Квазинаучные, когнитивные и информационные операции прикрытия мировых проектов — III

Русранд 14.12.2018 12:43 | Политика 45

КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ГЕОПОЛИТИКИ

Большие вопросы на предмет научной состоятельности вызывает классическая теория геополитики. К классикам геополитической мысли, таким как Х.Маккиндер, принято сегодня относиться с большим пиететом. Но если проверить сами основания их теоретических построений, то они носят в большей степени метафорический, чем научный характер. Классическая геополитика выстраивается на модели плоскостного рассмотрения географического пространства. Отсюда производны конструкты Хартленда — Срединной Земли и Исланда — Мирового острова. По Х.Маккиндеру, они онтологически антагонистичны. 

Борьба между ними ведется за буферную территорию, по отношению к которой Н.Спикмен ввел термин Римленд, — «дуговая земля». Но для глобусной модели понятие географической середины и других производных от нее лишено смысла [38].

Столь же метафорически выглядят в инструментарии геополитики понятия «Восток» и «Запад». Как цивилизационные категории, они действительно целесообразны. Однако использование их в жестком географическом смысле приводит к многочисленным недоразумениям.

Географически Востоком для России являются США и Канада. Но кто говорит о них, как о восточных странах? Австралия и Новая Зеландия, ассоциативные члены западного мира, находятся по отношению к России в направлении юго-востока. При повороте на 180 о восточное положение страны к соответствующей точке отсчета меняется на западное. Территория Америки может быть достигнута при движении как на Восток, так и на Запад.

Следовательно, о восточном и западном мире корректно говорить не в географическом, а исключительно в цивилизационном смысле. Хорошо, конечно, используя терминологию Х.Маккиндера, осознавать себя «геополитической осью истории». Но банальные историко-географические несоответствия такой номинации территории Евразии очевидны. Исторически осевое значение в мире приобретали разные цивилизации. Это зависело от комплекса факторов, и прежде всего от уровня идейной-духовной консолидации населения и эффективности государственной власти. Географической заданности в дихотомии атлантизм — евразийский континентализм здесь нет. Множественность цивилизаций противоречила навязываемой классической геополитикой схеме бинарной оппозиции. О каком постоянном осевом значении Евразии можно вести речь, когда еще 13 тысяч лет назад ее территория была покрыта льдами. Только после завершения ледникового периода была заселена человеком и Северная Америка.

На обеих позиционируемых в качестве стержневых географических зонах цивилизация возникла значительно позже, чем в других регионах мира. О каких-либо признаках геополитической борьбы атлантистов и евразийских континенталистов вплоть до XVIII в. (и то с достаточной условностью) говорить тоже не приходится.

Единого мирового коммуникационного пространства, мир-системы в ее валлерстайновском понимании, элементарно не существовало. Многие цивилизации попросту не подозревали о существовании иных человеческих сообществ. До начала европейской колонизации Америки в роли атлантистов должны были, казалось бы, выступать американские индейцы. Но об их геополитической миссии в борьбе с Хартленд, естественно, ничего не известно. Диссонирует с положением об отнесении к Мировому Острову всего американского материка и современный вектор цивилизационного развития государств Латинской Америки. Движение, ассоциирующееся с фигурой У.Чавеса, а ранее — Ф.Кастро, никак не вписывается в маккиндеровскую парадигму атлантизма.

Модель мироустройства, описываемая Х.Маккиндером, окончательно сложилась только в XX в. Причем реальное ее воплощение произошло уже после того, когда был номинирован сам концепт глобального противостояния Хартленд и Мирового Острова. О ней феноменологически можно было говорить лишь после создания СССР. Между тем главный труд Х.Маккиндера «Географическая ось истории» увидел свет еще в 1904 г. Следовательно, речь идет не об описании, а о проектировании геополитического мироустройства. Мировым проектировщикам потребовалась такая модель, из которой бы следовала объективность консолидации атлантистского мира под предводительством США. К Мировому Острову Х.Маккиндер относил, как известно, и Японию. Именно в 1904 г., напомним, началась Русско-японская война, в которой США и Великобритания активно поддерживали Токио.

Другой реконструируемый замысел маккиндеровского концепта — политическая изоляция России. Территория Хартленд была фактически тождественна границам Российской империи при условии урезания ее на Западе в районах Балтии и Причерноморья и на Востоке тихоокеанского приморья. Удивительно, как этот провокационный концепт оказался взят на вооружение патриотическими группировками внутри современной России. Тщеславная формула «мы ось истории» затмила анализ реального содержания научных оснований и политических последствий принятия идейной парадигмы «классической геополитики».


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


ПРИМЕЧАНИЯ

[38] Mackinder H.J. h e geographical pivot of history // h e Geographical Journal. 1904. No 23. Р. 421- 437; Mackinder H. J. Democratic Ideals and Reality. N.Y. 1942; Spykman. h e Geography of the Peace. N.Y., 1944; Маккиндер X.Дж. Географическая ось истории // Полис. 1995. No 4; Макиндер Х.Дж. Круглый мир и достижение мира // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 1994. Вып. 1; Зубков К. И. Как рождалась концепция русского хартленда // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 1994. Вып. 1; Цымбурский В. Л. Россия — Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее геополитика. М., 2000; Колосов В.А., Мироненко Н. С. Геополитика и политическая география. М., 2001.


Из раздела 1.9 фундаментальной  коллективной монографии Центра:  Россия и мир. Российский мировой проект: в 2 т. / под общ. ред. С.С. Сулакшина. Т. I. М.: Наука и политика, 2016.

Предыдущую часть II читать здесь.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора