнейшую печать на все российское кино, так что теперь очень долго исторические фильмы будут рассматриваться в первую очередь через его призму. Как, например, происходит сейчас с трейлером фильма «Легенда о Коловрате». Если сначала в комментариях писали в духе «ну понятно, очередные «300 спартанцев», то теперь пишут — «все ясно, нечего смотреть, получился очередной «Викинг».

«СП»: — Что в конечном итоге вы рассчитываете получить на выходе? Нечто похожее на сериал «Дружина» или что-то иное?

— Нет, «Дружина» здесь совершенно ни при чем. Для нас задача, если говорить с точки зрения соответствия задумки конечному результату, создать нечто вроде «28 панфиловцев», то есть некое народное историческое кино. Да, сейчас принято говорить, что в основе этого фильма лежит миф, но нас это абсолютно не смущает. Да, возможно, в реальности и не существовало этой конкретной ситуации, однако были же люди, совершавшие не менее героические поступки. Я лично, как человек, имеющий непосредственное отношение к киноиндустрии, считаю, что исторический фильм не должен быть в точности историческим абсолютно по всем параметрам. Потому что кино, в котором полное соответствие всем историческим аспектам ставится во главу угла, в ущерб художественной выразительности, абсолютно неинтересно, его скучно смотреть.

«СП»: — Приведете пример?

— Пожалуйста. Тот же самый «Полет ворона» (имеется в виду фильм исландского режиссёра Храбна Гюднлёйгссона, снятый в 1984 году, — «СП») сделан в полном соответствии со скандинавскими сагами, с сохранением их динамики. Это очень правильный с точки зрения эпохи викингов фильм, но смотреть его абсолютно невозможно как раз в силу его всеобъемлющей достоверности.

«СП»: — Как вы собираетесь строить производство? Аналогично ли оно будет подходу, реализованному как раз на съемках фильма Андрея Шальопы?

— Совершенно верно. Нас вдохновляет то, как это сделали создатели «28 панфиловцев». Как они собрали бюджет, как они подавали информацию, как организовывали просмотры процесса для желающих. В итоге это оказалось не только смотрибельно, но и экономически оправдано. Так что мы собираемся действовать в похожем ключе — запустим соответствующие онлайн-инструменты, объявим народный конкурс на лучший сюжет фильма, конкурс на лучший сценарий (при этом всеми силами будем избегать всякой «вкусовщины»), победителя выберем открытым голосованием. Полная открытость — наше главное условие. К слову, вопрос выбора сценаристов является, в принципе, определяющим, ведь известные и маститые авторы, способные создать по-настоящему интересную историю, заняты на годы вперед.

«СП»: — После выхода «Викинга» на экраны в зарубежной прессе, например, в норвежской Aftenposten, появились публикации, в которых говорится о том, что этим фильмом Россия фактически признала тот факт, что своей государственностью и культурой она обязана западной цивилизации вообще и скандинавским ярлам в частности. Будет ли эта тема каким-то образом учитываться инициаторами «Анти-Викинга»?

— Начнем с того, что в определенные периоды истории между Россией и западными странами обострялось соперничество. Характерен пример с той же Швецией. Из многовекового противостояния с ней мы, как известно, вышли победителями относительно недавно, в XVII столетии. Однако определенные шведские круги до сих пор недовольны этим результатом. Отсюда и растут ноги у периодически возникающих однобоких и тенденциозных дискуссий на тему, чьи именно викинги принесли на Русь культуру, или почему цвета флагов Швеции и Украины одинаковы. Но эта субъективная точка зрения никакого значения для нашего проекта не имеет.

Как нам кажется, «Анти-Викинг» вообще не должен концентрироваться на интерпретации каких-то понятных и известных моментов истории. Конечно, они должны присутствовать, но, так сказать, в качестве некоего общего фона. Мы хотим в первую очередь показать мир и передать атмосферу того времени. И здесь в качестве некоего ориентира я упомянул бы, например, фильм Мела Гибсона «Апокалипсис». Там показана судьба маленькой индейской деревеньки, существующей в гармонии с природой. Ее жителей угоняют в плен представители жестокой урбанизированной цивилизации. А заканчивается фильм тем, что выжившие после нападения и сбежавшие из плена видят сквозь деревья, как к берегу пристают корабли испанцев. Этот фильм интересен, несмотря на то, что не рассказывает о таком мега-супер-крутом моменте истории, как покорение испанцами Америки. Так что для нас самое главное — не конкретное событие, а человек внутри того мира и пройденный им в этих условиях путь. Поэтому предполагается, что действо будет выполнено в формате роуд-муви. И, может быть, где-то в финале на заднем плане будет даже присутствовать и некий князь Владимир, причем не исторический, каким мы его знаем, а абстрактный, но насквозь аутентичный эпохе.

«СП»: — Вы уже сделали какие-то конкретные шаги на пути к реализации идеи «Анти-Викинга» или они только планируются?

— В июле 2017 года в рамках исторического фестиваля «Битва тысячи мечей. Рагнарёк» мы планируем съемки тизера к этому проекту, с которым будем двигаться дальше к конкретике. Многие российские клубы военно-исторической реконструкции уже дали свое предварительное согласие на участие в съемках.

 

«СП»: — А название? Так и оставите «Анти-Викинг»?

— В данном случае «Анти-Викинг», если угодно, это некая шутка, родившаяся в пылу беседы круга частных лиц. Мы ни в коем случае не хотим быть никаким анти-проектом. Это просто такой временный способ привлечения внимания общественности к замыслу. Потом, конечно, мы резко бросим все эти заигрывания с приставкой «анти-», и наш проект заживет собственной жизнью. Не нужно никаких «контр», для нас важно, наоборот, созидание и творчество. Нам важно показать, что за адекватные и сравнительно небольшие деньги в России можно снять в первую очередь интересное историческое кино, погружающее человека в атмосферу эпохи. А как оно в итоге будет называться — уже второй вопрос.

Андрей Захарченко

1
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина