«Малый бизнес загибается»: эксперты о ситуации в новосибирском ритейле во время пандемии

Михаил Кузнецов 26.05.2020 9:24 | Регионы 45

Фото: © nvdaily.ru

Из-за противоэпидемических ограничений во время коронавируса 64% легальных продуктовых магазинов по всей стране потеряли не менее половины оборота. В непродуктовом секторе каждая вторая точка простаивает или вовсе закрылась. Тайга.инфо разбирается в ситуации, которая сложилась в Новосибирской области с кризисом предпринимательской деятельности.

Специализированные магазины непродовольственных товаров, не попавшие в перечень жизненно важных, закрыты уже 2 месяца. И часть из них ждет катастрофа, независимо от того, когда ограничительные меры будут сняты.

«По некоторым данным, с рынка уйдет каждый третий. Уже месяц мы прорабатываем возможность открытия магазинов с отдельным входом, взаимодействуем с Минпромторгом Новосибирской области, сейчас готовим обращение в Роспотребнадзор», — рассказала Тайге.инфо вице-президент Ассоциации малоформатной торговли Наталья Кошелева.

Ее слова повторяют статистику председателя комиссии «Опоры России» по малоформатной торговле Владлена Максимова.

Казалось бы, наиболее динамичную часть экономики необходимо поддерживать. У малого ритейла, в отличие от федеральных или даже региональных торговых сетей, нет запаса прочности. Действующая нагрузка по части платежей и условий ведения бизнеса дает право требовать помощи. Спустя полтора месяца всеобщей самоизоляции президент заявил о мерах поддержки, причем в этот раз действительно имеющих потенциал. Проблема в том, что доступ к ним на практике имеет лишь небольшая часть предпринимателей. Необходимо получать доход по узкому перечню ОКВЭД (код вида экономической деятельности), не иметь задолженности, содержать первоначальный штат. Все эти критерии можно выполнить скорее благодаря совпадению, чем следованию правилам.

«Если честно — ни от кого ничего не слышал о получении поддержки от государства. Если вы зайдете на сайт и забьете ИНН компании, вам выпадет, что вы не подпадаете под поддержку. Напротив, те компании, которые работают, молятся, чтоб к ним никто не пришел с проверкой», — рассказал директор «Центра автоматизации малого бизнеса» Дмитрий Бычков.

Позиция насчет решения главного вопроса ритейла — аренды — у региональных властей более активная и эффективная. Кошелева отмечает, что арендаторы государственной и муниципальной недвижимости получили отсрочку по арендным платежам.

Однако в коммерческой недвижимости ситуация не такая однозначная. «Обычно подчиненной и пострадавшей стороной являются арендаторы. Но и арендодатели не попали в список пострадавших отраслей, то есть не могут претендовать на меры поддержки, и, по мнению правительства, не имеют право включать в решение проблемы арендаторов — где здесь баланс интересов? Правительство фактически устранилось от решения проблемы», — сетует Кошелева. Эксперт добавляет, что этот конфликт обостряется и не закончится даже после окончания кризиса в контексте обсуждения изменения закона об аренде.

«Отмена ЕНВД ударит по бизнесу сильнее, чем коронавирус. Действительно, по нашим расчетам, переход на УСН увеличит налоговую нагрузку в 5−8 раз! При переходе на ОСН — в 30−40 раз! Все это нереальные величины! Бизнес либо уйдет в минус, либо в тень! Это кому-то выгодно?» — спрашивает Кошелева.

В это же время на коронакризис в экономике накладывается разгул теневого рынка. Какими средствами оперируют нелегальные продавцы хотя бы одних сигарет Тайга. инфо уже неоднократно писала. И конкретно этот сегмент точно вырастет за период ограничений — конкуренции от легальных точек меньше, проверки беспокоят не так сильно, средств у населения убавилось, и низкая цена стала играть еще большую роль.

«Рост нелегального оборота подакцизных товаров (в первую очередь сигарет) в Новосибирской области отмечался последние три года. Не думаю, что выручка торговцев нелегальной продукцией могла упасть, ведь значительная доля продаж давно ушла в формат доставки. А как показывают последние данные от МВД, Роспотребнадзора и таможни, за прошедшую часть года изъят лишь 1% объема, который оборачивается в регионе», — заявила Кошелева.

По данным журнала «Эксперт», доля «серого» табака в Новосибирске составляет 15,7% по итогам 2019 года, причем выросла за последний год на 47%. В общенациональном масштабе рынок нелегальных сигарет наносит бюджету ущерб в 100 млрд руб. Очевидно, что такая развитая инфраструктура в регионе позволяет теневому сектору быть «на коне» по сравнению с легальными бизнесом, вынужденным соблюдать предписания властей, нести дополнительные расходы на дезинфекцию, подвергаться проверкам и пр.

«Не секрет, что можно в 10−11 часов вечера поехать по Красному проспекту и через каждые 500−800 метров зайти в заведение и купить алкоголь. Любой. Как эти „разливайки“ были, так они и работают. Понятно, что они под чьей-то крышей. И на оптовых сигаретных базах типа Левобережки продажи увеличились. Там мелкие ларёчки, где ни кассы, ни терминала нет, но работает „чёрный нал“», — дополняет картину Дмитрий Бычков.

Характерно, что громких новостей о давлении на теневой рынок в регионе давно не слышно. Хотя, если вдуматься, то займись власти борьбой, хотя бы с наиболее крупными сегментами подполья, то деньги на поддержку бизнеса могли бы найтись. Собственно обнаружение и закрытие нелегальных торговцев — уже настоящая помощь государства честному бизнесу. Эту работу стоило бы активизировать.

В этой ситуации многие предприниматели могут задуматься, многое ли они имеют, соблюдая закон — не проще ли иметь повышенный барыш, а в случае чего платить штрафы официально или не очень? Особенно, когда единственной альтернативой является закрытие бизнеса.

«Наш бизнес по производству этикеток просел на 60%. Малый бизнес загибается. То есть 60% наших клиентов либо сейчас не работают, либо работают в сильно усечённом режиме. В том числе есть часть продуктовиков, промышленных предприятий. Крупные промышленные предприятия, на которых мы занимаемся автоматизацией, работают на четырехдневке», — продолжает предприниматель.

Представленная картина оптимизма не внушает. Малый бизнес уходит в тень, пока госмашина пытается исправлять ошибки, расширяя доступ к мерам поддержки и обсуждая увеличение выплат предпринимателям МСП и самозанятым. Но любой выход из кризиса предполагает не возвращение в докризисный период, а некую новую реальность. А вот ее очертания пока видятся сумрачными — малому ритейлу, который кормит и одевает миллионы людей, нужен новый подход, защита со стороны государства и более стабильное место в экономике, а не матпомощь и моральная поддержка.

Сейчас на главной
Статьи по теме