Мировое соглашение

Эль Мюрид 19.07.2018 14:21 | Политика 129

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Буквально позавчера Путин на пресс-конференции с Трампом заявил о том, что Россия не будет отказываться от украинского транзита, однако нужно, чтобы Газпром и Нафтагаз урегулировали свои отношения в Стокгольмском арбитраже. Нафтагаз по итогам арбитража выиграл спор, проиграв предыдущий, но по итогам двух решений остался в плюсе — Газпром должен ему более 2 миллиардов долларов.

Однако сегодня именно Нафтагаз предложил урегулировать спор мировым соглашением, что стало полной неожиданностью для Газпрома. Его представитель отказался вообще комментировать новость.

По всей видимости, американцы ухватили Путина за его язык. Ты же согласился на транзит при условии урегулирования? Вот тебе урегулирование, давай. Украина, как объект американской политики, в течение суток диаметрально противоположно изменила мнение по вопросу результатв арбитража и готова поступиться двумя миллиардами (во всяком случае, как-то там полюбовно договориться), но приступить к рассмотрению транзитного договора.

Вчера же завершились консультации Германии, Украины и России в Берлине по тому же вопросу — транзиту газа через территорию Украины. Конкретики не было, но все согласились с тем, что новый транзитный договор должен заключаться на иных, чем ранее, принципах, и учитывать (и руководствоваться) европейским законодательством.

Говоря иначе, вопрос с украинским транзитом газа переходит в практическую плоскость, что логично: остается полтора года до завершения срока действия текущего контракта, времени на самом деле мало, особенно если учесть переход к иным принципам его заключения. С Потоками, по всей видимости, решено: будет как будет, но главное уже ясно: Путину не удалось обойти Украину, торг переводится в плоскость обсуждения конкретных объемов, которые будут законтрактованы по каждому маршруту.

Самый «мертвый» маршрут в этом случае — Турецкий поток. Три транзитные трубы уже недостижимы, даже одной-единственной транзитной еще нет ни документально, ни физически. За полтора года решить все вопросы по Турецкому потоку просто нереально: мало того, что нужно получить все разрешения, построить трубу, создать всю инфраструктуру на земле, но все это не имеет смысл без трубопроводной системы за пределами Турции. Проблема в том, что сейчас движение газа по имеющимся трубопроводам из России через Украину на южном направлении ориентировано в сторону Турции. Для того, чтобы газ из Турецкого потока пошел к европейским потребителям (хотя бы в Болгарию и Румынию), нужно запустить поток газа в обратном направлении. Или строить новую трубу — уже из Турции. Понятно, что уже не успеть, даже если прямо завтра Эрдоган даст согласие на всё. Но он не даёт и вообще неизвестно — даст ли. Турция своё уже получила — одну нитку Турецкого потока на внутренний рынок, трубопровод ТАНАП, часть газа которого пойдет также на внутренний турецкий рынок. Больше Эрдогану ничего и не нужно, поэтому он жестко тормозит все остальные мероприятия по Турецкому потоку. Вплоть до готовности на новый прямой конфликт с Россией в Сирии. Во всяком случае, угрозы выхода из Астанинских соглашений — серьезный сигнал.

Северный поток-2 меньше (значительно меньше) зависит от украинского транзита, так как его труба заполняется из других месторождений. Топология сети, выстроенная еще в советское время, разделяет северный и южный маршруты транспортировки газа, поэтому на самом деле ситуация вокруг Северного потока-2 к украинскому транзиту имеет непрямое отношение. Здесь в силу вступают несколько иные противоречия, связанные в основном с будущей американской экспансией на европейский рынок. Собственно, потому Трамп призывает к остановке строительства СП-2, а Турецкий поток его вообще не волнует и не беспокоит.

Вообще, нужно сказать сразу: Газпром, получив в управление советское наследство, использовал его совершенно не по назначению. В СССР вообще не было задачи экспорта газа в Западную Европу. Все трубопроводные системы были ориентированы на загрузку своей промышленности и промышленности стран СЭВ. Экспорт в Западную Германию появился потом, в небольших объемах и был скорее знаком готовности к потеплению отношений, чем коммерческим мероприятием. Говоря иначе — советская газотранспортная сеть не была ориентирована на экспорт, а была жестко привязана к существующим территориально-промышленным комплексам и их потребностям. Украинская экономика в советское время по масштабам превосходила западногерманскую, а по технологичности как минимум ей не уступала. Естественно, что на Украину и было нацелено отдельное направление, для надежности разбитое на два отдельных «куста» — с северных месторождений и из среднеазиатских. Естественно, что после обретения «независимости» украинская номенклатура очень быстро похоронила свою промышленность, и появившийся избыток газа стал добычей объединенного конгломерата российско-украинских дельцов, которые решили проблему самым простым способом — стали барыжить газом на Запад, используя для этого советскую систему, не лучшим образом приспособленную для такого мероприятия. Дополнительные объемы газа на экспорт появились после разгрома российской промышленности, во времена правления Путина уничтожение российской индустрии достигло критических масштабов, что обеспечило Газпром огромным резервом объемов газа, который можно было бесперебойно гнать на экспорт.

Собственно, вот и весь секрет «энергетической сверхдержавы» — убиваем свою промышленность, высвободившиеся углеводороды продаем стратегическому противнику. Для властьимущих — верх стратегического мышления.

Провал попыток строительства обходных маршрутов вокруг Украины говорит о интеллектуальной мощи современного управленческого звена. Оно не способно вообще ни на что. Путинский набор поднял наверх сплошь бездарей и холуев, поэтому они вначале завалили задачу развития своей промышленности, а теперь оказались не в состоянии организовать даже торговлю краденым.

По всей видимости, Трамп добился крайне важного для себя результата на встрече с Путиным — публично тот выразил готовность продолжить гнать газ через Украину, по факту признав поражение в вопросе попыток обхода ее территории. Для Трампа принципиально важно сохранение Украины в полном американском управлении, а также проводки через Украину критически значимых для Европы объемов российского газа. Это даст возможность в любой момент создать управляемый кризис на этом направлении, чтобы навязать Европе поставки газа из Америки. Трамп свою задачу выполнил. Путин, конечно, будет еще выторговывать какие-то уступки, но в главном он уже проиграл — ему не удалось остаться субъектом политики на европейском рынке. Теперь он объект и зависит от американских решений. В каком соотношении будет субъектность и объектность Путина — вопрос интересный, но не более того. Главное уже происходит прямо у нас на глазах.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора