Локальные проблемы общего уровня

Эль Мюрид 26.10.2018 18:37 | Политика 28

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Введенные на днях санкции против Украины формально являются ответом на украинские санкции, введенные против нескольких российских юридических лиц в связи с сотрудничеством их с предприятиями Донбасса. Однако с фактической стороны речь идет о подготовке к будущим переговорам по газовому транзиту. Они обещают быть непростыми, поэтому стороны готовят исходные позиции, позволяющие начинать торг с максимально высоких требований. Кроме того, общая ситуация в мире и Европе в частности вынуждает обострять свои действия, уже мало считаясь с рисками.

Сами по себе переговоры по транзиту и от Украины, и от России по принципиальным вопросам зависят мало. Основным игроком продолжают оставаться США, затем Европа, и вот только в рамках их позиций можно будет понять главное — о каких вообще объемах поставки российского газа в Европу может идти речь и по каким маршрутам. Тогда и станут понятными объемы транзита через Украину.

Основная проблема заключается в договоренностях о прокачке газа по двум обходным маршрутам — Северному потоку-2 и Турецкому потоку. С трубой Турецкого потока, идущей на его внутренний рынок, вопрос изначально был ясен — трубе быть. Украинский транзит лишился 15 миллиардов кубометров, которые теперь пойдут в Турцию напрямую, и которые сейчас идут по Трансбалканскому коридору, заходя последовательно в Молдавию, Румынию, Болгарию и Турцию. Однако с транзитной трубой через Турцию вопросы остаются вплоть до того — будет ли она вообще. Вероятность ее строительства пока остается равна 50 процентам — или будет, или нет. Вопрос непраздный, так как от него зависит судьба поставок газа в Румынию и Болгарию, а также режим работы Трансбалканского коридора — в случае, если транзитная труба через Турцию будет построена, Трансбалканский трудопровод будет переключен на реверсную подачу, а значит, Украина лишится еще 15 миллиардов кубометров транзита.

У Северного потока-2 есть мощные лоббисты в самой Германии, включая купленного с потрохами и коррумпированного одним из высших постов в газовой отрасли России экс-канцлера Шрёдера, поэтому строительство самого трубопровода сомнений особо не вызывает. Вопрос в том, какие объемы пойдут через него. Здесь немцы ощутимо поддаются давлению США и могут дать согласие на использование только части мощности СП-2. Американцы при этом уже сейчас столбят за своим СПГ долю в Европе, а поэтому ожидать от них ослабления давления не приходится. Надежды Украины на сохранение максимально больших объемов транзита связаны и с неопределенностью в части транзитной трубы Турецкого потока, и с неясной ситуацией вокруг Северного потока-2, и с аппетитами США.

Однако и здесь есть политическая неопределенность — сейчас многое зависит от ноябрьских выборов в Конгресс. В случае, если Трамп укрепит свои позиции, он будет проводить несколько иную политику, чем сейчас. В частности, приступит к окончательным похоронам проекта Трансатлантического партнерства, пребывающего пока в замороженном состоянии. Ликвидация ТТИП, равно как и Тихоокеанского ТИП — ключевая задача Трампа, однако за разрушением проекта своих глобальных противников он будет обязан интенсифицировать альтернативный — переход к будущему двуполярному миру через промежуточный этап сложного и слабоуправляемого многополярного мира. Пусть и временно, но ему придется идти на уступки будущим центрам такого многополярного мира, ставя при этом их с самого начала в жесткие условия, с помощью которым впоследствии эти центры будут поглощены одним из двух основных игроков будущего миропорядка — США или Китаем.

Выборы 6 ноября в США при всей их внешней обыденности имеют значение ничуть не меньшее, чем выборы самого Трампа в 16 году и будущие президентские выборы 20 года. В Китае, кстати, этот вопрос решен чуть ранее, когда Си Цзиньпину удалось фактически продавить решение о неограниченном сроке правления.

На фоне этих мероприятий глобального уровня какие-то локальные местечковые разборки между третьестепенными игроками выглядят мелкими, но их логика вписывается в происходящее. Для Кремля газовый транзит в Европу — вопрос выживания всего режима, так как устойчивость путинской экономики подорвана и находится в отрицательной зоне. В случае серьезного поражения на европейском рынке процесс схлопывания режима Путина может перейти в самоподдерживающуюся и ускоряющуюся фазу. Трампу не нужны конкуренты, но обвал нынешней России на этапе перехода к новому миропорядку вряд ли вписывается в его планы, так как создает риски, которые сложно прогнозировать. На это и расчет Кремля, поэтому он и ведет себя достаточно самоуверенно, явно не по чину и возможностям. Туземному населению разнообразные пропагандисты выдают эту наглость и самоуверенность за мощь, однако рационально поведение кремлевских объясняется их пониманием сложного положения, в котором находится Трамп. Нормальное поведение партнера, который в обычной ситуации сидит тихо, но в обстановке хаоса пытается урвать свое.

Собственно, здесь идет торговля и поиск новых балансов: Кремль хочет ухватить как можно больше из того, что ему будет предложено, Трамп намерен максимально ограничивать аппетиты партнеров — и не только Кремля, естественно. Та же Европа, как естественный будущий центр (один из центров) нового трамповского миропорядка тоже рассчитывает на известную самостоятельность, и Трамп вынужден периодически осаживать европейцев, тоже пытающихся ухватить побольше.

Украина здесь, безусловно, игрок даже не второй лиги, а так — дворовая команда, мнение которой никто особо спрашивать не собирается. Однако в такой крайне хаотичной обстановке даже она может создать определенные трудности, используя дефицит времени и обострение общей ситуации. Поэтому Кремль создает инструменты давления — как на саму украинскую власть, так и на стоящих за ее спиной более серьезных игроков. Санкции — это очевидно игра против Киева. Донбасс и угроза обострения обстановки — игра более высокого уровня. Идущие нон-стопом угрозы военного порядка высшего российского руководства — от министров обороны или иностранных дел до откровенно провокационных и близких к безумным заявлений самого Путина — это попытка вписаться уже в глобальную повестку. Естественно, что никого запугать страна, которая откровенно заваливает все высокотехнологичные программы и не имеющая возможности поддерживать прежний технологический уровень, не может. Но угроза создания рисков и дополнительного хаоса вполне серьезна. У Трампа просто нет времени и ресурсов отвлекаться на каждый взбрык того или иного партнера. На это, собственно, и расчет.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора