Минский процесс сто лет назад

novy-chitatel 6.04.2019 21:24 | История 39
фото отсюда
От редакции НЖ : Сто лет назад «минский процесс» касался чужих стран и народов, а сегодняшний минский сговор против русского народа. Такого предательства ещё не знала земля русская!
___________________________________________________________________________

Секретная телеграмма д. министра ин. дел диплом, агенту в Монголии от 10 ноября (28 октября) 1913 г. Благоволите настоятельно посоветовать монгольскому правительству прекратить военные действия во Внутренней Монголии грозящие разгромом монгольских войск, если китайцы направят против них силы, которыми располагают, и которых они доныне не двигали лишь из опасения русского вмешательства. Эти опасения теперь, по подписании русско-китайской декларации о Монголии теряют силу. Нератов.

Секретная телеграмма и. д. министра ин. дел посланнику в Пекине от 10 ноября (28 октября) 1913 г. Китайский посланник передавал нам просьбу своего правительства о побуждении монголов отозвать свои войска из Внутренней Монголии. Мы ответили, что неоднократно советовали монгольскому правительству прекратить военные действия против китайцев и охотно сделаем новую попытку воздействовать на него в этом направлении. Но мы не можем ручаться за то, что наши советы подействуют на монголов. Прекращение их борьбы с Китаем может быть лучше достигнуто заключением предусмотренного в русско-китайской декларации тройного соглашения между Россией, Китаем и Монголиею.

Секретная телеграмма диплом агента в Монголии от 10 ноября (28 октября) 1913 г. Монгольское правительство, которому я не замедлил предложить немедленно прекратить военные: действия, сообщило мне сегодня о массовом истреблении китайскими войсками монгольского населения в хошуне Бейрин Чжоудасского сейма и других сеймах Внутренней Монголии, а также чахаров и туметов. На это я указал, что чем скорее монгольские милиционеры будут отозваны к границам Халхи и военные действия с их стороны прекращены, тем лучше будет для внутренних монголов и ургинского правительства.

Секретная телеграмма диплом, агента в Монголии от 10 ноября (28 октября) 1913 г. Приказав отозвать свои войска и прекратить военные действия, хутухта просит, чтобы китайцы не причиняли внутренним монголам никаких беспокойств и мучений.

Секретная телеграмма диплом, агента в Монголии от 13 ноября (31 октября) 1913 г. Монгольское правительство сообщило мне, что после отправления гонца в южный отряд Тушету-вана с приказом хутухты прекратить военные действия и отозвать отряды, прибыл нарочный с донесением о движении Тушету-вана в сторону китайских войск вследствие известий о насилиях китайцев над монголами-туметами. Объяснив монголам, что подобные известия — хитрость китайцев, дабы обвинить монголов в новом нападении, предложил немедленно спешно командировать второго нарочного с подтверждением подчиниться приказу хутухты, что и исполнено. Миллер.

Секретная телеграмма и. д. министра ин. дел посланнику в Пекине от 13 ноября (31 октября) 1913 г. Ввиду указываемого в передаваемой вам за № 2 телеграмме Миллера факта массового истребления китайскими войсками населения Внутренней Монголии, считаем необходимым обратить серьезное внимание китайского правительства на недопустимость такого образа действий, который лишает нас возможности настаивать перед монгольским правительством, чтобы оно примирилось с ограничением его территории землями внешних монголов. Князья Внутренней Монголии неоднократно обращались к нам за защитою от китайцев. Мы отклоняли эти просьбы, но политика жестоких репрессий, если Китай будет продолжать ее придерживаться, сделает затруднительным для нас относиться столь же равнодушно к таким ходатайствам. С другой стороны, репрессии во Внутренней Монголии не могут не питать воинственных стремлений внешних монголов и таким образом все более отодвигают наступление успокоения в Монголии, которое необходимо и для самого китайского правительства и для русской торговли в этой стране.

Секретная телеграмма посланника в Пекине от 18 (5) ноября 1913 г. Сделал министру иностранных дел представление в указанном смысле. Он обещал мне, что командирам китайских войск во Внутренней и Южной Монголии будут тотчас же посланы приказания строго воздерживаться от всяких репрессивных мер по отношению к мирному монгольскому населению и что после опубликования текста Монгольского соглашения будет издан Президентский декрет, предписывающий всем китайским властям оказывать мирным жителям Внутренней Монголии всевозможное содействие и покровительство. Вместе с тем министр сообщил Мне о появлении близ Губихуанчена значительного количества войск ургинского правительства и снова просил нашего содействия к отозванию таковых.

Секретная телеграмма диплом, агента в Монголии от 20 (7) ноября 1913 г. Настроение монгольских министров улучшилось. Министр иностранных дел просит письменной гарантии в том, что китайское правительство не будет чинить насилий над внутренними монголами, чахарами и туметами. Я указал ему на тройные переговоры, как на лучший способ достичь соглашения с Китаем, поэтому и по целому ряду других вопросов…Министр финансов и хошунные князья не скрывают своей радости по случаю окончания военных действий, истощивших монгольскую казну и страну.

Проект письма министра ин. дел министру финансов Коковцову
Секретно.
Милостивый государь Владимир Николаевич. Как вашему высокопревосходительству известно, миссия Сайн-ноина имеет целью заручиться нашей помощью монгольскому правительству в тех двух отношениях, которые особенно составляют его слабость, т. е. в финансовом и военном. Стремясь по возможности объединить под властью хутухты все монгольские племена, ургинское правительство послало свои войска во Внутреннюю и Южную Монголию. Легкие победы над слабыми китайскими отрядами питали его надежды на окончательный успех этого предприятия. Для этой войны ему было нужно оружие, и оно настойчиво ходатайствовало о снабжении монголов винтовками и артиллерией. Само собою разумеется, что мы не могли безусловно сочувствовать этому монгольскому империализму и ограничивались выдачею монголам небольших партий оружия, дабы, не давая ему поводов винить нас в нежелании поддержать монгольское дело, вместе с тем не допустить его до таких действий, которые, в конечном результате, должны были привести к полному разгрому Монголии китайцами, неизмеримо сильнейшими монголов. С подписанием декларации 23 октября, мы менее чем когда-либо можем поддерживать территориальные замыслы монголов. Нам приходится направить свои усилия в сторону возможно скорой ликвидации монголо-китайской борьбы, и при таких условиях, очевидно, не может быть речи о выдаче монгольскому правительству тех крупных партий оружия, которые ему желательны.
Выданная нами монголам двухмиллионная ссуда почти целиком использована монгольским правительством. Около четверти этой суммы пришлось резервировать на содержание бригады, образованной в Монголии под начальством наших инструкторов и служащей в значительной степени нашим политическим целям.

Секретная телеграмма тов. министра ин. дел диплом, агенту в Монголии от 9 декабря (26 ноября) 1913 г. Китайский посланник, повторяя просьбу своего правительства побудить монголов прекратить военные действия против китайцев, указал на присутствие русских подданных в рядах монгольских войск и просил принять меры к их отозванию. Мы ответили, что в рядах монголов, насколько нам известно, действительно сражаются некоторые русские авантюристы. Они действуют на свой страх и риск, и мы лишены возможности распорядиться их возвращением. Если вы имеете к тому возможность, благоволите, предупредив о том монгольское правительство, посоветовать сражающимся в монгольских рядах русским прекратить эту деятельность.

Письмо чрезвычайного монгольского посланника министру ин. дел Сазонову от 19(6) декабря 1913 г.
Весьма спешное.
Перевод.

Его высокопревосходительству господину министру иностранных дел России
3-го декабря сего года, согласно поручению нашего правительства, мы имеем честь сообщить вашему высокопревосходительству, что монгольское правительство, идя навстречу стремлениям России и Китая решить наш монгольский вопрос путем тройных мирных переговоров и желая остановить войну, вредную и для Китая и для Монголии, приказало своим войскам прекратить военные действия против Китая и возвратиться. Вместе с сим мы просили русское императорское правительство войти в дипломатические сношения с Китаем и добиться вывода китайских войск из родственной нам — Внутренней Монголии и тем облегчить предстоящие тройные переговоры.
Но теперь от нашего правительства получена телеграмма, в которой говорится, что вслед за отозванием наших сил китайские войска открыли наступление, неожиданно появились в монастырь Дархан-Ула, в княжестве Абага-Давана, и в монастырь Бато-Халга, сожгли храмы и монастыри, перебили лам, разгромили все. Тем же ужасам подвергаются княжества Барин, Сунит и Удзумчин и другие. По словам китайских властей, китайские отряды намерены, по возможности, добраться до ставки Иогудзари-Хамбо-ламы.
Монгольское правительство очень встревожено таким известием и не может спокойно смотреть, как китайские войска жестоко расправляются в княжествах и сеймах родственной нам Внутренней Монголии, добровольно присоединившихся к нам.
Сообщая об изложенном, имею честь просить вас, ваше высокопревосходительство, дружественности ради принять энергичные дипломатические шаги перед китайским правительством, дабы впредь, до решения всех вопросов путем тройных мирных переговоров, китайцы ни в коем случае не могли повторить своих нападений и вредительств среди одноплеменных нам внутренних монголов и чтобы китайские войска были выведены из Внутренней Монголии. Того ради посылаем.
Чрезвычайный монгольский посланник Сайн-ноин-хан Намнан-Сурун. Правления «Многими возведенного» 3 год, зимнего среднего месяца 21 дня в декабря 1913 года.

Секретная телеграмма министра ин. дел посланнику в Пекине от 23(10) декабря 1913 г. По сведениям Миллера, войска монгольского правительства уходят из Внутренней и Южной Монголии.
Между тем китайские войска занимают оставленные монголами местности и при этом совершают зверства: так, ими заняты и разгромлены монастыри Дархан-Ула и Бат-Халга. Уважаемый монголами Ганчжур-гэгэн замучен китайцами. При таких условиях настояния на прекращении военных действий во Внутренней Монголии должны быть обращены нами прежде всего к китайскому правительству.
Благоволите твердо объясниться в этом смысле с министром иностранных дел, указав ему, что занятие китайцами очищенных монголами пунктов, не говоря уже о совершаемых при этом зверских расправах, не могут создать того успокоения, которое необходимо для предположенных тройных переговоров. Мы не можем настаивать на удалении монгольских войск, когда их уход является сигналом для занятия очищенных ими местностей и для резни беззащитного населенияСазонов. 

Секретная телеграмма посланника в Пекине от 28(15) декабря 1913 г. Мною неоднократно уже обращалось внимание китайского правительства на зверства, производимые китайскими войсками в Монголии. О казни Ганчжур-гэгэна президент узнал из сделанного ему мною специального представления. Он был тяжело поражен этим фактом и послал на место происшествия двух своих адъютантов для производства строгого расследования. Ныне я снова очень категорически объяснился с министром иностранных дел в предписанном вашим превосходительством смысле и передал через доверенное лицо памятную записку президенту. Министр обещал мне сделать президенту доклад о необходимости принятия мер в желаемом нами духе, но вместе с тем указал на недопустимое разбойничанье монгольских отрядов или шаек около Долон-нора и в других местах. Полагаю, что эти обвинения небезосновательны, так как секретный источник сообщает мне, что, согласно полученным здесь сведениям, монгольские предводители Гунчук-чжам и князь Удай вторгнулись в северную часть жеримского сейма, грабя и разоряя мирных жителей. — Я убежден, что китайское правительство искренно желает скорейшего умиротворения Внутренней Монголии, но ему трудно, особенно на таком расстоянии, успешно бороться с распущенностью китайских войск. Крупенский.

Секретная телеграмма министра ин. дел посланнику в Пекине от 29 (16) декабря 1913 г. Ввиду отмечаемой вами распущенности китайских войск полагаем, что занятие ими оставляемых монгольскими отрядами местностей не может содействовать умиротворению Внутренней Монголии. Китайское правительство, по видимому, спешит занять возможно большую территорию, чтобы создать совершившийся факт ко времени начала тройных переговоров. Оно может ошибиться в своих расчетах и дать монгольскому правительству доводы, чтобы доказывать невозможность мириться с положением, которое создает восстановление во Внутренней Монголии китайской власти. Ввиду вышеизложенного китайское правительство поступило бы мудро, остановив движение своих войск по пятам отходящих монгольских отрядов.

Нота министерства ин. дел, переданная чрезвычайному посланнику Монголии Сайн-ноин-хану 3 января 1914 г. (21 декабря 1913 г.) 4-го сего декабря его светлость Сайн-ноин-хан Намнан-Сурун обратился к императорскому министерству иностранных дел, указывая на намерение монгольского правительства создать обученную армию для защиты границ государства и ходатайствуя о выдаче монгольскому правительству для этой цели 6 пушек с 3 000 снарядов, 4 пулеметов с 400 000 пуль и 20 000 винтовок с 20000000 патронов, с тем условием, чтобы половину стоимости означенного оружия монгольское правительство уплатило наличными деньгами, а другую половину в течение одного года со дня получения оружия.
Императорское министерство иностранных дел считает долгом заметить, что для создания обученной армии императорское российское правительство командировало в распоряжение монгольского правительства инструкторов, которым, в силу выработанного по этому поводу соглашения, поручено сформировать бригаду монгольских войск. Нужное для этой бригады оружие отпущено, в том числе пушки и пулеметы. Несомненно, что правильно организованная и находящаяся под начальством русских офицеров Монгольская бригада представит неизмеримо большую силу, чем те необученные военному делу и лишенные командного состава люди, которым монгольское правительство могло бы раздать просимую им крупную партию оружия.

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю