Минские соглашения: погоня за ускользающим горизонтом

russiancommun 8.09.2017 6:54 | Политика 20

               

За громкими дипломатическими скандалами последних дней как-то затерялся трехлетний юбилей события, предопределившего судьбу не только целого региона с несколькими миллионами населения, но и повлекшего за собой череду обстоятельств, загнавших нашу страну в цугцванг. Речь идет о первых минских соглашениях, подписанных по горячим следам эпичного разгрома украинской армии в Иловайском котле.

Фото: РИА, архив

С тех пор утекло много воды, и ведущие российские СМИ, откровенно говоря, потеряли интерес к Донбассу и всему, что с ним связано. Они продолжают освещать эту тему из чистой инерции и без всякого энтузиазма, оживляясь лишь в тех случаях, когда там происходит какое-нибудь из ряда вон выходящее зверство или убийство очередного героя Русской весны. Пропагандистские же СМИ определенного толка, хоть и освещают донбасские реалии, но, в силу специфики своего финансирования и задач, говорят о не подконтрольных Киеву районах Донбасса, как о покойнике: либо ничего, либо только хорошее.

А между тем, там, в образованиях под названиями ЛНР и ДНР, под спудом сколь безальтернативного, столь и безысходно вялотекущего минского процесса идут, простите за тавтологию, свои, не менее интересные внутренние процессы. С последствиями, выходящими далеко за рамки дежурных посиделок Контактной группы в Минске. Не менее интересные процессы идут и по украинскую сторону линии разграничения в Донбассе.

Вот обо всем этом давайте и поговорим.

Ты помнишь, как все начиналось?

А начиналось все с того, что дружный хор пропагандистов уверял ошалевшую от такого кульбита общественность, что все путем, ничего страшного. Это такой хитрый план — дать «народным республикам» время на передышку. И потом, говорили пропагандисты — нам ведь нужна вся Украина. А для этого нужно во что бы то ни стало впихнуть только-только провозглашенные ДНР и ЛНР назад в Неньку, но на российских условиях. На робкие возражения скептиков, что это — сдача и обнуление всего, за что боролись люди в Донбассе, следовал циничный ответ: начальству видней.

Один из тех, кому была «нужна вся Украина», — глава Народного Совета ДНР, постпред республики на минских переговорах Денис Пушилин. В Донецке его связывают с Ринатом Ахметовым

Особо изобретательные свидетели ХПП умудрялись играть на двух роялях сразу — и про «укрепление Новороссии», и про выполнение минских соглашений, в тексте которых об этой Новороссии нет ни слова. В ответ на недоуменное «Как же так?!» аудитории скармливали совсем уж протухшую лапшу: мол, «Минск» — это так, для вида, никого и ни к чему не обязывающая бумажка. Правда, «безальтернативная к выполнению». Да и кто там ее подписал? Кучма? А кто это такой? И потом: хоть «Минску» альтернативы и нет, но Украина его все равно не выполнит, так что на самом деле эти соглашения — путь к независимости ЛДНР, а то и к вхождению в состав России. А чтобы держать население в тонусе, на вентилятор периодически вбрасывали «инсайды из авторитетных источников» про скорую выдачу российских паспортов.

За этими трелями певчих попугаев от пропаганды шли месяцы, затем годы, «хлебное» перемирие сменялось «школьным» — а люди гибли и гибли. Так что злые шутники начали все чаще вспоминать Оруэлла: «Война — это мир».

А все более настойчивые разговорчики на местах и вопросы «Доколе?» жестко обрывались ссылками на необходимость соблюдения минских договоренностей. Мол, Крым терпел и вам велел. Так что отвечать огнем на вражеские обстрелы никак нельзя. Ведь иначе — нехорошие западные партнеры обвинят Россию в нарушении и усилят санкции. Что дорого и совсем ни к чему.

А вас тут — стояло

И тут мы плавно подошли, как выражается один публицист правого толка, к самой мякотке. Усилия нашей дипломатии и пропаганды с самого начала были направлены на то, чтобы убедить мир: события с Донбассе — это внутренний украинский конфликт. А РФ там и близко не стояла, а просто так, погулять вышла, увидела безобразие и не корысти ради, а человеколюбия для решила предложить свои посреднические услуги в урегулировании. Но решать все должны стороны конфликта в рамках «инклюзивного диалога» за одним столом.

По версии России этими сторонами являются официальный Киев и власти ЛДНР — «отдельных районов», мечтающих о том, как бы поскорее вернуться на Украину, но так, чтобы их там «уважали».

На бумаге, действительно, красивая схема, ничего не скажешь. Но на практике она практически сразу же обанкротилась. Может, российские телезрители и верили, что ихтамнет — но ведь в мире существуют не только Первый канал и Россия 24. Как ведомство г-на Лаврова ни старалось, но убедить мир в том, что РФ — не сторона конфликта, не удалось.

Пленный ефрейтор Агеев в Киеве

И фраза про санкции, которые не снимут вплоть до выполнения Россией своих обязательств по «ничего не значащим», как нас уверяли пропагандисты, бумажкам, стала рефреном и общим местом в речах больших и малых западных лидеров. Она стала тем безотказным оселком, дергая за который, РФ ведут в уготовленный для нее коридор, выход из которого только один. Как в бывшей Югославии.

Быть и казаться

Нельзя сказать, что это обстоятельство у нас совсем не осознают. Периодически сознание просыпается, и Москва начинает показывать, что нас голыми руками не возьмешь и что мы, в случае чего, готовы на обострение. Тактика в целом верная: вот у КНДР же получается.

Одна беда — чтобы взять кого-то «на понт», нужно, чтобы игра на повышение выглядела убедительно.

Нужно уметь не только казаться, чем российские дипломаты и пиарщики овладели в совершенстве, но и быть. А вот с этим у нас явные проблемы.

Не буду, ради экономии места, углубляться в подробности. Но многочисленные инциденты, которые могли поставить вялотекущую «гибридную войну» на грань большой и горячей, доказали: сделав шаг к повышению ставок в игре, мы делаем два шага назад, а

«грозное русское молчание» чаще всего оборачивается пристыжением и увещеваниями нехороших людей в фейсбуках Марии Захаровой или Алексея Пушкова.

Вот как в свежей истории с американским гоп-стопом в дипмиссиях. Русский ответ ошеломил своей беспрецедентной жесткостью: МИД призвал США «одуматься» и выразил «глубокое беспокойство». На которое ястребам в США предсказуемо начхать. А на что-то более существенное, чем филиппики в соцсетях, российская держава, увы, не готова.

Александр Захарченко может хмуриться сколько угодно — Украину это не пугает. Ведь он уже несколько раз обещал взять Киев и Львов. Фото: Эксперт

Применительно к Донбассу. Помните, когда минский процесс в очередной раз заходил в тупик и Киев упирался рогом, не желая давать добро выборам на неподконтрольных территориях, российские кураторы ЛДНР затевали так называемые «праймериз». Мол, вы там как хотите, но ежели что, мы сами проведем выборы и без вас. И даже даты оных назначали. Бурная деятельность кипела, при деле были все — от членов временных избиркомов до агитаторов и кандидатов в депутаты. Сначала один раз, потом другой. И всякий раз это сопровождалось грозно насупленными бровями Захарченко и Плотницкого: Донбасс порожняк не гонит и уж теперь-то никакая сила в мире не заставит нас отказаться от задуманного.

Но проходила очередная встреча в нормандском формате — и воинственный пыл народных республик как по мановению волшебной палочки сменялся миролюбивым желанием «дать Киеву еще один шанс».

В конце концов, ладно руководство республик. Но зачем же превращать миллионы людей в марионеток и гонять их на «репетиции» волеизъявления, убеждая, что все это всерьез, когда на деле это — очередная пиаровская погремушка, чтобы как-то повоздействовать на неуступчивых партнеров. А что в итоге? «Ну не шмогла я, не шмогла».

Этот смутный объект желания

Самым убойным аргументом защитников обанкротившихся минских соглашений было то, что, дескать, если принудить Украину выполнить все, что подписали в Минске, то Украина едва ли не сама то ли федерализируется, то ли конфедерализируется. Из чего следует столь удивительный вывод, сторонники такой версии объяснить не могут. И скатываются к совершенно фантастическим построениям, в рамках которых, увидев, какие замечательные права отгрызли себе «отдельные районы» Донбасса — другие украинские области выстроятся в очередь и захотят себе такое же. 

В том, что это — маниловщина самого низкопробного сорта, легко убедиться, заглянув разок в текст самих минских соглашений. Где нет ни слова не только про ДНР и ЛНР (республики придется упразднить после окончания мирного процесса), но и каких-либо обязательств Украины предоставить такой же особый статус другим своим территориям — кроме нескольких десятков перечисленных через запятую населенных пунктов двух областей Донбасса.

Один из певцов «неизбежной федерализации» Украины, Ростислав Ищенко. Этот пропагандист хоронил ее столько раз, что все уже со счета сбились

Что же до «захотят другие» — то СБУ и ГПУ уже не раз и не два наглядно демонстрировали, каким будет ответ Киева на малейшие и травояднейшие попытки местных советов поднять вопрос не то что о федерализации — упаси бог — а просто о бюджетной децентрализации. Не говоря уже о том, чтобы иметь право вето по гуманитарных вопросам и вопросам внешней политики.

Амнистировать нельзя казнить

Еще один момент в минских соглашениях, о котором пропаганда если и говорит, то исключительно сквозь зубы, — это предполагаемая амнистия участникам вооруженного конфликта. На бумаге поначалу все тоже выглядело гладко и в целом убедительно: мол, все, кто воевал и не согрешил против человечности, получают прощение и новый шанс.

Но на практике скоро выяснилось, что понять и простить Киев готов исключительно тех, кто воевал на его стороне.

На днях, кстати, Порошенко-таки подписал лежавший в долгом ящике закон об амнистии участников «АТО», совершивших нетяжкие преступления в Донбассе. При этом в тексте указа президент назвал амнистируемых «нашими героями».

Всем же остальным предлагается проходить в индивидуальном порядке судебные процессы, которые и будут устанавливать степень вины или невиновности. По итогу в любом случае, даже будучи оправданным, такой участник ополчения на всю жизнь остается с условной судимостью, как «раскаявшийся участник незаконного вооруженного формирования».

Что же это за примирение такое, когда одни — герои, которым ставят памятники, называют улицы в их честь, снимают о них фильмы, а другие получают шанс появиться в этих же фильмах, но только в качестве отрицательных персонажей?

Ну ладно, пусть не совсем отрицательных, но во всяком случае, заблуждавшихся, но потом прозревших. Люди в Донбассе вот за это воевали, да?

Этим ребятам на Украине амнистия едва ли светит. Фото: Rusvesna

В конце концов, если уж на то пошло, победители не выпрашивают себе амнистию у побежденных. А ведь циничные пропагандисты внушают дончанам и луганчанам, что реализация минских соглашений — это их, «героических людей Донбасса», победа.

Крошка сын к отцу пришел

Вопрос с амнистией важен еще и потому, что у воевавших есть семьи и дети. И в случае предполагаемого замирения дети бывших противников будут ходить в одни и те же школы. А маленьким украинцам в День Знаний вот уже третий год подряд рассказывают о героической борьбе их пап на восточном фронте. О «российской агрессии» и украинском патриотизме. Причем это не просто чья-то самодеятельность — это утвержденные министерством образования директивы.

А теперь представим: в семь часов вечера после войны приходит домой из донецкой школы маленький Ваня, да и спрашивает: Пап, а пап? А ты, значит, оккупант? А накануне на стене школы, где учится маленький Ваня, торжественно установили памятную доску бойцу «Айдара», который убил боевых товарищей Ваниного папы.

Этот боец «Айдара» для украинского государства — «герой-защитник». А Ванин папа кто? Амнистированный участник НВФ? И как маленькому Ване со всем этим жить? Что ответят своим детям многочисленные папы Вань, Маш и Петь в Луганске и Донецке? За что они воевали в этой войне? За амнистию?

В конце концов, это главный вопрос. Потому что за любыми бумажками с подписями VIPов стоят живые люди.

Я уже не говорю о том, что за последние годы на Украине создан целый корпус законодательства о разнообразных льготах для «участников «АТО» и членов их семей —от простой материальной помощи до внеконкурсного поступления детей в вузы и раздачи земельных наделов. И, что самое главное, о распространении аналогичных льгот на амнистированных участников НВФ не идет и речи.

И совсем не фантастической будет картина, когда обедневшие семьи ополченцев будут трудиться батраками у новых зажиточных землевладельцев — тех, кто пришел с оружием в руках на их землю.

Такие шевроны открыто продают в Запорожье, Днепропетровске, Киеве

Эта музыка не будет вечной

По мере того, как отдаляется от нас по времени дата подписания минских соглашений, в устах российских аналитиков и экспертов все чаще звучат пессимистические нотки. Некоторые договорились уже до того, что Донбасс ждет «вечный замороженный конфликт». Ну, ничего себе перспективка, да? Что называется, спасибо за братскую помощь и чтоб таким оракулам вечно жить в состоянии замороженного конфликта, испытав на себе все прелести такого существования.

Еще в конце прошлого года надежды Москвы на то, что сизифов труд по затаскиванию неподъемной минской каменюки на вершину горы-таки увенчается успехом, связывали с неизбежной, как это казалось из Москвы, перезагрузкой американо-российских отношений после смены караула в Белом Доме. Но и эти надежды оказались пустой маниловщиной.

«Наш Трамп» почему-то не спешит отдать Москве Украину в обмен на Сирию на блюдечке с голубой каемочкой. А слова нового спецпредставителя мистера Волкера о передаче Киеву летального оружия и вовсе не оставляют никаких надежд на длительную заморозку конфликта.

Да и, положа руку на сердце, РФ, как основной спонсор гипотетического нового Приднестровья у своих границ, сейчас не в той политико-экономической и геополитической форме, чтобы годами тащить на себе чемодан без ручки — территории, юридический отказ от которых в пользу соседнего государства зафиксирован как международное обязательство страны. О чем ей не устают напоминать на абсолютно всех переговорных площадках.

Обстрелы Донбасса Украиной не утихают ни на день. Ясиноватая, август 2017

А между тем, Киев методично кует железо новых обстоятельств, не останавливая эту работу не на минуту. В Раде уже бродит призрак закона о «реинтеграции Донбасса», в котором, как проболтались влиятельные депутаты от Порошенко, отсутствует даже намек на минские соглашения и приверженность Украины к их соблюдению.

Принятый два года назад Радой, но так и не вступивший в силу закон об «особом статусе местного самоуправления в отдельных районах Луганской и Донецкой областей» теряет юридическую силу буквально через месяц. А потом — все. Никто никому ничего не обещал.

Сейчас Украина готовит юридическую почву для формального разрыва дипотношений с Россией. А дальше  дело техники. Ведь с «агрессором», как принято сейчас говорить в Киеве, переговоры не ведут, с ним воюют.

Марк Гайер

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора