Местное самоуправление в путинской России — бутафория

Русранд 7.03.2019 19:10 | Политика 9

Словно по заказу в день, когда Степан Сулакшин выступил с предложением стране поддержать революционную программу перемен в России, на канале «Политрук-ТВ» появился ролик экс-мэра Калуги Виталия Черникова с критикой предлагаемого проекта конституции. Случайно так произошло или организовано из «скрепоносного ЦК» — оставим за кадром, потому что наиболее важным и интересным здесь является содержание ролика. И прежде всего заголовок: «В чем очевидная слабость конституции Сулакшина».

Подчеркнём слово «очевидная», потому как для знакомого с проектом вся эта «очевидность» выглядит невероятно. Виталий Черников, отметив, что «прочитал не всю конституцию», назвал её «литературным произведением», «не отвечающим нормам базового юридического документа» и «требующую прочтения юристами». Что же так возмутило Черникова? Оказывается, он не нашёл в проекте конституции Центра Сулашкина раздела о местном самоуправлении, имеющего место в действующем ельцинско-путинском Основном Законе.

Вообще лихо: прочитал наискосок, да и то не всё, не обнаружил знакомых слов, и сразу выдал экспертный вердикт — «не годно», «отдать юристам». Это всё равно, что любителю минорных пьес сыграли произведение в мажоре, отчего тот впал в критику. Не услышал знакомых мотивов и нот.

Хотя несложно было зайти на соответствующие страницы и обнаружить, что экспертное участие, научное рецензирование, критический анализ документа, занявшее около пяти лет, проводили известнейшие специалисты России. Например, теоретики и практики доктор юридических наук профессор Голик Ю.В, советник Комитета по конституционному законодательству Совета Федерации Елизаров В.Г., доктор юридических наук профессор Исаков В.Б., главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН профессор Кара-Мурза С.Г., доктор юридических наук профессор Осейчук В.И., доктор юридических наук Лексин И.В., доктор юридических наук заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Тихомиров Ю.А., Заслуженный юрист Российской Федерации, главный научный сотрудник сектора сравнительного права Института государства и права РАН, доктор юридических наук профессор Чиркин В.Е., доктор юридических наук, профессор, заместитель директора Института государства и права РАН Шульженко Ю.Л. и многие-многие другие.

Слушая экс-мэра Калуги, даже как-то становится неловко за него перед лицом унижаемых им умов России. Это они-то не юристы? Они создали «литературное произведение» «на бытовом языке», «не отвечающее нормам базового юридического документа»? Но идём дальше.

«В проекте конституции государственное управление превалирует над обществом, а народное самоуправление вводится вместо местного самоуправления», — сетует Виталий Черников. Ну, и добавляет, что у местного начальства в таком случае остаются функции на уровне «подмести двор». Не прочитав Конституции Сулакшина, не имея представления о трех уровнях государственной власти, один из которых пришел на уровень нынешнего самоуправления, которое не является сейчас никаким самоуправлением, человек делает свои «заключения». Черников явно не видит разницы между управлением и самоуправлением с точки зрения теории управления. Даже после этого можно было бы прекратить полемику с недобросовестным «экспертом», но все же продолжим.

Вообще местное самоуправление в путинской России превращено в некий фетиш. С умным видом на разных уровнях проводятся симпозиумы и семинары, пишутся научные работы и книги о проблемах местного самоуправления, даже празднуются праздники и юбилеи службы, но мало кто честно и открыто говорит: нет у нас никакого местного самоуправления. Оно превращено в институт приказчиков и кассы по выдаче зарплаты бюджетникам.

И именно сейчас, де-юре являясь формой осуществления народом своей власти(самостоятельно и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения), де- факто муниципалитеты полностью зависимы от губернаторской вертикали. Исполнительная власть субъектов Федерации полностью диктует правила жизни муниципалитетам. Факт неоспоримый.

Возьмём простой пример. Кого больше всего боятся (опасаются) мэры городов? Своих избирателей? Ни в коем разе. Мэры боятся губернаторов. И одна из самых неприятных процедур в работе руководителей органов местного самоуправления и их профильных замов — это «накачки» в столице региона. Управления, отделы, службы, созданные органами местного самоуправления, фактически превратились в нижний придаток государственной власти субъектов Федерации. А основная причина или проблема заключается в отсутствии прочной материально-финансовой базы развития местного самоуправления и экономической зависимости от федеральных и региональных органов государственной власти.

Если власть не обеспечена экономически это уже не власть. Государство делегирует местному самоуправлению полномочия, но при этом не обеспечивает расходов на их обеспечение. Отсюда и усугубление дефицита местных бюджетов. Основная статья доходов местных бюджетов — межбюджетные трансферты, в том числе в рамках действующих федеральных и региональных программ.

Есть и проблема тесного переплетения компетенций различных уровней публичной власти, четкого определения полномочий государственной власти и самоуправления, необеспечения реализации установленной конституцией и законами РФ системы гарантий местного самоуправления. Это запрет на ограничение прав местного самоуправления, обязательность решений, принятых гражданами путем прямого волеизъявления, органами и должностными лицами местного самоуправления, судебная защита местного самоуправления.

Всё это лишний раз доказывает, что на самом деле местного самоуправления в России нет. Нет теоретически, поскольку это обычный уровень публичной власти. Те же выборы, те же кабинеты, тот же отрыв от народа. Где здесь САМОуправление? Самоуправление это когда субъект и объект управления совпадают. А это возможно только на уровне глаза-в-глаза, на народном именно уровне соседства. Именно так народное самоуправление и будет организовано по конституции Сулакшина.

Ратифицировав Европейскую хартию местного самоуправления, РФ, по большому счёту, отдало дань моде или европейским ценностям. Данная хартия — это не обязаловка для государств, это руководство для территориальных общин. В состоянии они организовать, осуществлять, управление, финансировать проекты, контролировать исполнение обязательств государством — делайте. Не в состоянии — не надо заниматься имитацией.

Статья 3 Хартии так и гласит: «Под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения». Но при этом любое государство обязано обеспечить нормы о единстве государственной власти.

Макет конституции Центра Сулакшина предусматривает, что федеральные законодательные органы, законодательные органы субъектов России и местные законодательные органы образуют единую систему законодательной власти, объединенную механизмами взаимного информирования, координации, согласования процедур разработки и контроля реализации решений. То есть устраняет тот пробел, который существует в действующей модели конституции РФ.

Статья 12 Основного Закона РФ признаёт и гарантирует местное самоуправление, обеспечивает их самостоятельность. При этом по конституции органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. И это при том, что не отличаются системно и структурно от органов власти уровня субъекта федерации и центра федерации. Это просто государственная власть! Но объявленная самоуправлением. В результате — никакого самоуправления, беспомощный и пассивный народ, даже собственные дворы не в состоянии ценить.

Статья провозглашает отделение органов государственной власти от органов местного самоуправления, считая последние относящимися хоть и к публичной, но все же не к государственной власти. Это подрывает единство системы власти и управления страной. Такого быть не должно.

Как уже было выше сказано, сейчас самостоятельность органов местного самоуправления в решении вопросов местного значения — декларация. Все прекрасно знают, что финансовое положение подавляющего большинства муниципальных образований не позволяет говорить не только об их самостоятельности, но и о перспективах возможности решения ими вопросов местного значения. Так это местная власть или придаток к власти субъекта на нищей смете?

По всем признакам — полномочность, выборность, бюджетирование через сборы и налоги, трансфертные перечисления, делегирование полномочий свыше — это публичная власть. Но тогда почему она не государственная? И почему такая власть именуется «местное самоуправление», когда его органы ровно так же, как органы власти субъекта Федерации и Российской Федерации, население избирает, снабжает налогами, а затем ждет решения определенных вопросов жизнеустройства?

Мэрия Новосибирска с его полуторамиллионным населением представляет собой всего лишь орган местного самоуправления. А правительство Республики Алтай — с двухсоттысячным населением — целая государственная власть. Такая конструкция не только надумана, она абсурдна. Скорее это псевдосамоуправление, которое должно быть включено в систему государственной власти. Что естественно и гармонично. А истинное самоуправление тогда, когда народ непосредственно и сам решает вопросы жизнеустроения на доступной для такой формы управления территории и на доступных уровнях проблем и принятия соответствующих решений.

«В научном макете новой Конституции России государственная власть представлена на трех уровнях: Россия (Федерация), субъект России (субъект Федерации), местное управление. (Сейчас этот уровень совершенно безосновательно называется самоуправлением). Наряду с государственной властью (обладающей ресурсами и правомочиями по принуждению) вводится также низовой первичный уровень самоорганизации людей в виде народного самоуправления (именно по сути-самоуправления) по месту жительства в целях благоустроения их группового соседского общежития. По мнению авторов, именно на этом уровне и может реализовываться истинное самоуправление. А то, что в Конституции РФ сейчас называется местным самоуправлением, таковым на самом деле не является, а представляет собой еще один уровень государственной власти, зачем-то выведенный из нее», — пишут рецензенты проекта конституции Центра Сулакшина. Следует добавить, что статьями 53, 54, 55 данный проект гарантирует право граждан России на народное самоуправление по месту проживания. При этом органы народного самоуправления не входят в систему государственных структур.

Местное самоуправление в его идеале (к которому, возможно, когда-то придётся двигаться) и народное самоуправление в проекте конституции — это «мягкое» и «тёплое». Их нельзя сравнивать или подменять друг другом, как намекает Виталий Черников. На данный момент местное самоуправление в России экономически несостоятельно. Практически повсеместно.

Комментируя данный проект, экс-мэр Калуги либо невнимательно вчитался в предлагаемые нормы, либо лукавит. Либо это не очень чистоплотный заказ. И это очевидная слабость его позиции. Ибо не понимать и не знать, что местное самоуправление в РФ превращено в его бутафорию специалист с таким опытом не может. Просто не называет вещи своими именами. А вещи, которые решают проблему по существу, старается просто дискредитировать, даже не прочитав всей конституции и не поняв новой концепции.


Автор Владимир Викторович Волк — Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора