«Левый коммунитаризм» начинается с Голландии

Рабкор.ру 31.07.2017 7:11 | Политика 24
 

Мартовские парламентские выборы в Нидерландах обозначили наступление новой тенденции, которая представляет собой как вызов, так и риск для левого движения всей Западной Европы. Речь идёт о попадании в нидерландский парламент новой партии Denk («Денк»), открыто отстаивающий интересы одного из этно-религиозных меньшинств, вышедших из иммиграции.

Выборы во Вторую палату Генеральных Штатов 15 марта привели к целому ряду заметных событий. В целом голландские левые и левоцентристы выступили неубедительно, не сумев набрать в совокупности и 30% голосов. Впервые в истории страны в рамках нидерландской левой на первые места по влиянию вышли «Зелёные левые» (ЗЛ) и левопопулистская Социалистическая партия, набравшие по 9,1% голосов. В то же время доминировавшая в левом и рабочем движении на протяжении всего послевоенного периода социал-демократическая Партия труда потерпела катастрофическое поражение; вновь против социал-демократии сыграл фактор младшего правительственного партнёра, что в итоге привело к банкротству – ПТ сумела провести в нижнюю палату парламента лишь 9 своих депутатов против 38 парламентариев в 2012 г.

Не менее «судьбоносным» результатом парламентских выборов стало другое событие. Во Вторую палату прошла левоцентристская партия «Денк», получившая 216 тысяч голосов (2,1%) избирателей, что позволило молодой партии провести в парламент трех своих представителей. Конечно, два процента – цифра не бог весть какая. Даже среди парламентских левых это всего лишь пятый результат.

Тем не менее прохождение «Денк» в нидерландский парламент имеет историческое значение не только для голландского, но и для всего европейского левого движения.

Знатоки европейской левой сразу могли бы возразить, сказав, что «левый коммунитаризм» по факту уже давно существует. Например, в Шотландии, Стране Басков, Каталонии и т. д. многие десятилетия действуют левые и левоцентристские партии, выступающие объективно с «коммунитаристских» позиций, защищающие интересы не только своего региона, но – прежде всего – его коренного населения.

Но в том-то и дело, что речь во всех этих случаях шла о левых, отстаивавших чаяния коренного населения, а по факту его трудовой, антикапиталистической части. В ситуации с «Денк» мы наблюдаем абсолютно иной случай. Эта партия действует с февраля 2015 г. Её создали покинувшие ПТ и её депутатскую фракцию в 2014 г. два депутата – 36-летний Танахан Кузу и 44-летний Сельчук Тюрк. Оба они и были переизбраны в Генеральные Штаты в марте. Кампанию им составил Фарид Азаркан. Все перечисленные фамилии вовсе не являются случайными. Этот термин наиболее близок или взятому из турецкого слову «равенство», или из голландскому «думать». И это тоже, в свою очередь, не случайность; новая партия в системе нидерландской политики является прежде всего выразительницей интересов мусульманского (главным образом турецкого) меньшинства.

В последние годы в разных публицистических статьях мне уже приходилось писать о не очень эффективной политике европейских левых сил в иммиграционном вопросе. Безусловно, защищая принципы интернационализма, равноправия и толерантности, большинство левоцентристских, левосоциалистических, экологистских, коммунистических и крайне левых партий так и не сумели выработать – ни на уровне своих национальных государств, ни в масштабе Европейского Союза (ЕС) – вызывающую доверие большинства граждан стратегию.

Принцип «иммиграция является шансом, а не проблемой», который любит повторять, например, мой приятель французский депутат Жан-Люк Меланшон, очень хорош в теории. Но на практике в той же Франции мы видим, что во многом из-за непонимания иммиграционной «повестки» левых большая часть французских рабочих сегодня склонна поддерживать крайне правый Национальный фронт. Так происходит потому, что многие трудящиеся в Старом Свете связывают с массовой иммиграцией не столько шанс для себя и торжество принципов интернационализма, сколько угрозу потери рабочего места, сокращения социальных пособий и роста преступности и террористической опасности для своих семей.

Тем не менее нельзя не признать, что многие десятилетия складывающаяся радушная политика левых сил в отношении иммигрантов и их потомков принесла свои ощутимые электоральные плоды в самых разных западноевропейских странах. С процессом ослабления влияния левых среди рабочих и других категорий трудящихся, принадлежащих к коренным нациям, бурно развивалась иная тенденция. В подавляющем большинстве стран-членов ЕС иммигранты, получившие гражданство этих государств, как и их потомки, стали ревностными сторонниками и избирателями левых и левоцентристских партий.

Сами же эти партии стали со временем выдвигать политиков, вышедших из иммиграционных семей, на первый план. Их начали избирать в парламенты, региональные органы власти, назначать министрами. Уже мало кого удивляет тот факт, что сын пакистанского рабочего иммигранта Садик Хан стал мэром Лондона, а главой второго города Нидерландов – Роттердама с 2009 г. избирается выходец из марокканской семьи Ахмед Абуталеб. Оба, к слову, социал-демократы.

В Нидерландах, к примеру, подавляющая часть натурализовавшихся иммигрантов из мусульманских стран, как и во многих других государствах Западной Европы, обычно голосует за левые партии, прежде всего ПТ и ЗЛ. Но всё-таки нужно иметь в виду, что левые и левоцентристы в Голландии и других странах ЕС не только выступают в защиту прав иммигрантов, мультикультурализма и против дискриминации или расизма. Партии левого спектра не только в теории, но и на практике добивались интеграции, а то и ассимиляции иммигрантов в национальные сообщества. Даже если они призывают к уважению «особых» прав трудовых иммигрантов и их потомков, европейские левые при этом ни в коем случае не были заинтересованы в поддержании общинных или коммунитарных настроений среди диаспор иностранцев.

Но реальная проблема заключается в том, что в западноевропейских странах, не только в Нидерландах, существуют очень опасные тенденции, как говорится, имеющие «обоюдоострый» характер. С одной стороны, уровень жизни и гражданских прав иммигрантов и их детей, пусть уже формально ставшими шведами, французами или нидерландцами, явно ниже, чем у основной части населения. При приёме на работу, покупке жилья иммигранты, особенно из восточных стран, подвергаются обыкновенному бытовому расизму. Уровень безработицы среди некоренных тоже выше. Как бы «в ответ» мы наблюдаем стремительный рост криминогенности среди молодёжи «диаспор», превращение в забытые гетто кварталов и городков с преобладанием мусульманского населения, усиление джихадистских идей, в том числе среди второго, а то и третьего поколения перебравшихся в Европу семей. И оба этих направления лишь подпитывают коммунитаристские настроения.

Провал ПТ в Нидерландах привёл к тому, что значительная часть натурализовавшихся голландцев отдали голоса «Зелёным левым». Но немалая часть подданных Нидерландов марокканского и особенно турецкого происхождения делегировали голоса уже «своей» собственной партии – «Денк». Конечно, было бы неверно слишком преувеличивать электоральное влияние мусульманских общин на политическую жизнь Голландии. Статистические данные показывают, что в этом благополучном западноевропейском королевстве суммарно приверженцы ислама составляют лишь 5% населения. В то же время в крупнейшем городе страны Амстердаме зарегистрированы 75 тысяч марокканцев и 42 тысячи турок, в Роттердаме мусульман около 80 тысяч (или 13% населения), в столице страны Гааге – 16%. Всего же в перечисленных трёх крупнейших городах Нидерландов собственно этнические голландцы составляют уже менее половины населения. Разумеется, в условиях финансово-экономического благополучия именно «антиимигрантская» тема является главным политическим козырем голландских крайне правых, в частности, второй по влиянию политической силы страны – Партии свободы.

Возвращаясь же собственно к существующей уже более двух лет партии «Денк», следует сказать, что не подлежит сомнению её левоцентристский, социал-реформистский профиль. В программном манифесте этой партии, принятом в конце 2016 г., называются такие цели «Денк», как достижение толерантного, заботливого, обучающегося, устойчивого и справедливого общества. Но поверх лозунгов о том, что «каждый должен уважать каждого», нужно бороться с расизмом и защищать практику мультикультурализма и продвигать социальную демократию, в предложениях «Денк» содержится немало того, что и относит данную партию к парадигме «левого коммунитаризма».

В предвыборной программе к мартовским выборам партия «Денк» выступила, в частности, с призывами вообще отказаться от термина «иммигранты» и оказывать переехавшим в Нидерланды иностранцам государственную помощь в поисках работы. «Денк» требует «бороться со структурным и институционализированным расизмом» в стране, призывая создать т. н. Реестр расизма, отвечающий за регистрацию случаев и проявлений расизма.

Новая партия предлагает в каждой школе, в начальных и средних классах, наряду с голландским и английским языками, преподавать по желанию родителей китайский, арабский или турецкий языки, мотивируя свою идею тем, что это «повысит конкурентоспособность Нидерландов и их вес в мировой политике». Далее фантазия основателей «Денк» доходит до того, что они устами председателя партии С. Тюрка предлагают не просто организовать и финансировать за государственный счёт обучение имамов, но утверждают также, что имамы должны в обязательном порядке служить в больницах, тюрьмах и вооружённых силах!

Вряд ли правы консервативные голландские публицисты, считающие, что за партией «Денк» стоят турецкие власти; всё-таки в данном случае мы имеем дело с силой левоцентристской направленности. Но фактом остаётся и то, что, в отличие от всех остальных парламентских левых партий, «Денк» жёстко осудил решение нидерландских властей запретить турецким высшим сановникам проводить митинги в поддержку конституционных изменений перед организованным в Турции референдумом.

Новая партия совсем не озабочена темой феминизма и имеет очень расплывчатую позицию по вопросу армянского геноцида в бывшей Османской империи.

Совершенно очевидно, что подавляющее большинство избирателей «Денк» представляют собой подданных Нидерландов прежде всего турецкого происхождения. И этот факт для характеристики электората «Денк» гораздо более важен, чем левоцентристский профиль данной партии. Иными словами, в Голландии уже имеет своё парламентское представительство партия, достаточно рельефно вписывающаяся в логику «левого коммунитаризма». Коммунитаризма, которому голландские и западноевропейские левые вроде бы, в соответствии с их идеологией и установками, должны были противостоять. Но которому объективно своей беззубой и доктринёрской позицией по «иммигрантскому досье» они открыли двери.

Руслан Костюк

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина