Малоизвестный расстрел рабочих Златоуста

Буркина Фасо 15.05.2018 16:52 | История 176

Из дореволюционной истории, которая сейчас усилиями пропагандонов типа Говорухина подается, как сплошной хруст французской булки, мы в основном помним только о Кровавом воскресенье и Ленском расстреле, однако эпизодов с расстрелами безоружных, протестующих рабочих было значительно больше. Вот один из таких расстрелов.

8 марта рабочие большого прокатного цеха казенного оружейного завода в г. Златоусте прекратили работу и заявили, что они не желают принимать новые расчетные книжки, где введены новые пункты, ухудшающие положение рабочих, и увеличены карательные меры по отношению к рабочим, от штрафа до тюрьмы: за порчу инструментов рабочие отвечают не только заработком, но даже движимым и недвижимым имуществом; заводоуправление имеет право рассчитывать, рабочих в случае двухнедельной болезни; за оскорбление мастера словом рабочие отвечают тюрьмой до одного месяца и др. пункты. Постепенно остановили работу и другие цехи, и 11 марта завод окончательно остановился. К этому времени администрацией завода был вытребован Мокшанский пехотный батальон, квартирующий верстах в трех от города, и солдаты зашли арсенал.

В ответ на извещение администрации о стачке из Петербурга было предписано объявить рабочим, что работа будет продолжаться на старых условиях впредь до выяснения этого вопроса. Объявление об этом было вывешено в мастерских и на столбах в городе. Но рабочие заявили горному начальнику Зеленцову, что они требуют, чтобы старые условия были оставлены навсегда, и не встанут на работу, пока это требование не будет удовлетворено. Зеленцов предложил им выбрать депутатов для объяснения. К вечеру было выбрано трое депутатов для объяснений: рабочие Филимошкин, Симонов и Пономарев. В ночь на 12 марта, до всяких объяснений, все трое были арестованы.

12 марта с самого утра рабочие начали требовать освобождения товарищей. Они обращались к исправнику, жандармам, Зеленцову, заявляя, что согласны работать даже на новых условиях, лишь бы были освобождены арестованные. Но на это требование они не добились ни от кого определенного ответа. К вечеру из Уфы приехали губернатор Богданович, начальник Уфимского жандармского управления Штатов с жандармами и прокурор окружного суда. Рабочие направились к дому горного начальника, где остановился губернатор. Но последний (ссылаясь на позднее время) предложил рабочим собраться на следующее утро.

13 марта на площади между заводом, школою и церковью собралась толпа в несколько тысяч человек, и в том числе женщины и дети. Трудно определить точно число собравшихся, так как толпой была занята не только площадь, по все прилегающие к ней улицы, переулки, приблизительно можно считать от 4 до 5 тысяч. На крыльце появился Богданович, окруженный конными городовыми, а перед церковью, лицом к училищу и толпе, выстроилось войско. На требования рабочих освободить арестованных губернатор ответил отказом и хотел ехать в тюрьму, но рабочие не допустили лошадей к крыльцу, настаивая на своем требовании. Губернатор скрылся в дом, а конные отъехали от крыльца и стали по бокам около солдат. Заиграл рожок — сигнал, совершенно не понятый толпою, — первые ряды войска стали на колено: раздался залп. Толпа бросилась бежать, оставив на месте до 50 человек. В тыл бегущим продолжались залпы — всего не меньше четырех. Конные городовые избивали бегущих шашками и нагайками. Часть спасалась по направлению к дому горного начальника — оттуда из окон их встретили градом из револьверов.

По окончании бойни число жертв достигло 160—200 человек, из них убитых и умерших от ран в первые же сутки не меньше 60 человек. В числе убитых были и совершенно посторонние лица, и не бывшие даже на площади: так, убита старуха, которая шла по улице довольно далеко от площади, из больницы, после похорон своего мужа. Убили мальчика с разносной книжкой, старика, сидевшего на крыльце городского училища. Крестьянин, приехавший на базар, прострелен вместе со своею лошадью. Пули летели также в окна городского училища. В течение, по крайней мере, получаса после выстрелов полиция гнала всех с площади и не допускала подать первоначальную помощь раненым, оставляя их истекать кровью. Так, один из них дополз до церковной ограды, прислонился к ней и умер. Часть раненых скрылась по домам и в следующие дни являлась в больницы для перевязки. Только через полчаса стали собирать убитых и раненых. Без разбора клали их в угольные короба и розвальни по 4—5 и даже 8 человек и развозили по больницам. На вывешенных больничных табличках число больных и умерших намеренно уменьшалось сравнительно с действительностью. Около умирающих в больницах находились их семьи и посторонними лицами приносились деньги, пища, вино и фрукты.

Часть Златоустовского общества составила подробную протестующую телеграмму о зверствах администрации для Министерства внутренних дел, но телеграмма не была принята.

14 марта с утра работы возобновились. Таковы факты. Из них мы видим, что Златоустовские рабочие не совершили никаких нарушений даже русских законов. Они только отстаивали свое право не принимать новых условий работы. Им предложено было выбрать депутатов. Депутатов их арестовывают. Далее, губернатор приглашает их собраться для объяснений. Им устраивают ловушку и избивают предательски, без всякого вызова с их стороны и даже без предупреждения, так как военный сигнал не может быть понятен мирным рабочим. Златоустовские рабочие не выразили никакого сознательного протеста против самодержавия: они только мирно боролись против алчных попыток ухудшить их положение. Но самодержавное правительство, которое дрожит за свое существование и боится всякого движения рабочих, решило залить кровью их мирный голос.* Такие факты, когда толпа собирается по приглашению начальства, затем раздаются неожиданные выстрелы, не единичны и не случайны. Самые эти факты [являются] наилучшим призывом к полному осуждению самодержавия и принятию участия в сознательной борьбе с ним организованного пролетариата. Только сознательная, организованная политическая борьба приведет к полному уничтожению самодержавного строя со всеми его ужасами и бесправием.**

Уфимский комитет Российской социал-демократической рабочей партии

Примечания:

* Из присутствовавших 13 марта 1903 г. на площади в Златоусте рабочих к суду было привлечено 34 человека, в том числе 5 женщин, среди них жена Филимошкина и мать Симонова (рабочих депутатов). Дело рассматривалось Особым присутствием Казанской судебной палаты с участием сословных представителей в Уфе 23—30 января 1904 г. Суд оправдал как невинных 29 человек. Остальных осудил: одного на 3 месяца, трех на 2 месяца и одну на 1 мес. заключения в тюрьме (ЦГИА СССР, ф. 1405, оп. 105, д. 11059, л. 119—159). Председатель Казанской судебной палаты счел себя обязанным в особом письме управляющему Министерством юстиции объяснить такое почти поголовное оправдание подсудимых тем, что в обвинительном акте действия рабочих были квалифицированы неправильно, так как никто из них не имел оружия и ранение ими чинов полиции было не доказано. Он вынужден был также признать, что были подтасованы показания чинов полиции, которые выступали в качестве свидетелей обвинения в судебном заседании и зачастую сбивались с показаний, данных ими на предварительном следствии (то же дело, л. 108—111).

** Кроме Уфимского комитета РСДРП, листовки о событиях в Златоусте с осуждением царских властей за зверскую расправу с безоружными рабочими выпустили многие комитеты РСДРП: Самарский, Пермский, Нижегородский, Полтавский, Киевский (см. хронику). Событиям в Златоусте посвящена также листовка ОК РСДРП «Ко всем рабочим» об убийстве эсерами уфимского губернатора Богдановича, по приказу которого был произведен расстрел рабочих. Осуждая индивидуальный террор, листовка призывает к организованной борьбе с самодержавием («Красный архив, т. 4(59), 1933, стр. 34—39).

ЦГИА СССР, ф. 1405, МЮ, оп.530, д. 78, л. 37—37 об. Гектогр.

Цинк.

Ждем повторения подобных эксцессов в наше время. Первые звоночки в виде разгонов с казачьими нагайками протестующих, включая молодежь уже есть. Ну, а пока путинская пропаганда будет внушать народу байки про благодать до революции и ужас-ужас в СССР, где такие события типа Новочеркасского расстрела были исключением, вызванным превращением мирного протеста в неуправляемый погром.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина