Куда катится этот мир

Александр Русин 16.01.2018 5:47 | Политика 230

Мир катится, сползает, а может быть правильнее будет сказать медленно дрейфует примерно туда же, куда и Россия, а именно — в направлении днища капитализма, на котором эффективной и хорошо оплачиваемой работой будет обеспечено менее 10% населения, а остальные 90% в рамках существующей экономической системы окажутся просто не нужны.

Более 90% населения превратится в нищих иждивенцев, живущих либо на пособия, либо натуральным хозяйством, либо за счет неэффективной и соответственно низко оплачиваемой работы, которая порой вообще никому не будет нужна и будет поддерживаться государством лишь для того, чтобы снизить официальный показатель безработицы.

Никакого золотого миллиарда, живущего за счет эксплуатации остальных миллиардов на днище капитализма уже не будет. Золотой миллиард — это промежуточный этап. На днище капитализма золотым будет едва ли 1% населения планеты, то есть менее 100 миллионов.

Около 500 миллионов будут условным средним классом, составленным из специалистов, занятых на эффективной и достойно оплачиваемой работе. Половина будет приходиться на Европу и США, остальные будут распределены по другим странам.

Менее четверти населения Европы и США будут обеспечены эффективной и высоко оплачиваемой работой, обеспечивающей соответствующий высокий уровень жизни, все остальные будут жить в большей или меньшей бедности. В других регионах ситуация будет еще хуже.

Разные страны и регионы идут к этой ситуации с разной скоростью и немного разными путями.

Россия движется к днищу капитализма по пути сырьевой экономики, для обслуживания и охраны которой достаточно около 10% населения страны. Советская промышленность, наука и система образования, в которой была занята большая часть населения, в значительной части разрушена и продолжает разрушаться, потому что для сырьевой экономики она оказалась не нужна.

После ликвидации СССР процесс разрушения советской промышленности пошел ускоренными темпами из-за разрушения производственных цепочек, глубокого экономического кризиса, возникшего в результате разрушения советской экономической и административной системы, а также из-за варварской приватизации, в результате которой собственниками предприятий становились барыги, заинтересованные лишь в скорейшем обогащении, а не в работе на перспективу. Быстрое поступление на российский рынок импортных товаров тоже подкосило многие предприятия и не позволило адаптироваться к новым условиям — времени и средств на адаптацию просто не было.

В результате произошла ускоренная деиндустриализация и возникла сырьевая экономика, вследствие чего Россия осуществила рывок в направлении днища капитализма, обогнав в этом Европу и лишь немного отставая от Украины.

Однако Европа и США постепенно движутся в том же направлении. Многие страны Восточной и Южной Европы не так уж сильно отстают от России. Там тоже идет процесс деиндустриализации и рост безработицы — как реальной, так и скрытой, когда работа формально есть, но она не отличается эффективностью и не обеспечивает достойный уровень жизни.

Яркий пример — Греция — европейская страна, член Евросоюза. Несколько лет назад Греция оказалась на грани дефолта и с тех пор экономическая ситуация остается крайне сложной, сохраняется высокий уровень безработицы. В прошлом в Греции было развито судостроение и ряд других отраслей, но они не выдержали конкуренции в условиях глобального рынка и сильно сократились. По сути Греция пережила ту же самую деиндустриализацию, что и Россия, просто этот процесс шел дольше и медленней.

Похожая ситуация в Испании и многих других странах. Гданьская судоверфь, в прошлом одно из крупнейших предприятий Польши, на котором в свое время возникла Солидарность Леха Валенсы, сократилась в несколько раз и сейчас является убыточным предприятием, которое власти спасают от банкротства только из-за его исторической ценности. И таких примеров очень много.

Есть примеры деиндустриализации и экономического упадка даже в США. Один из самых ярких — это Детройт, в прошлом центр автомобилестроения, а в наше время город, официально признанный банкротом. Население Детройта сократилось в три раза и в некоторые районы даже перестали выезжать пожарные и полиция, эти районы фактически оказались заброшены. Причина этого — сокращение заводов и возникшая в результате безработица, больше 2/3 населения потеряло работу, что и привело к оттоку жителей.

Еще один интересный факт — единственный американский штат, который никогда не имел дефицита бюджета — это Техас, все остальные штаты пользуются государственными дотациями. Но за счет чего Техасу удается избегать дефицита? За счет того, что в Техасе много нефтедобывающих компаний. Это значит, что даже в США идет процесс деиндустриализации, промышленность сокращается, растет реальная и скрытая безработчица, все больше населения начинает жить на пособия.

Уже сейчас в Европе и США около половины населения либо заняты неэффективной работой, либо живут на пособия, то есть являются иждивенцами с точки зрения существующей экономической системы.

Сокращение среднего класса в США и Европе отмечается на протяжении нескольких десятилетий.

Про Ближний Восток и Африку не приходится даже говорить — большинство стран в этих регионах давно уже находятся на днище капитализма и средний класс там составляет меньше 10% населения. Исключения составляют Израиль, ОАЭ и может быть еще пара-тройка стран, но эти исключения лишь подтверждают правило. Да и население этих стран составляет едва ли 1/10 от населения регионов, так что эти страны сами по себе являются своеобразным средним классом, который составляет примерно 10% региона.

Таким образом, все страны мировой капиталистической системы, в которую не входят разве что Куба, КНДР и Иран, где проживает всего 2-3% населения планеты — можно разделить на тех, кто уже достиг днища капитализма или максимально приблизился к нему и тех, кто движется в этом направлении.

Большинство стран Африки, Ближнего Востока и Латинской Америки, многие страны Азии и страны бывшего СССР, включая Россию — уже находятся либо на днище, либо очень близко к нему.

Страны ЕС, США и Канада — постепенно движутся туда же, причем Греция, Испания и еще ряд стран движутся заметно быстрее других, отдельные американские штаты и города, такие как Детройт — тоже.

Стран, которые двигались бы в обратном направлении, то есть всесторонне развивались бы, в которых уровень жизни рос не среди узкой группы лиц, а по стране в целом, чтобы увеличивался средний класс — практически нет.

Исключения составляют разве что Монако, Швейцария, Израиль, ОАЭ и еще несколько стран, но это, как уже было сказано — исключения, лишь подтверждающие правило. Население всех этих стран вместе взятых — те же 2-3% от населения планеты, что и население Кубы, КНДР и Ирана. Поэтому в мировом масштабе эти страны картину не меняют.

Можно констатировать, что мир в целом, его большая часть, страны с совокупным населением порядка 90-95% от населения планеты — либо уже приблизились к днищу капитализма, либо движутся к нему, отличаясь лишь скоростью этого движения — Греция быстрее, Германия медленнее, Детройт быстрее, Нью-Йорк медленнее, Украина впереди, Россия чуть позади и так далее.

Мне могут возразить про Китай, который якобы является исключением и успешно развивается, демонстрирует уверенный рост и даже дороги начал солнечными батареями мостить.

На самом деле в Китае тоже наблюдается множество экономических проблем и средний уровень жизни, несмотря на весь показанный ранее рост, остается не таким уж высоким. Но главное — причины этого роста. Причинами экономического роста Китая за последние 20-30 лет является перенос промышленности из Европы и США, а также ликвидация СССР, в результате чего Китай стал своего рода «фабрикой мира».

Рост индустриализации в Китае и связанный с этим рост доходов населения и рост уровня жизни — это результат деиндустриализации в Европе, США и России. И этот рост постепенно заканчивается, потому что большая часть производства уже перенесена в Китай, больше переносить становится нечего.

Китай уже стал «фабрикой мира» и захватил большую часть рынка ТНП в США, Европе, России и других странах. Поэтому потенциал роста практически исчерпан, скоро этот рост прекратится и начнутся те же процессы, которые уже идут в большинстве других стран.

Почему так происходит?

Причина заключается в самом устройстве экономической системы, основанной на принципах капитализма, свободного рынка, конкуренции и глобализации.

Транснациональным корпорациям выгодно размещать производства там, где дешевле рабочая сила, лучше климат и логистика — именно поэтому многие производства мигрируют из Европы и США в Китай и другие страны Азии.

В Китае и других азиатских странах дешевая рабочая сила и теплый климат, который позволяет экономить на отоплении складов и производственных помещений. Близость незамерзающих портов позволяет круглый год отгружать продукцию и отправлять ее во все страны мира самым дешевым транспортом — большими морскими контейнеровозами.

Одна из главных причин деиндустриализации в Европе и США и роста экономики в Китае — банальный перенос производства.

В этом же причина деиндустриализации России и других стран бывшего СССР и соцблока — заниматься производством на просторах бывшего СССР менее выгодно, чем в Китае и других странах Азии. В России и других странах бывшего СССР более высокие климатические и логистические (транспортные) издержки — они даже выше, чем в Европе, не говоря уже о Китае.

Другой фактор — это конкуренция.

Конкуренция приводит к тому, что число производителей постоянно уменьшается, они укрупняются, упрощают и унифицируют производство, как следствие — сокращают персонал.

Производитель, получив конкурентные преимущества тем или иным способом (за счет местоположения, лучшей организации производства, конструктивных решений, за счет государственных субсидий или как-то еще) будет пользоваться этим, чтобы наращивать свое превосходство, увеличивать долю рынка и поглощать конкурентов.

Конкуренция производителей похожа на систему плей-офф в спорте, когда после каждого раунда половина участников выбывает из дальнейших соревнований. Но в спорте по окончании плей-офф начинается новый сезон, в котором все участники предыдущего розыгрыша могут играть снова, а в глобальной бизнес-системе сезонности нет, поглощение и банкротство практически необратимо и если какой-то производитель проиграл и выбыл из борьбы, то это уже навсегда, случаи воскрешения крайне редки.

Процесс сокращения числа производителей идет медленно и поэтому не очень заметно, но он идет постоянно. Порой транснациональная корпорация, поглотившая местного производителя, сохраняет его торговую марку и даже какую-то часть производства, поэтому покупателю может еще долгое время казаться, что ничего не изменилось.

К примеру, шоколадная фабрика Россия давно уже принадлежит корпорации Nestle, но на выпускаемой продукции остался логотип Россия и многим покупателям может казаться, что это по-прежнему российский производитель. Нет, это давно уже не российский производитель. Точнее не совсем российский.

То же самое можно сказать про АвтоВАЗ — этот завод перешел под контроль корпорации Рено-Ниссан и последняя модель — Lada Xray — собирается на платформе Рено Сандеро из импортных комплектующих. Поэтому завод АвтоВАЗ уже не совсем российский завод. И сам концерн Рено-Ниссан является примером объединения двух производителей из разных стран.

Подобные примеры можно приводить бесконечно. Производитель телефонов Nokia был поглощен корпорацией Microsoft. В 80-е годы с рынка был выбит крупный производитель вычислительной техники корпорация DEC. В 90-е годы исчез еще целый ряд производителей процессоров, которые не смогли конкурировать с Intel, но не потому, что их разработки были хуже технически — наоборот, они превосходили Intel с инженерной точки зрения, однако производственные и финансовые возможности Intel были так велики, что не позволили конкурентам закрепиться на рынке.

Сокращение числа производителей и их укрупнение ведет к закрытию заводов и сокращению персонала, потому что одному производителю не нужны заводы во всех странах — достаточно одного завода где-нибудь в Китае или в крайнем случае двух-трех заводов в нескольких регионах мира. Точно так же одному производителю не нужны конструкторские бюро в разных странах и городах — достаточно одного КБ где-нибудь в Калифорнии.

Растет автоматизация как производственных процессов, так и сферы услуг, торговли и транспорта.

Один цех современного завода может обслуживать один-два специалиста вместо нескольких десятков рабочих, работавших в аналогичном цехе сто лет назад. При этом производительность современного цеха, в котором работают автоматы, намного выше, чем аналогичного цеха столетней давности.

Автоматизация торговли ведет к тому, что сокращается число продавцов, потому что в интернет-магазинах покупатели сами выбирают товар, сами его оплачивают и от магазина требуется лишь обеспечить доставку. Доставка тоже постепенно автоматизируется, поэтому количество персонала, работающего в сфере торговли, неуклонно сокращается. Вместо десятка или даже сотни магазинов с продавцами, кассирами, бухгалтерами, товароведами, охранниками и грузчиками постепенно остается один интернет-магазин, персонал которого в конечном итоге в несколько раз меньше.

Автоматизация в сфере услуг сводится к тому, что многие виды услуг клиент может оказывать себе сам, купив то или иное оборудование и инструкцию по его использованию. А там, где без специалистов пока не обойтись — автоматизируется их работа, в результате чего один специалист может обслужить больше клиентов.

Автоматизируется даже транспорт — на смену множеству таксопарков приходят глобальные сервисы вроде Uber и национальные вроде Яндекс.Такси. Кроме этого, ведутся разработки автомобилей, которые смогут обходиться без водителей, поэтому со временем число профессиональных водителей тоже сократится.

Даже в сфере строительства растет производительность труда и появляются технологии, которые позволяют сократить число строителей, задействованных на объекте. Технология быстровозводимых каркасных домов позволяет бригаде из двух-трех человек построить больше строений, чем раньше строили десятеро. Разрабатываются «строительные принтеры», которые позволят печатать дома так же, как сейчас 3d-принтеры печатают различные предметы.

Это называется прогресс.

Прогресс сам по себе процесс позитивный, однако при существующей экономической системе, предполагающей конкуренцию и обязательное получение прибыли от любой деятельности, прогресс ведет к тому, что было описано изначально — к ситуации, когда более 90% населения будет лишено эффективной работы, а значит и достойной оплаты.

Сегодня в сельском хозяйстве Европы и США один работник обеспечивает продукцией от 50 до 100 человек. Это значит, что 2% населения может обеспечить сельхозпродукцией всех остальных.

Постепенно рост автоматизации и укрупнение производителей в результате конкурентной борьбы с выбыванием приведет к тому, что 2% населения планеты будут обеспечивать всех остальных любыми промышленными товарами, бытовой техникой и автомобилями.

Затем автоматизация в строительстве приведет к тому, что 2% населения сможет обеспечить всех жильем. Затем автоматизация торговли приведет к тому, что 2% населения будут обслуживать продажу и доставку всех существующих товаров. И автоматизация сферы услуг приведет к тому, что 2% населения будут обеспечивать все остальное.

Один фермер будет обеспечивать сельхозпродукцией от 100 человек и больше, один строитель будет обеспечивать жильем от 100 человек и больше, один администратор интернет-магазина будет обслуживать больше 100 покупателей. Один учитель будет учить больше 100 человек по дистанционной системе, один доктор будет лечить больше 100 человек и так далее.

Так и получится, что примерно 500 миллионов человек, возможно даже меньше, сможет обеспечить весь мир всеми основными продуктами и услугами.

Возникает вопрос: чем 7 миллиардов человек будут платить за те самые товары и услуги, которые производит для них 500 миллионов человек?

Если 90% населения окажется вне сферы производства товаров и услуг, то кто и за что будет платить этому населению деньги, чтобы оно могло покупать производимые товары и услуги?

Если все или почти все товары и услуги будет производить 10% населения планеты, либо автоматика, созданная этими же самыми десятью процентами населения — значит все или почти все деньги будут у тех же 10% населения, которые участвуют в эффективном производстве товаров и услуг.

Фактически 10% населения будут производить абсолютное большинство товаров и услуг и обмениваться ими между собой, а остальные 90% будут получать пособия и гуманитарную помощь, размер которой будет зависеть от доброты и щедрости местного правительства.

Именно к этому движется (катится, ползет, дрейфует) мир, живущий в рыночно-капиталистической парадигме, которая предполагает обязательное получение прибыли и конкурентную борьбу, критерием которой является та же самая прибыль и которая приводит к необратимому выбыванию игроков и сокращению числа производителей товаров и услуг в глобальном масштабе.

Однако при сокращении эффективно задействованного в производстве населения будет сокращаться и число платежеспособных покупателей, которые могут приносить производителям дальнейшую прибыль. Какое-то время система будет жить за счет сокращения числа производителей, но в конце-концов их останется так мало, что сокращать будет уже некуда и получать дальнейшую прибыль за счет уничтожения конкурентов станет невозможно.

Когда капиталистическая система достигнет дна, она не сможет дальше существовать, потому что будет утрачена возможность получать прибыль в рамках прежней модели.

Прибыль можно будет получать только виртуально, на уровне манипуляций цифрами, но реальной прибыли уже не будет.

Без прибыли нельзя будет выплачивать дивиденды акционерам и это приведет к тому, что акции обесценятся. Без прибыли нельзя будет платить проценты по кредитам и коммерческие банки обанкротятся из-за невозвратов старых кредитов и невозможности компенсировать убытки выдачей новых кредитов — их просто некому станет выдавать. Станет невозможна инвестиционная деятельность в ее современном виде.

Капиталистическая система выродится, коллапсирует.

На смену капиталистической системе придет другая, которая сможет обеспечить население планеты эффективной и продуктивной работой, а также справедливым распределением производимых товаров и услуг.

На смену капиталистической системе придет такая, которая не требует обязательного получения прибыли с необратимым выбыванием тех, кто не может выполнить это условие. В новой системе не будет места ссудному проценту и финансовому капитализму.

В новой системе будет действовать принцип от каждого по способностям, каждому будет предоставлена возможность свободно трудиться и каждому будет обеспечен достойный уровень жизни.

Что это будет за система — вы наверное уже догадались.

Это значит, что мир движется (катится, ползет, дрейфует) к мировой революции, о которой сто лет назад говорили большевики, но которая не могла случиться сто лет назад ввиду того, что капиталистическая система сто лет назад еще не изжила себя, наоборот — она была на подъеме и только сейчас подходит к моменту своего вырождения.

Этот момент на самом деле не так далек, потому что многие страны уже достигли днища капитализма или приблизились к нему. России до этого днища остались считанные годы «развития», Европа и США примерно на полпути — там около половины населения уже лишены эффективной работы и процент нищих ненамного меньше, чем в России.

Центробанк Японии уже понизил ключевую ставку до отрицательных значений, ключевая ставка ЕЦБ достигла нуля, ключевая ставка ФРС приближается к нулю — это значит, что банковская система уже перестала генерировать прибыль. Нулевая ключевая ставка — это фактически конец ссудного процента на высшем банковском уровне.

Очень показателен финансовый кризис 2008 года — он является результатом того, что строительный рынок в США достиг предела возможностей по извлечению прибыли и рост доходности прекратился, прибыль стала виртуальной и привела к возникновению так называемого пузыря.

Кризис 2008 года был мини-коллапсом капиталистической системы в ограниченном масштабе.

Впереди — глобальный коллапс.

Мир движется к глобальному и неразрешимому кризису перепроизводства, коллапсу банковской, финансовой и капиталистической системы в целом, за которым последует мировая экономическая революция. А вслед за экономической революцией случится и политическая, потому что политика — надстройка над экономикой.

Как скоро это случится — предсказать очень сложно, потому что мир очень большой и поэтому дрейфует к днищу капитализма довольно медленно.

Но учитывая, что капиталистическая система уже прошла пик своего развития и многие страны уже скатились на дно, либо достигнут его в ближайшие годы — ждать осталось не очень долго. Ключевая ставка центробанков развитых стран, достигшая или приближающаяся к нулю, тоже говорит о том, что коллапс не слишком далеко.

Однако ввиду большого масштаба всей системы период ее упадка и даже сам процесс коллапса и революции может растянуться на многие годы и случиться не за один раз.

Прежде, чем исчезнуть насовсем, капиталистическая система еще будет биться в конвульсиях, которые могут принимать формы финансовых кризисов, вооруженных конфликтов, государственных переворотов и даже мировой войны.

Вот ко всему этому и движется (катится, сползает, дрейфует — как угодно) наш многострадальный мир вместе с Россией. В определенном смысле даже во главе с ней, потому что среди всех европейских стран Россия катится одной из первых, лишь немного отставая от Украины.

Александр Русин

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина