Лукоморье. Здесь русский дух

Русранд 20.03.2018 6:09 | Политика 114

Волшебный мир пушкинских сказок известен каждому из нас с самого раннего детства, потому что именно его персонажи, изъяснявшиеся невероятно красочным, выразительным и изящным русским языком учили нас не только правописанию и богатству русской речи, но и простым и важным жизненным истинам.

Все мы сочувствовали замученному жениными капризами рыбаку, старуха которого, наконец, так «вздурилась», что из-за своего склочного характера и неумеренных аппетитов осталась у разбитого корыта, и даже малому ребенку становилось совершенно понятно, что жадность до добра не доводит. Наблюдая за приключениями попа и его работника Балды, мы делали для себя раз и навсегда тот простой вывод, что находчивость и острый ум найдут выход из любой ситуации, а гоняться за дешевизной вовсе не всегда бывает выгодно. А нешуточные страсти, разыгравшиеся на острове Буяне и за его пределами, выучили нас тому, что добрым и честным надо оставаться при любых, даже самых сложных и трагических обстоятельствах, а завистливые бабы Бабарихи рано или поздно упадут в ту яму, которую старательно и лукаво копали для других.

Но, конечно, самый красочный и чарующий мир, из многих сказочных миров, созданных блистательным гением Александра Сергеевича, открывается читателю в его первой поэме «Руслан и Людмила», созданной по мотивам древнерусских былин. Несмотря на то, что она содержала немало дружеских пародийных элементов на знаменитую «серьезную» балладу В.А.Жуковского «Двенадцать спящих дев», поэма Пушкина обрела совершенно самостоятельную и уникальную стилистику и зажила своей собственной полнокровной жизнью. После ее выхода в свет Жуковский, как известно даже подарил юному Александру Пушкину свой портрет с надписью «Победителю-ученику от побежденного учителя. А известные всем с детства хрестоматийные строки „У Лукоморья дуб зеленый“, которые зачастую воспринимаются как самостоятельное стихотворение, являются прологом к поэме „Руслан и Людмила“.

Сама поэма была закончена в 1820 году, но волшебного пролога, без которого сейчас немыслимо себе представить эту чудесную историю, еще не существовало.

У лукоморья дуб зеленый;
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом…
… Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русской дух… там Русью пахнет!
И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый;
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.

Пушкин написал его позднее, по свидетельствам современников в 1826 году и включил уже во второе издание „Руслана и Людмилы“, вышедшее в свет в 1828 году. Именно тогда знаменитый ныне пролог и стал сказкой ученого кота, одной из многих его невероятных историй, окном в прекрасный и живой мир, полный волшебства и простоты, доблестных подвигов и коварства, любви и ненависти. И это неудивительно, ведь в мифологии славян Лукоморье — это заповедное, таинственное место на краю вселенной, где растет мировое древо, пронизывающее все миры.

Но у Лукоморья есть и вполне земной адрес. Песчаная коса к востоку от села Безыменное Новоазовского района Донецкой Народной Республики, а также расположенный за ним залив Азовского моря издавна называется Лукоморьем. Согласно легенде, именно эту косу и некогда росший на берегу моря дуб и описал А.С.Пушкин в знаменитом прологе к „Руслану и Людмиле“. Легенда эта на самом деле не столь уж неправдоподобна, потому что Пушкин действительно проезжал эти места в мае 1820 г. по дороге на Кавказ. По воспоминаниям его попутчиков, они останавливались в Безыменном и отдыхали в тенистой дубовой роще. Возможно оттого, что контраст между бескрайней степью, дубравой и морским побережьем был чересчур резким и неожиданным, по преданию, Пушкин был совершенно очарован этим местом, показавшимся ему как бы вышедшим из сказки.

Местные старожилы помнят, что действительно, в начале прошлого века совсем рядом в районе Мариуполя на побережье между Кальмиусом и Азовским морем еще существовали живописные места, где росли деревья, в том числе и дубы. К сожалению, со временем рощи были вырублены.

И сами жители села Безыменного, и многие жители Донбасса, и не только специалисты-краеведы и филологи, но и энтузиасты-любители прекрасно знают эту легендарную историю, гордятся связью своего края с великим Пушкиным и любовно поддерживают эту связь. Например, накануне войны осенью 2013 года группа активистов, краеведов и поклонников пушкинского творчества в селе Безыменном посадила дуб в память о пребывании в Лукоморье Александра Сергеевича. А год назад Донецкая республиканская универсальная научная библиотека им. Н.К.Крупской даже обзавелась саженцами исторического дуба — потомками знаменитого дерева, выращенного Петром Великим на Каменном острове более 300 лет назад. Деревце, высаженное во внутреннем дворе главной библиотеки Республики, тем более дорого горожанам, что было подарено семьей Ганнибалов, как известно, соединенной родством с „Солнцем русской поэзии“. К дубкам прилагалась и дарственная грамота, подписанная представителями знаменитого рода — супругами Юрием и Лилией Ганнибал, ныне хранящаяся в библиотеке им. Н.К.Крупской.

Потомки знаменитого „арапа Петра Великого“ передали Донецку не один, а целых пятнадцать дубков, два из которых предназначены для села Безыменного, где останавливался великий поэт, часть передана в Ботанический сад, а часть высажена в Донецке у памятника А.С.Пушкину.

В Пушкинском Доме в Санкт-Петербурге хранится путевой журнал генерала Н.Раевского, знаменитого героя Отечественной войны 1812 года, с семьей которого тогда путешествовал Пушкин. Генерал, как и положено военному, четко и скрупулезно фиксировал все происходящее в пути, день за днем. В этом журнале, кроме всего прочего, записано следующее: „На первой почте за Мариуполем встретили мы жену Гаевского, которая дожидалась меня трое суток и отправилась к мужу; ей не давали лошадей, для меня приготовленных. Она зато приготовила нам завтрак; мы поели, я написал с нею вам письма и поехали“. В Географическом атласе Российской Империи В.П.Пядышева, изданном в 1829 г., указано, что „первая почта“ за Мариуполем это и есть Безыменное. Причем на тот момент оно обозначено не просто как почтовая станция, но уже как хутор. В Маршрутной карте путей сообщения Европейской части России» (СПб, 1811 год) есть следующее указание: «В верстах четырех — пяти восточнее Мариуполя почтовый тракт разветвлялся: влево от моря уходила дорога к станции „У Широкой Балки“, а прямо понад морем шла дорога на Безыменное».

Существует и еще одна местная легенда, связанная с именем Пушкина, согласно которой село Безыменное получило свое наименование от Александра Сергеевича. По одной из ее версий, Пушкин и Раевские, проезжая через село, остановились у костра, вокруг которого сидели мужики. Пушкин спросил: «Что это за село?» Вперед вышел маленький мужичок, поклонился и сказал: «А село-то наше, барин, без имени». «Безыменное, значит?», — ответил Пушкин. «А и то верно!» — отвечали мужики. Правда это или нет, но жители Донбасса любой, даже малейшей, даже волшебной и сказочной связью с гением Пушкина дорожат как святыней, трепетно и любовно. Что же касается факта существования дубовых рощ на Азовском побережье, то известно, что Петр Первый еще в 1701 в одной из своих инструкций требовал: «Кругом Таганрога посеять желудей для леса, такоже в городе к наморским пригожим местам посадить ивы». Подобное распоряжение в 1727 года царь дал и азовскому губернатору Толстому. И дубовые рощи действительно появились как вблизи Таганрога, так и на побережье Азовского моря.

Таким образом, и чудесное Лукоморье, и петровские дубы, и поездка А.С.Пушкина через Безыменное обретают плоть и кровь, и не столько в исторических подробностях и гипотезах, сколько в безмерных любви и почитании творчества, памяти и самого имени русского гения. Так, 14 июня 1969 года был торжественно открыт памятник Пушкину в Донецке, впоследствии ставший местом романтического поклонения влюбленных и молодоженов, трепетно почитающих гений поэта, сумевшего совершить невозможное — описать невыразимое словами высокое чувство любви. На открытии памятника присутствовал секретарь городского комитета компартии Н.Дранко, сказавший: «Сегодня жители Донецка приветствуют появление нового почетного гражданина города металлургов и шахтеров — Александра Сергеевича Пушкина! Мы искренне и сердечно скажем сегодня замечательному поэту: «Здравствуй, Пушкин! Добро пожаловать в наш город!» И поистине, это его город, ибо разве не предсказал он некогда: «Нет, весь я не умру — душа в заветной лире мой прах переживет и тленья убежит». Разве не жив Пушкин в народной памяти, разве не нашептывают петровские дубки семьи Ганнибалов новым поколениям донецких поэтов и романтиков волшебные сказки, разве не продолжает хранить свои секреты воспетое им Лукоморье?

Немыслимо для нашего прагматичного века, но каким-то образом почувствовал он, гений и пророк, своим вещим сердцем тот странный и непонятный край, проникнув в самую его суть, где и бескрайние степи, и дубовые рощи, и морское побережье — все органично и самым чудесным образом соединилось, будучи по природе своей несоединимым, на самой границе вселенной. Тот сказочно прекрасный, доблестный и загадочный край, где и ныне, несмотря ни на что, безраздельно властвует тот самый, неподвластный ни коварству, ни прямому злодейству, ни предательству, ни забвению вечно живой «русской дух», столь родной и близкий Солнцу русской поэзии — «нашему всему» Александру Сергеевичу Пушкину.


Автор Любовь Сергеевна Донецкая — публицист, член «Союза народной журналистики», г. Донецк.

Фото: Песчаная коса к востоку от села Безыменное Новоазовского района Донецкой Народной Республики, а также расположенный за ним залив Азовского моря издавна называется Лукоморьем.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина