Культ маньяков: почему обожают керченского стрелка и забывают героев

Русранд 25.10.2018 21:17 | Политика 48

Что знаете вы об Александре Моисеенко? Или о Ларисе Кудрявцевой? Дайте-ка я угадаю: ни-че-го. А меж тем Моисеенко пытался отнять у Рослякова ружьё, а Кудрявцева закрыла собой детей, когда маньяк зашёл в класс. Вот они — настоящие герои. Но о них молчат. Не зажигают свечей, не проводят дней памяти, и малолетние пустышки не говорят, какие они милые.

В мире потребления убийство и пытка становятся венцом идеологии индивидуализма — публикация ИА Regnum.


ПОКАЗАТЬ ЗЛО: КАК ВОСПЕЛИ ТРАГЕДИЮ В КЕРЧИ

Для того чтобы задуматься о том, в каком мире живут нынешние подростки, — мире, похожем на горящий супермаркет со злобными клоунами Пеннивайзами из «Оно», — понадобились трагедии в Берёзовском, Псебае, Бурятии, Перми и Керчи. Последняя — самая масштабная бойня в новейшей истории России. Лишь после того как убийца Росляков, этот подготовленный шахид, убил 20 человек и ранил 50, появились инструкции по тому, как действовать в подобных ситуациях. Дай Бог, без будущих трагедий ответственные структуры да и простые люди задумаются не только о том, как противоборствовать, но и как предотвращать такой ад. Однако, судя по реакции на бойню в Керчи, это будет не скоро. Ведь за оправдания зла цепляются крепко.

Крымский телеканал «Таврида» опубликовал видео бойни в Керчи. Он даже не удосужился вырезать кадры, где убийца добивает лежащего на полу ребёнка. Одно созерцание подобного — зло. Ведь грех прилепляется даже тогда, когда ты просто наблюдаешь за ним. Прилепление зла к человеку показал Михаэль Ханеке в фильме «Видео Бенни». Напомню, по сюжету, подросток видит, как убивают свинью. Он смотрит за этим кровавым действом снова и снова, не в силах оторваться. А потом в гости к подростку заходит одноклассница, и он как бы случайно убивает её. Но в его сознании жертва — не человек, а всё та же свинья, отправленная на убой. Позднее с родителями подросток чинно и спокойно — по-бюргерски — решает, как избавиться от тела. Фильм вышел в 1992 году; Ханеке многое понял ещё тогда. С демонстрацией видео бойни в Керчи — та же история. Тысячи подростков увидят, как убивать, а после зло подчинит некоторых из них; и захочется повторить.

Журналисты, опубликовавшие данные кадры, уверяют нас, что это необходимо для установления правды. Мол, видео снимает многие вопросы. Из него становится якобы ясно, что убийца действовал один.

В школе, возможно, да. Однако настроили его заранее. Сначала завербовали, а после соответствующим образом психологически обработали и профессионально подготовили. Никаких вопросов публикация видео не снимает. Она, во-первых, лишь ещё одно грязное золотишко в копилку хайпа, а, во-вторых, попытка оправдания глубинного зла. Глупо — преступно глупо! — считать, что Росляков — выродок, сбой. Нет, он — порождение той системы, в которой родился и воспитывался, она создала его — и это общее преступление. Брет Истон Эллис идеально показал чудовище, вскормленное чудовищами, в образе «американского психопата» Патрика Бэйтмена. Ведь самое холодное и безжалостное из всех чудовищ — левиафан государства.

Цитата из к/ф «Дипломная работа». Реж. Алехандро Аменабар. 1996. Испания

Тут вспоминается ещё одно кино — Tesis Алехандро Аменабара; у нас его назвали «Дипломной работой». Это один из первых фильмов о снаффе (не настолько глубоко и экзистенциально, как у Ханеке, но с верными смысловыми акцентами), а снафф-видео — именно то, что крутится сейчас в головах сегодняшних жестоких подростков. Там они убивают, расчленяют и насилуют других людей; пока ещё в головах, но всё идёт к тому, что подобное будет происходить и в реальности (впрочем, уже происходит). В «Дипломной работе» один из создателей снаффа, преподаватель университета, говорит: «Кино должно давать зрителю то, что он хочет». Так и подростки, какой бы парадоксальной ни казалась данная мысль, дают извращённому миру то, что он от них требует.

В конце же «Дипломной работы» один телеканал решает опубликовать найденный снафф. Фильм заканчивается тем, что пациенты больницы, точно зомби, пялятся в экран, изучая страшные кадры. Зло победило — оно вышло в широкий доступ. Так же произошло и с опубликованным видео из Керчи. Оно, как бы нас ни убеждали конъюнктурщики, не делает лучше.

Вопросы по-прежнему остаются. Почему мы столь охотно приняли матрицу жестокости, культа успеха и безжалостной борьбы за жизненное пространство? Почему уничтожили систему образования, низведя педагогов до обречённых существ, героически борющихся за выживание? Почему в стране едва ли не официально задекларирована идеология силы на грани с хамством? Почему разворочено и оплёвано первичное лоно семьи? Много, очень много тяжёлых, как волоколамский смог, вопросов. Ответов нет. Но хорошо бы ответить. Однако что мы видим? Очередные «Пусть говорят» с Андреем Малаховым или кем-то ещё. Сытые морды, неумело изображая сочувствие, гутарят о трагедии в Керчи. И это даже не хайпожорство и желтуха, а кощунство и торжество тупости. Похоже на бесноватые пляски на костях, когда ноги разъезжаются на крови. Но у этого кровавого фарса есть вполне конкретные причины: поднять рейтинг и замылить истинные причины трагедии.

Поэтому сытые морды с видом обвинителей из ЧК задают вопрос: где была мать Рослякова? Гадкая женщина — такой они делают вывод. Но ответ другой: мать Рослякова пыталась выжить, работая санитарочкой в онкологии за 12 тысяч рублей, выжить и обеспечить сына. Потому что 13 миллионов людей в России живут за чертой бедности, а образование и медицина выоптимизированы настолько, что уже не дышат. Быть иначе не может в несправедливом кастовом обществе. И сытым мордам не в зомбоящике бы сидеть, а поработать санитарочками и учителями, чтобы понять ад за 12−15 тысяч рублей. Им бы в принципе ощутить, прочувствовать, как живут люди.

Но они этого не поймут. Как не поймут и того, что такие кабацкие ток-шоу, в коих они красуются, как в инфернальном цирке, способствуют расчеловечиванию и краху семейных ценностей. Ведь именно в них показывают патентованных хабалок и проституток, а ещё актеров, отказывающихся от своих детей, тем самым приговаривая институт семьи и оболванивая народ. И вот теперь сидит ведущий, похожий на холёного индюка, и делает вид, как ему больно от происходящего. А сытые морды мямлят банальности и доказывают, какое чудовище Росляков. Фарс на крови.

Злой клоун Пеннивайз. Цитата из к/ф «Оно». Реж. Андрес Мускетти. 2017. США, Канада

Росляков, безусловно, чудовище, да, но он порождение инкубатора чудовищ. И инкубатор этот работает и будет работать на полную мощность, потому что подлинных причин трагедии не называют, а в лучших пропагандистских традициях кормят зрителя фекалиями, присыпанными ванилью лицемерия. Нынешняя российская медиаповестка с восторжествовавшим кабаком, диктатом жестокости и силы, лицемерным враньем о мифическом величии — одна из причин подобных трагедий. И те люди, кто сейчас, отливая зловещими бликами, паразитируют на трагедии в Керчи, фальшиво вздыхая и предлагая банальности, отставшие от реалий на 10−15 лет, на самом деле должны не умничать, а каяться. Ведь они — соучастники преступления. Каждый вечер они несут в дома звенящую инфернальную пошлость.

Но с таким подходом, когда видео бойни транслируется для всех, а вместо обсуждения подлинных причин трагедии федеральные каналы паясничают и лицемерят, мы обречены на воспитание других чудовищ, на пробуждение самых низменных, самых гадких и убийственных порывов. Они выйдут из тех, кого, камуфлируя реальные проблемы, оболванивают кабацкими историями и «патриотической» пропагандой.

Но подобное не сработает. Наоборот, сделает только хуже: наплодит монстров, для которых ни человеческая жизнь, ни нормальные отношения ничего не стоят. Это «видео Бенни» для всех россиян, ожидающих нового эфира из обители зла. Ещё больше грязи и ещё больше крови; как пел шок-рокер, убей меня в прайм-тайм, только сделай это красиво. Либо кто-то слишком глуп, либо он решил, что ад в стране должен продолжаться. В конце концов, он даёт весьма неплохие рейтинги.


ПОЧЕМУ ОБОЖАЮТ КЕРЧЕНСКОГО СТРЕЛКА И ЗАБЫВАЮТ ГЕРОЕВ

Ожидаемо: у Владислава Рослякова, устроившего бойню в керченском колледже, появились фанаты. Ещё бы настойчивее крутили его по телевидению, показывали видео расстрела — глядишь, и памятник бы поставили. Впрочем, лиха беда начало. На 25 октября намечена акция памяти Рослякова. Зажгут свечи, погрустят у фотографии. Милый, милый мальчик. И плевать, видимо, на убитых им подростков.

Ситуация не нова. Сколько людей приходило поддержать Тэда Банди на судебных заседаниях? Сколько нашлось апологетов Чикатило? А сколько последователей было у Чарльза Мэнсона?

Убийство, попавшее в прайм-тайм, притягательно, как любое легализированное зло. Особенно если снять по нему нечто вроде «Прирождённых убийц». Эстетика убийства для многих становится так же притягательна, как нацистская форма. К тому же это отличный способ прославиться, получив свои 15 минут славы, о которых говорил Энди Уорхолл. Девочке, вытащившей пять детей из горящего дома, уделили одну новость; Рослякову — сотню. Не сомневаюсь, со временем у Владислава появится фан-клуб. Вроде того, что есть у хабаровских живодёрок. Страшно другое — у Рослякова появятся и свои последователи. Убийцу, террориста важно лишить публичности, но возможно ли подобное в тотальный информационный век? Вряд ли. Зло сидит в каждом — и оно завладевает человеком при должных условиях. Сегодня же создана идеальная среда для маньяков, убийц и террористов. Зло не просто возобладало — оно стало патологично в своём диктате.

Можно ли ждать другого, когда социальные сети забиты извращениями и насилием? Когда федеральные каналы вещают мерзость, которую раньше и в кабаке-то со шлюхами постеснялись бы обсуждать? Когда кино и музыка превратились в смесь насилия и ненависти?

Другого ждать не приходится. Неглупые люди предупреждали о нависшей угрозе, диагностировали наступление болезни. Но кто их хотел слушать? Ведь главное мерило всего и вся — деньги как материализованный эквивалент успеха. А матрица такова, что ради успеха нужно быть готовым абсолютно на всё. Бога нет, потому что Он для неудачников, а значит, всё дозволено. И зло лучше всего продаётся.

В «Адвокате дьявола» Сатана, блестяще сыгранный Аль Пачино, говорил герою Киану Ривза: «Я дал вам, людям, всё, что вы хотели. Двадцатый век был моим веком». Именно так. Теперь Сатана кайфует от того, во что люди превратили Землю. И даже иногда удивляется: слишком вычурно для него. Мы живём в те самые последние времена. Нет, зла не стало больше — его столько же, сколько и раньше, количественно, а вот качество изменилось. Никогда ещё зло не было столь визуализировано, забрендировано и распиарено. Зло — это продукт. Как говорил Антоний Великий: «Наступят последние времена, когда девять больных придут к одному здоровому и скажут: ты болен, потому что ты не такой, как мы». И они пришли.

Аль Пачино. Цитата из к/ф «Адвокат дьявола». Реж. Тейлор Хэкфорд. 1997. США

Есть и ещё один важный момент: зло всегда спаяно с глупостью. А в мире постправды она краеугольный камень. Реформы образования, клипо-, а после иконкоцентричное сознание только усиливают эффект. Всё до прогорклой оскомины банально: люди перестали понимать, что есть добро и зло, что есть правильно и неправильно, истинно и ложно.

При этом зло больше не выглядит как монстр — нет, оно обыденно и вместе с тем изысканно, как «американский психопат» Патрик Бэйтмен. По меньшей мере оно очень милое. Вы смотрите на девушку 15 лет — и вы никогда не поверите, что она участвовала в зверском убийстве инвалида из Псебая: прыгала на его голове, тушила сигареты в мёртвых глазницах, хохотала и, конечно, снимала происходящее на видео. Она очень милая.

Вот и Росляков очень милый. Посмотрите на голубые глаза, на молодое подкачанное тело. Определённо, Патрик Бэйтмен уже изошёлся бы от зависти и прикончил Рослякова мясницким ножом. То-то была бы драка, похлеще Фредди против Джейсона. Росляковым любуются — именно так. Любуются безмозглые девицы, которые пишут слёзно-ванильные послания. Милый мальчик, мы так скучаем по тебе.

Это неудивительно в мире, где важнее казаться, чем быть, где шмот важнее ума и души. Кого травят в школах? Того, кто что-то не знает? Нет, того, кто беден, того, кто плохо одевается, того, у кого палёный шмот. И посмотрите на тех, кого называют «они же дети». Они все из одного инфернального инкубатора. Никаких отличий. Это армия универсальных солдат, одетых в модных магазинах и вооружившихся айфонами.

Вещи окончательно победили людей, маммона — Бога, и в мире абсолютного потребления пытка и убийство становятся логическим завершением, венцом восторжествовавшей идеологии индивидуализма. Ты буквально должен прикончить и сожрать другого, чтобы он не сделал это с тобой. И фанатки маньяков ждут, когда их выпотрошат, сняв видео для социальных сетей. Они и сами тому будут рады. Как в «Употреблено» Кроненберга.

На месте трагедии. Керчь. Иллюстрация: Glava.rk.gov.ru

Они же дети усвоили эту мораль идеально. Они здесь, чтобы прикончить Россию. Кто-то скажет, что это сгущение красок и нагнетание, но что скажут они, когда будут новые убийства? Данный вопрос я задавал год назад. Но, видимо, придётся спрашивать снова. И я готов повторить: они же дети прикончат Россию. Наш мир закончится на наших детях. И та трусость, что мы являем сегодня — тому доказательство. Информационный поток движется дальше: трагедию в Керчи стирают другие информационные поводы, но в инкубаторе чудовищ уже созревают новые росляковы, милые и кровожадные.

Их не надо разгонять ОМОНом, не стоит ограничивать бесконечными тупыми запретами — с ними надо просто поговорить, и желательно ласково; но кто станет это делать? Потому придёт время — запомните эти слова, — когда мы будем стоять стенка на стенку: с одной стороны — отцы и деды, с другой — дети. Это война, как в «Детях кукурузы» Стивена Кинга. Впрочем, хватит литературных и киношных аллюзий — есть жизнь: вот она и сулит новые испытания.

Они же дети не понимают, что идут на смерть, свою и чужую. Потому что в них полностью отсутствует чувство ответственности. Им дали всё, а другим, наоборот, не предоставили ничего. Но все они — никому не нужные отщепенцы. Они никто, желающие стать всем быстро и сразу, потому что ни одно существо в мире не может жить без самоидентификации. Вот и детишкам важно нащупать себя — для этого они пытают и убивают.

А что взамен, спросите вы? Отвечу вопросом на вопрос: что знаете вы об Александре Моисеенко? Или о Ларисе Кудрявцевой? Дайте-ка я угадаю: ни-че-го. А меж тем Моисеенко пытался отнять у Рослякова ружьё, а Кудрявцева закрыла собой детей, когда маньяк зашёл в класс. Вот они — настоящие герои. Но о них молчат. Не зажигают свечей, не проводят дней памяти, и малолетние пустышки не говорят, какие они милые. Даже бестолковый рэпер Оксимирон не сочинит о них песню.

Подлинных героев забыли, хотя их имена должны нести как знамя, а Рослякова, наоборот, вымарать, вырезать из сознания.

Ведь только так, помня людей, а не монстров, чтя героев, можно устоять в будущем. Только так. Но, к сожалению, в этом мире лишь у злодеев есть имена; жертвы безымянны. Как и подлинные герои. Тогда, собственно, чего мы хотим от будущего?

Платон Беседин

Источник: 12


Автор Платон Сергеевич Беседин — писатель, литературный критик, публицист, родом из Севастополя. Неоднократно ездил в зону боевых действий в Донбассе с гуманитарными миссиями.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Расчеловечивание

Бунт повелителей мух: как мы воспитали недорослей-кровопийц

«Они же дети» прикончат Россию

Бешеные шакалы из Псебая: не пора ли вернуть смертную казнь?

Война уже идёт

ПНТ: курс — на очеловечивание

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора