Мировой опыт противодействия экономическим санкциям — II

Алобан 25.03.2017 22:22 | Политика 80

В данной публикации мы приводим фрагмент доклада  «Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?» о мировом опыте противодействия санкциям на примере Ирана и Ирака — много лет подвергавшихся системному политическому давлению, изоляции и экономической блокаде. Анализ их экономического и политического сопротивления международной деструкции крайне важен для современных реалий геополитического давления на РФ.

Коллектив авторов: В.Э. Багдасарян, И.М. Березина, А.В. Конопелько, Л.И. Кравченко, Д.Б. Новиков, И.С. Путинцев, С.С. Сулакшин, Н.А. Хвыля-Олинтер, Н.И. Шишкина. 

СКАЧАТЬ текст доклада в PDF можно ЗДЕСЬ >>>

 Часть 1 здесь 


САНКЦИИ+. ЧТО ЕЩЕ ЕСТЬ В АРСЕНАЛЕ ДАВЛЕНИЯ ЗАПАДА НА РОССИЮ?

2. МИРОВОЙ ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМ САНКЦИЯМ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

5. Мобилизационная экономика (комплекс мер, направленных на мобилизацию экономики,снижение внешней зависимости)

В мае 1993 г. старые динары в Ираке были запрещены. На черном рынке они стоили в три раза дороже, чем новые. Кроме того, курды на севере имели на руках 1,3 млрд. старых банкнот и не собирались их обменивать, на руках торговцев было около 3 млрд. старых динаров.

В 1991 г. в Ираке было пять крупных государственных банков. В июне 1991 г. создан государственный Социалистический банк — для выдачи беспроцентных кредитов государственным служащим и военным.

В мае 1991 г. правительство отменило указ от 1964 года о национализации всех финансовых учреждений, было создано 17 частных банков. Так как они все равно напрямую подчинялись государству, то наиболее вероятная цель этого шага — усложнение и сокрытие незаконных финансовых потоков из-за рубежа.

Ставка по перепрофилированию промышленности была сделана на государственные компании. Военная промышленная организация (MIO) под управлением генерала Хуссейна Камела Хассана занялась импортозамещением. К апрелю 1992 MIO сконструировала и построила полностью местный трактор. Первая партия составила 2 тыс. машин. Использовались узлы с военной техники, сам трактор был двойного назначения (как артиллерийский тягач и как платформа для небольших орудий).

Между июлем 1989г. и мартом 1990 г. Кадисийский государственный производитель электрического оборудования сэкономил 21 млн. долларов, используя местные комплектующие и сократив закупки иностранных с 231 млн. до 16 млн. долларов.

Министерство промышленности и военной промышленности (MIMI) начало выпускать олдсмобили, бьюики и понтиаки из местных комплектующих — без какого-либо учета авторских прав.

К 1997 г. Военная промышленная организация стала подразделением Министерства обороны, которое занималось военными закупками. Его бюджет вырос с 7,8 млн. долларов в 1993 г. до 2,7 млрд. в 2002 г. Организация получала деньги от торговых соглашений с Иорданией, Египтом, Турцией. Вторым источником доходов был ARADET, иракская компания, владеющая нефтеперерабатывающими заводами в большинстве стран Ближнего Востока — годовой доход около 112 миллионов долл.

По сообщению Камиля Хусейна, Ирак восстановил девять заводов и запустил восемь сборочных линий для трех различных моделей ракет, часть сборочных линий находились в Сирии и Египте, комплектующие также закупались на Украине, в России, Белоруссии, Китае, Сев. Корее, Болгарии, Югославии и даже в США. Однако Иракская центральная организация по контролю стандартов и качества признала, что из-за ускоренного перепрофилирования предприятий 22% продукции государственного сектора не соответствовала стандартам.

Итак, чтобы обойти международные санкции правительство Ирака применило довольно обширную программу.

Для обеспечения внутренней устойчивости:

— национализировало стратегически важные отрасли;

— максимально централизовало управление;

— внедрило плановую экономику;

— перераспределило финансирование отраслей, усилило аграрный и промышленный сектора за счет социального и образовательного;

— усилило контроль исполнения распоряжений, ужесточило наказание за неисполнение;

— усилило финансирование лояльных регионов, идеологического и репрессивного аппаратов.

Правительство попыталось обезопасить страну от потенциальных внешних угроз, направив значительные средства на модернизацию вооружения и поддержку армии.

Обеспечило доступ к мировому рынку в обход санкций:

— через региональных партнеров;

— через подставных третьих лиц;

— через нецелевое использование разрешенных поставок.

Ирак добился самообеспечения за счет выпуска продукции двойного назначения, создания новых производств, часто на базе военных предприятий, незаконного импорта недостающих комплектующих, оборудования и технологий.

В Иране для мобилизации средств, стабилизации бюджетной сферы правительство пошло на сокращение социальных программ и увеличение налоговой нагрузки. Был увеличен подоходный налог на торговцев золотом, сталью, тканями и другими товарами. Это привело к забастовкам по всей стране.

Еще одной мерой стало сокращение субсидий на топливо и продукты питания. По данным МВФ ежегодно иранская семья из четырех человек получала субсидии на газ, нефть и электроэнергию в размере $4000. Отказ от субсидий экономит $ 100 млрд в год. Значительная часть субсидируемого государством топлива и электроэнергии расходовалась неэффективно, часть топлива контрабандой вывозилась в соседние страны — Турцию и Пакистан. Из-за этого потребление топлива в Иране выросло темпами, намного опередившими темпы роста производства топлива внутри страны, после чего государству пришлось закупать значительные объемы нефтепродуктов за границей.

Отказ от субсидий в продовольственной сфере привел к росту цен на субсидируемые продукты питания — пшеницу, рис, масло, молоко и сахар. Субсидирование цен на хлеб и горючее составляет треть валового внутреннего продукта, поэтому сокращение субсидий привело к росту стоимости электричества, бытового газа, продуктов питания, воды, проезда в общественном транспорте.

Зависимость от импорта предполагается снизить за счет программ по импортозамещению. Иран, который сейчас экспортирует сталь из Украины, России, Турции, Китая и Южная Кореи, планирует к 2025 году увеличить производство до 55 млн. тонн в год, из которых 10 миллионов тонн будет предназначено для экспорта.

Проблему бегства капитала Банк Ирана решает через ужесточение требований к движению капитала. Брокерские конторы сообщают о том, что с проверкой приходят еженедельно.

Проблемы с нехваткой энергоресурсов (бензин) Иран решает через рост переработки собственной нефти на НПЗ внутри страны. В 2012 году Иран озвучил планы по сокращению продажи сырой нефти и увеличению производства на внутреннем рынке продуктов нефтехимии, то есть отраслей вторичной переработки, которые дают большую валовую добавочную стоимость. Предлагается производить из сырой нефти моторные масла, нефтеперерабатывающая отрасль согласно планам должна стать драйвером отечественной промышленности и в ближайшее время Иран сможет стать крупнейшим экспортером товаров нефтепереработки. Пока дефицит бензина Иран преодолевает через рост импорта из Китая, в том числе через посреднические цепочки, закупая топливо в Сингапуре и поставляя в Иран через Дубай. Поставки бензина ведет также Турция и венесуэльская нефтяная компания PDVSA.

Ограничение доступа к иностранным компонентам для отечественного производства Иран стремится преодолеть через собственные разработки (ноу-хау). Например, он разработал большинство компонентов для своих газовых центрофуг, но по-прежнему зависит от импорта таких товаров двойного назначения как мартенситностареющая сталь, углеродное волокно и другие.

Для укрепления риала Банк Ирана приобретает золото у Индии и Турции и иностранную валюту через сеть менял у Ирака. Государство вернулось к ограничению валютного обмена, введены единые валютные курсы. В ЦБ создан Штаб по борьбе с бессистемной экономикой. Штаб планирует организовать и проводить в жизнь новую систему оказания финансового содействия отечественным производителям.

В 2012 году в Иране создан командный центр, в состав которого вошли представители всех ветвей власти для решения экономических проблем. Данный центр наделен особыми полномочиями для реализации стратегии экономики сопротивления.

В феврале 2014 года Иран оглашает план сопротивляющейся экономики (фактически — это план мобилизации), состоящий из 24 пунктов, направленный на противостояние экономическим санкциям. Задача этого плана — очертить ориентиры развития страны, направленные на уменьшение уязвимости от внешних условий, чтобы перспектива отмены санкций не стала препятствием реализации давно назревшего плана. Таким образом, экономика сопротивления — это на самом деле долгосрочная программа развития страны на начальном этапе в условиях изоляции, впоследствии в условиях достижения максимальной суверенности от внешних акторов.

В план включены средства мобилизации экономики, которые были предприняты за период с 2010 по настоящее время. План предусматривает развитие бартерной торговли, уменьшение зависимости от экспорта нефти, развитие импортозамещающей индустриализации, увеличение экспорта электроэнергии, продукции нефтепереработки взамен сырой нефти, расширение производства и экспорта наукоемкой продукции, увеличение внутреннего производства стратегических товаров, сотрудничество с соседними странами.

План включает в себя следующие государственно-управленческие решения и рекомендации.

1. Создание условий и возможностей, мобилизация финансовых ресурсов для инвестирования в кадры и науку для расширения и развития предпринимательства. Расширение сотрудничества между различными социальными субъектами в экономике через коллективное сотрудничество, рост доходов населения со средним и низким уровнем дохода.

2. Продвижение экономики, основанной на знаниях, через реализацию единого государственного плана развития науки и инноваций, с целью стать ведущей в регионе экономикой, базирующейся на знаниях.

3. Выдвижение принципа приоритетности эффективности через укрепление фактора производительности, поддержку рабочей силы, развитие конкуренции между провинциями, и использование возможностей и потенциала географического разнообразия страны.

4. Использование потенциала политики субсидирования для увеличения производства и занятости, что значительно снизит расход энергии и улучшит показатели социального равенства.

5. Улучшение комплексной производительности за счет повышения качества человеческого капитала посредством улучшения образования, развития креативности и предпринимательства.

6. Повышение внутренних объемов производства, особенно импортируемых товаров; приоритетность производства товаров и услуг стратегического назначения; диверсификация источников поставок импортируемых товаров с последующим сокращением зависимости от иностранных государств.

7. Обеспечение безопасности в сфере продовольствия и медикаментов; создание стратегического резерва, повышение качества и увеличение количества сырьевых материалов и товаров.

8. Управление потреблением через реформирование потребительской модели и распространение потребления отечественных товаров, одновременно с повышением качества и конкурентоспособности товаров внутреннего производства.

9. Комплексная реформа финансовой системы страны с целью реагирования на финансовые потребности страны; формирование стабильности финансовой системы; создание реального финансового сектора, мобилизация средств.

10. Тотальная адресная поддержка производства отечественных товаров и услуг пропорционально образуемому ими нетто-доходу в добавленной стоимости страны через:

— упрощение правил и расширение стимулов;

— расширение иностранных услуг и необходимой транспортной и производственной инфраструктуры;

— поощрение прямых иностранных инвестиций;

— регулирование национального производства в соответствии с экспортными требованиями; создание новых рынков; диверсификация экономических связей с другими странами, в частности региональными;

— применение бартерной торговли для упрощения обмена;

— проведение стабильной политики регулирования экспорта с целью расширения доли Ирана в целевых рынках.

11. Расширение зон свободной торговли и уникальных видов экономической деятельности в стране с целью приобретения передовых технологий, упрощения и расширения производства, экспорта товаров и услуг, обеспечения спроса на экспорт и финансовые ресурсы из-за рубежа.

12. Повышение сопротивляемости и снижение уязвимости страны через:

— расширение стратегических связей, сотрудничества и консультаций с региональными и международными странами с упором на соседние страны;

— использование дипломатии для защиты экономических интересов;

— использование возможностей международных и региональных структур и организаций.

13. Снижение уязвимости доходов от монополии экспорта нефти и газа:

— выбор стратегических потребителей;

— диверсификация методов продажи;

— партнерство в сфере продажи с частным сектором;

— увеличение экспорта газа;

— увеличение экспорта электроэнергии;

— увеличение экспорта нефтехимической продукции;

— увеличение экспорта нефтепродуктов.

14. Повышение стратегических запасов нефти и газа в стране с целью воздействия на международные рынки нефти и газа.

15. Увеличение добавленной стоимости через создание полной цепочки нефтегазового сектора; расширение производства товаров, особенно тех, которые дают оптимальный возврат доходности; увеличение экспорта электроэнергии, товаров нефтехимической отрасли и нефтепродуктов при сохранении ресурсов.

16. Экономия расходов на социальные нужды с акцентом на развитие его основ, рационализация размеров аппарата органов государственной власти, роспуск дублирующих или ненужных органов и ведомств.

17. Реформирование государственной системы формирования заработной платы и увеличение налоговых поступлений.

18. Увеличение ежегодных взносов в Национальный Фонд развития от дохода от экспорта нефти и газа до тех пор, пока бюджет будет зависеть от нефтедоходов.

19. Поощрение прозрачной и здоровой экономики; предотвращение формирования благоприятных условий для коррупционной деятельности в денежно-кредитных, коммерческих и валютных вопросах.

20. Воспитание нации на основе культуры джихада, которая формирует ценности, создает богатство и увеличивает эффективность; содействует развитию предпринимательства и инвестиционной активности; создает возможности для трудоустройства и способствует экономике.

21. Разъяснение о масштабах экономики сопротивления и формирование открытого обсуждения, особенно в академической среде и средствах массовой информации, превращение этой темы в обсуждаемую и популярную дискуссию.

22. Государству необходимо следовать общим принципам политики данного плана синхронно для мобилизации всех сил в стране. Для этого должны быть приняты следующие меры:

— выявление и использование научных, технических и экономических возможностей для достижения соответствующих мер;

— изучение санкций, а также увеличение издержек противника;

— управление внутренними и международными экономическими рисками, рациональное, активное и своевременное реагирование на них.

23. Прозрачное и эффективное ценообразование, совершенствование методов управления рынком.

24. Увеличение зоны охвата и продвижение отечественной продукции.

Предложенный план продолжает активную информационную кампанию среди иранских жителей, направленную на формирование негативного образа врага, распространение среди населения тезиса о том, что санкции сделают Иран сильнее, что они дают возможность освободиться от сырьевого проклятия, от импортозависимости через реорганизацию нефтехимической промышленности и активную кампанию по импортозамещению.

Итак, опыт зарубежных стран показывает, что санкционное давление в любом случае замедляет экономический рост, значительно понижает уровень жизни граждан. Правительство вынуждено принимать непопулярные меры, мобилизовать внутренние ресурсы в стране, переходить к диверсификации торговых партнеров и способов оплаты сделок. В то же время нехватка инвестиций создает риски программам импортозамещения, диверсификация партнеров по факту может вести к зависимости от других международных акторов.

Ждет ли Россию положение, в котором многие из приведенных примеров станут реальностью? Прогнозирующий ответ, скорее, положительный. Готовится ли страна, в том числе, используя мировой опыт санкционного института? Возможно, приведенный материал поспособствует положительному ответу и на этот вопрос. В противном случае возрастает вероятность либо сдать свои ценностные позиции, либо получить неприемлемый для жизнеспособности страны ущерб. Риск — реален.

В этой связи целесообразно оценить, какие ущербы должна еще ждать Россия от уже введенных и возможных дополнительно внешних санкций. Это знание позволит заранее подготовиться и применить наиболее эффективные защитные меры, снизить эффективность внешнего давления и в итоге помочь выстоять стране. 


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Алобан 25.03.2017 22:06 | Политика 0

В 2014 году — в разгар украинского кризиса, стремительно переросшего в гуманитарную катастрофу, Центром Сулакшина был выпущен аналитический доклад «Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?», адресованный широкой общественности и лицам, принимающим решения по укреплению национальной безопасности страны.

Предлагаем читателям ознакомиться с этим докладом с позиций дня сегодняшнего, и самим сравнить его прогнозную и аналитическую состоятельность с высоты прошедших с времени его опубликования событий.

В данной публикации мы приводим фрагмент доклада, описывающего мировой опыт противодействия санкциям на примере Ирана и Ирака — много лет подвергавшихся системному политическому давлению, изоляции и экономической блокаде. Анализ их экономического и политического сопротивления международной деструкции крайне важен для современных реалий геополитического давления на РФ.

Коллектив авторов: В.Э. Багдасарян, И.М. Березина, А.В. Конопелько, Л.И. Кравченко, Д.Б. Новиков, И.С. Путинцев, С.С. Сулакшин, Н.А. Хвыля-Олинтер, Н.И. Шишкина. 

СКАЧАТЬ текст доклада в PDF можно ЗДЕСЬ >>>


САНКЦИИ+. ЧТО ЕЩЕ ЕСТЬ В АРСЕНАЛЕ ДАВЛЕНИЯ ЗАПАДА НА РОССИЮ?

1. САНКЦИИ ПРОТИВ РОССИИ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ 

Механизм внешних санкций является распространенным средством внешнего давления на страну с целью заставить ее изменить свою внешнюю или внутреннюю политику. Механизм вынуждения заключается в нанесении стране значимого или совсем неприемлемого  финансового и экономического, репутационного и дипломатического,  политического и гуманитарного ущерба. Санкции также ставят целью вызвать снижение уровня жизни населения с целью провоцирования политической нестабильности, внутреннего давления на власть страны, вплоть до смены действующего политического режима, активации лоббистского давления на власть.

В текущем конфликте Запад–Россия уже используется  значительный перечень санкционных мер. Они вызвали существенные негативные последствия в российской экономике и финансах, начинают изменять социально-политический климат внутри страны. В силу особенностей российской ментальности и мощной поддержки руководства страны населением в вопросе присоединения Крыма действие санкций не вызвало существенных изменений в политике России. Однако, эффект санкций накапливается. Ошибочное решение о собственных санкциях (т.н. ответные санкции, которые расширяют список внешних санкций против России) только усиливает эффект. Политическая решимость Запада в борьбе против России не вызывает сомнений. Речь может идти о «втором крестовом походе» Запада против России. Очень вероятно, что давление будет усиливаться и расширяться по виду применяемых инструментов.

Против России уже введен довольно обширный перечень санкций и инструментов давления:

1.  Эмбарго на поставки в Россию товаров, в том числе технологий, оказание услуг.

2.  Перекрытие доступа к финансовым рынкам капитала (инвестиций, кредитов).

3.  Политическая изоляция: приостановление  членства России в международных организациях, лишение права голоса,  приостановление процесса присоединения России к организации, исключение из переговорных процессов (G8, ПАСЕ, ОЭСР, исключение из процесса ликвидации сирийского химического оружия и др.).

4.  Визовые персональные санкции.

5.  Избирательные санкции на организации (корпорации, банки).

6.  Судебные иски в международных судах (в частности, решения по ЮКОСу в ЕСПЧ, Арбитражном суде в Гааге).

7.  Массированная дискредитация образа страны, информационная атака.

8.  Дискриминация российских СМИ.

9.  Форсирование военной угрозы (НАТО, военные учения, базы, поставки оружия).

10. Арест активов, имущества за рубежом.

11. Свертывание совместных проектов, отказ от заключенных контрактов (Южный поток, «Мистрали» и др.).

12. Прекращение или сокращение контактов и обменов:

a.  дипломатических;

b.  научных;

c.  гуманитарных;

d.  культурных;

e.  спортивных (чемпионат 2018 г.);

f.  туристических.

13. Спекулятивная атака на рубль.

14. Атака на цену на нефть, основные экспортные статьи России.

15. Фабрикация дел, арест российских физических лиц.

16. Наращивание поддержки пятой колонны в России.

17. Дискредитация VIP-персон России (в первую очередь Президента).

18. Давление на страны-союзники,  соседние государства.

19. Инспирирование межэтнических и иных конфликтов и экстремизма в России.

Можно ожидать, что имеющиеся в распоряжении Запада дополнительные инструменты давления также могут быть применены. Представляется важным проанализировать угрозы и риски новых антироссийских санкций+. Что это еще может быть?

1.  Отключение России от SWIFT.

2.  Ограничения на получение Россией доходов от международного сотрудничества и экспорта: воздушный транзит, контейнерный TEU-транзит Юго-Востояная Азия — Европа, коммерческие запуски спутников, экспортные поставки В и ВТ, других товаров из России (нефть, газ, в том числе СПГ, зерно, удобрения, металлы, древесина).

3.  Отказ от российских услуг в сферах строительства АЭС, ГЭС,  транспортной инфраструктуры (трубопроводы, железнодорожные пути), военных заводов,  оказания услуг по ремонту и эксплуатации военной техники.

4.  Полное эмбарго на российский экспорт, импорт (лекарства, комплектующие, лизинг самолетов) через санкции на компании и государства, сотрудничающие с Россией (по примеру санкций против Ирана 1996 года).

5.  Лишение России права вето в Совете Безопасности ООН, исключение России из Совета Безопасности ООН, Группы 20 и других международных организаций.

6.  Высокотехнологическое эмбарго.

7.  Отключение Интернет.

8.  Отключение GPS.

9.  Судебные иски по Крыму.

10. Аресты имущества страны за рубежом как обеспечивающие акции по международным искам.

11. Военные провокации (самолеты, подводные лодки, спутники).

12. Покушение на Президента, членов его семьи, российских VIP-персон.

13. Закрытие воздушного пространства, железнодорожных, автомобильных, морских путей для российского трафика.

14. Активация территориальных претензий в Арктике, Крыму, на Курилах, а также территориальные споры с Украиной, Китаем, Грузией, Финляндией, Эстонией, Латвией и др.

15. Развязывание агрессии на территории Абхазии, Ю.Осетии, Приднестровья.

16. Русофобия по миру: надругательство над памятниками, запреты на профессию, натурализацию, обучение за рубежом, усыновление и др.

17. Арест российских государственных активов за рубежом (части ЗВР России в ценных бумагах и валютных депозитах).

18. Активизация терроризма, включая биологический терроризм.

19. Активация наркотрафика.

20. Война под ложным флагом.

21. Активация религиозных столкновений и дискредитаций.

Очевидно, что Россия не была в полной мере готова к внешним санкциям. Ущербу от них способствует длительно формировавшаяся деформация отраслевой структуры производства и экспорта и импорта, а также финансовой системы. Уязвимость определяется значительной импортизацией российской экономики, включая государственный оборонный заказ. Завышенным внешнеторговым оборотом. Зависимостью  бюджетных доходов от экспорта сырья. Подавленной суверенной рублевой эмиссией ЦБ РФ по схеме currency board. Отказом от управления (не говоря уже о фиксированном курсе) валютным курсообразованием рубля. Выдавливанием российского бизнеса в кредитование за рубежом уже на сумму 700 млрд. долл. Либеральная доктрина сверхоткрытости российской экономики играет плохую шутку с российским суверенитетом и уязвимостью к внешним санкциям.

К сожалению, в последние годы этот тип уязвимости только нарастал. При этом в мире накоплен известный опыт по противодействию и компенсации ущерба от внешних санкций. Наиболее релевантен опыт противодействия санкциям против Ирака и Ирана. 


2. МИРОВОЙ ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМ САНКЦИЯМ

Режим экономических санкций в отношении Ирана был установлен после Исламской революции. Комплексно санкции против Ирана и поддерживающих его государств были введены в 1996 году, впоследствии ужесточены в 2010 году, когда новые санкции одобрил Совет Безопасности ООН и к ним присоединились страны ЕС и ряд азиатских государств. В 1996 г. любая страна, инвестировавшая в энергетику Ирана более $20 млн, попадала под санкции США, которые включали запрет на межбанковскую деятельность, потерю лицензий на экспорт и запрет экспорта оборудования в США, получение крупных кредитов американских банков, привлечение инвестиций, на покупку казначейских облигаций.

Введенные против Ирана санкции затрагивают отдельные сектора экономики и применяют:

— ограничение межбанковских расчетов, блокирование финансовых транзакций Ирана, замораживание иностранных инвестиций в нефтегазовый сектор страны;

— запрет на покупку иранской нефти, газа, нефтепродуктов и электроэнергии, продажу иранским фирмам товаров и оборудования (за исключением товаров низкого качества и устаревших технологий, которые направляются в развивающиеся страны, медикаментов и продовольствия);

— запрет на передачу отраслевых технологий и оборудования, а также на оказание профильных услуг.

По данным Международного валютного фонда в результате односторонних финансово-экономических санкций в 2012 и 2013 гг. произошло падение ВВП Ирана на 1,9 и 1,5% соответственно. Резко выросли цены (инфляция составила в среднем 30-40%), обесценился иранский риал, ухудшился уровень жизни населения, сократились объемы нефтедобычи с 3,8 до 2,7 млн. баррелей в сутки при снижении объемов ее экспорта с 2,4 до 1,3 млн. баррелей, что привело к значительному дефициту бюджета. В Иране экспорт нефти составляет 80% от общего объема экспортных поступлений и 50-60% государственных доходов. В результате санкций Иран потерял потенциальные инвестиции на сумму 50-60 млрд. долл. От дальнейшей деятельности в Иране отказались нидерландская Shell, французская Total, итальянская Eni и норвежская Statoil.

После аннексии Ираком территории Кувейта 6 августа 1990 года Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 661 (1990), которая предусматривала применение принудительных мер без использования оружия в соответствии с положениями Главы VII Устава против Ирака и Кувейта. Под действие таких мер попали все финансовые потоки и любые товары, исключение составляли только поставки, предназначенные исключительно для медицинских целей, и поставки продуктов питания в рамках гуманитарной помощи.

Саддам Хусейн обратился к народу и призвал сплотиться, мобилизоваться и проявить мужество перед лицом общего врага. Лозунг был практически такой же, как сейчас в России: «Эмбарго предоставило нам отличную возможность для организации экономики, осуществления чрезвычайных планов и напряжения доступных ресурсов, не полагаясь на нефтяное богатство».

22 мая 2003 года путем принятия Резолюции ООН 1483 (2003) всеобъемлющие санкции были отменены, но по заявлениям экспертов и официальных лиц, санкции сделали главное — не позволили создать Ираку оружие массового поражения. Однако те же эксперты признают, что иракская экономика сохранила устойчивость и изнутри страны режиму Саддама Хусейна ничего не угрожало.

Из-за перераспределения потоков финансирования пострадали наукоемкие и социальные отрасли. Упал общий уровень грамотности (с 1990 по 1998 г. 20% детей перестали ходить в школу). Доход на душу населения в Ираке сократился с $3510 в 1989 до $450 в 1996 году, в значительной степени из-за девальвации динара. В период действия всеобъемлющих мер с 1990 до 1995 года иракский динар упал в цене по отношению к доллару США более чем в 20 раз. В 1980 году инфляция составила 95%, в 1989 — до 400%, за период между 1990 и 1995 — 5000%. С 1996 г. по 2001 г. инфляция сократилась до 60% в связи с появлением товаров по программе «Нефть в обмен на продовольствие».


ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ САНКЦИОННОМУ РЕЖИМУ

1. Финансовые ограничения

а) отключение от системы SWIFT.

В 2012 году иранские банки были отключены от сообщества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (SWIFT), что означало невозможность проведения международных платежей, в том числе за экспортно-импортные операции. Иран стал использовать банковские институты других государств, в первую очередь ОАЭ, для расчетов с некоторыми европейскими банками использовались банки Турции, Гонконга и др., однако объем финансовых потоков существенно сократился. Иран стал переходить на бартерные сделки, продавать за золото и национальную валюту. Управляющий Центральным Банком также заявлял о том, что в Иране разработана и внедрена новая система проведения международных сделок.

б) запрет на расчетные операции с государственными органами, компаниями и физическими лицами.

После 1991 Ирак открыл более двухсот тайных зарубежных счетов. Они также известны как номерные счета — банки используют их, чтобы отслеживать денежные потоки — но Ирак использовал их, чтобы скрыть финансовые поступления от иностранных компаний.

Например, пять счетов в Ахли-банке в Иордании. Три счета были предназначены для хранения доходов от продажи нефти, два для обслуживания иордано-иракских торговых отношений. 40% поступлений от нефтяных доходов со счетов Ахли-банка распределялись по 7 счетам в Иордании, Сирии, Ливане и ОАЭ, где приносили 8 млн. долл. только процентной прибыли ежегодно. Если считать, что процент составляет 1%, что правдоподобно, то денежный объем платежей составлял 800 млн. долл.

Введенный запрет ограничивает возможности торговли в долларах. Для того, чтобы США не могли проследить за расчетными операциями Ирана, Тегеран стал осуществлять следующие схемы.

Расчеты с Индией, Китаем, Японией и Южной Кореей стали производиться в рупиях, юанях, иенах и вонах. В Центральном банке Ирана был открыт счет в вонах. Корейское правительство разрешило хранить средства от экспорта нефти в Корею на счетах банков, ведущих операции с Ираном (Industrial Bank of Korea and Woori Bank). Эти средства впоследствии стали использоваться для покупки корейских товаров. Такое решение позволило обойти санкции США и поддержало корейские компании, которые были на грани ухода с иранского рынка. 45% закупаемой Индией нефти у Ирана оплачивается в рупиях, которые затем Иран использует для оплаты импорта из Индии железной руды и стали, химикатов и зерновых культур.

Стали применяться бартерные сделки. Например, оплата иранских орехов и фруктов осуществляется в форме картонных коробок и металлических банок из Китая, оплата нефти также частично происходит в форме бартера продовольствием, промышленными товарами.

Расширилась оплата золотом. Турция и Индия за несколько месяцев увеличила поставки золота в страну. Предположительно, золотом производится оплата иранской нефти и газа. Так, Турция поставила золото за нефть на сумму 10 млрд. долларов.

Стал использоваться платеж через третьи страны. В основном сделки проходят через крупнейший финансовый центр на Ближнем Востоке — Дубаи. Долгое время после ввода санкций расчеты осуществлялись через Турецкие банки, однако их стоимость была высокой.

Платежи и денежные переводы пошли через money exchange houses и через неформальную финансово-расчётную систему хавала на Ближнем Востоке и хунди в Индии. Всемирный Банк, оценивая объем единовременных сделок через систему хавала, приводит сумму транзакций в пятьсот тысяч-миллион долларов.

в) запрет предоставлять банковские услуги (кредитование, страхование).

Иранские компании и банки отрезаны от внешних финансовых рынков. Основным кредитором иранских контрагентов выступает Китай. Хотя в октябре 2010 года Банк Китая приостановил выдачу кредитов, мотивируя это решением акционеров-американцев, кредиты были предоставлены другими китайскими банками.

Эмбарго 27 европейских компаний включает запрет на финансирование и страхование перевозок иранской нефти. Европейские страховщики покрывают 95% перевозок танкерного флота. В ответ Иран перешел на услуги страхования своих нефтеперевозок неевропейских страховщиков премиум-класса. Импортеры иранской нефти предприняли конкретные меры в области страхования. Так, Китай продал Ирану 12 супертанкеров для транспортировки нефти. Это переложило ответственность за поставки на иранскую сторону. Индия, второй по счету импортер иранской нефти, позволила своим страховым компаниям страховать поставки нефти в пределах 50 млн. долларов, а также планирует создать государственный фонд перестрахования в размере 368 млн. долларов для страхования местных НПЗ, работающих на иранской нефти. Япония установила государственные гарантии на транспортировку иранской нефти. Южная Корея импортирует иранскую нефть, как и Китай, через иранские транспортные судна.

2. Запрет на инвестирование (прямые и портфельные иностранные инвестиции) в экономику страны

По данным статистик ЮНКТАД в первый год после санкций (2011г.) объем прямых инвестиций в Иран вырос. Инвестиции были привлечены в проекты, в которых ранее участвовали европейские компании. Главным инвестором стал Китай (рис. 1).

Поскольку Иран является ключевым поставщиком нефти в Китай, КНР стремится инвестировать в сектор нефте- и газодобычу, дорожную инфраструктуру. Так, Китай подписал контракт на модернизацию НПЗ «Арак», на развитие нефтегазовых месторождений Ядаваран, Гармсар и 11 месторождений Южного Парса (ранее в проектах участвовала французская Total). Иран также готов предоставить возможность строительства газопровода между Ираном, Пакистаном и Индией не Индии, а Китаю.

Рис. 1. Накопленные в экономике Ирана прямые иностранные инвестиции (по данным ЮНКТАД)

В 2014 году Оман предложил финансирование строительства 1000 км газопровода в Иран, тем самым подтвердив свою дружественность Ирану.

3. Эмбарго в сфере торговли

а) ограничения, затрагивающие продажу товаров, формирующих доходы бюджета (экспорт нефти и газа).

Санкции США предусматривают ввод санкций против импортеров иранской нефти. ЕС в 2012 году ввел эмбарго на импорт иранской нефти. Санкции привели к сокращению объемов экспорта нефти (рис. 2). Иран стал искать альтернативных партнеров. В частности, главным импортером иранской нефти стал Китай (в том числе через посредничество третьих стран). Корея, которая частично поддержала санкции, не отказалась от импорта иранской нефти, доля которого составила 15% в корейском импорте. Иранскую нефть также продолжают закупать Турция, Япония, Индия. Изменились способы оплаты за нефть и механизм страхования транспортировки иранской нефти.

Рис. 2. Объем экспорта нефти Ирана (по данным BP)

Осознавая рост зависимости от Китая в период ужесточения санкций, Иран переходит к диверсификации продажи нефти. Так, если в апреле 2014 года был достигнут исторический максимум объема продажи нефти в Китай, в мае Иран разорвал контракт с китайской CNPC на сумму 2,5 млрд. долл. (за неисполнение обязательств китайской стороной).

С 1991 по 1998 Ирак тратил примерно в два раза больше, чем поступало в бюджет (рис. 3).

Рис. 3. Иракский бюджет (по данным Duelfer Report)

Дефицит бюджета восполнялся за счет международной торговли. Ирак заключал соглашения со своими соседями и через региональные рынки выходил на глобальный. По данным ЦРУ, около 70% всех доходов Ирака во время санкций были получены от торговых соглашений.

Двусторонние торговые соглашения Ирака с соседними государствами (Иордания, Египет, Турция) стали для Саддама крупнейшим источником незаконного дохода во время санкций ООН. Экспортировал Ирак нефть, а импортировал оборудование, машины, продукты, медикаменты, технологии. Исследование Международной инвестиционной корпорации показывает, что большинство стран, заключивших контракты на покупку иракской нефти, затем перепродали их третьим странам, которые поставили иракскую нефть на мировой рынок. Например, Палестина заключила семь контрактов на сумму 25 млн. долларов, хотя не имеет собственных нефтеперерабатывающих заводов и удовлетворяет все свои энергетические потребности за счет импорта энергии из Израиля.

По подсчетам ЦРУ, Ирак заработал 12 млрд. долларов на откатах, а всего продал нефти на сумму около 75 млрд. долларов. Контракты заключались не только с государствами, но и с иностранными коммерческими компаниями и частными лицами, которые незаконно заработали около 18 млрд. долларов на торговле с Ираком. Первые места заняли компании и частные лица из России, Франции и Китая.

б) дефицит (ограничения импорта) медикаментов, продовольственных товаров.

Ограничения расчетных операций с Ираном привели к сокращению поставок пшеницы, пальмового масла и риса продовольственными экспортерами, которые опасались трудностей с оплатой поставок. Поскольку Иран по данным ФАО (2012 г.) является пятым в мире импортером пшеницы и риса, шестым кукурузы, одним из ведущих импортеров ячменя, масляных культур, снижение импорта продовольственных товаров могло существенно дестабилизировать продовольственный рынок. Для минимизации угроз Иранское правительство подписало бартерные контракты с импортерами иранской нефти, по которым в обмен на нефть Иран получал продовольствие. В 2012 году такой контракт был подписан с Индией, которая часть импортируемой нефти оплачивала пшеницей, чаем и рисом.

Нехватка продовольствия и резкое ослабление национальной валюты привели к росту цен на продукты питания. Правительство пытается поддержать наиболее бедные слои населения через денежные дотации и субсидии.

В 2012 году импорт американской и европейской фармацевтической продукции снизился на 30% и продолжает падение. Иран перешел на закупку медикаментов у альтернативных поставщиков из Китая и Индии, но их продукция является менее качественной (уменьшается медицинский эффект препаратов, усиливается побочный эффект).

Иракская экономика в значительной степени зависит от экспорта нефти, в 1989 г. нефтяной сектор составлял 61% от ВВП. Начиная с 1970-х аграрный сектор стремительно сокращался. Удар санкций поставил под угрозу продовольственную безопасность. Чтобы не допустить голода, правительству пришлось разработать систему бесплатных продовольственных пайков.

Революционный командный совет (RCC) в срочном порядке издал декрет №367: «Все земли, которые не используются их владельцами или другими в соответствии с их сельскохозяйственным предназначением будут национализированы без компенсации». В ноябре 1990 г. Революционный командный совет ужесточил наказание за экономический саботаж.

Министерство сельского хозяйства компенсировало фермерам до 100% стоимости семян, в 1990 г. на это было потрачено 586 млн динаров. Сельское хозяйство стало плановым: фермерам давались подробные указания, что сажать, когда и как – за несоблюдение полагались жесткие санкции. К октябрю 1992 г. правительство начало скупать весь урожай без посредников. Эти меры помогли значительно повысить объемы собранного урожая. Согласно иракским официальным источникам, в 1989 году было собрано 1 млн. тонн урожая, с 1990 г. — 2,5 млн. тонн. Площадь пахотных земель увеличилась на 50%. Однако рост цен на продовольствие остановить не удалось. С июня 1993 цена на пшеницу выросла в 355 раз.

С запуском программы «Нефть в обмен на продовольствие» в 1997 году ситуация несколько улучшилась. Первая версия программы была утверждена Совбезом ООН 15 августа 1991 года (резолюция 506) и разрешала Ираку экспортировать нефть на 1,6 млрд. долларов каждые полгода. Ирак расценил это как посягательство на суверенитет и отклонил.

В апреле 1995 г. Совет Безопасности ООН предложил новый план (постановление 986), который позволял Ираку экспортировать нефть на 2 млрд. долларов каждые полгода и закупать на вырученные деньги продовольствие и медикаменты. Меморандум между Ираком и ООН вступил в силу в мае 1996г., первый экспорт состоялся в декабре 1996г.

В феврале 1998 г. лимит был увеличен до 5,2 млрд. долларов каждые полгода (резолюция 1153). В декабре 1999 г. Совбез ООН отменил ограничения на экспорт (резолюция 1284).

4. Запрет поставок оборудования, технологий (двойного назначения, для военной сферы,стратегических отраслей)

Под запрет попали любые технологии двойного назначения, а также комплектующие и оборудование, которые используются в иранской автомобильной, авиа, станкостроительной отраслях, в судостроении, нефтегазовом секторе. Иран активно сотрудничает в сфере обмена технологиями с Китаем. Из Китая он получает технику и вооружение для всех видов вооруженных сил, а также технологии и лицензии на производство. В условиях ограничений на поставку собственно вооружения новым направлением военно-технического сотрудничества Китая и Ирана стало создание совместных предприятий, занимающихся поставками в Иран «пограничных» устройств, оборудования и технической документации. Усилилось интеллектуальное сотрудничество: иранское руководство заключило ряд соглашений с китайскими университетами. Соглашениями предусматривается подготовка в университете иранских кадров по различным направлениям и достижение ученых степеней для последующей работы на объектах Ирана.

Предполагается, что поставки оборудования и промышленных товаров сможет осуществить и Россия через бартерные сделки в обмен на иранскую нефть (согласно меморандуму о сотрудничестве 2014 г.).

Поставки оборудования и других товаров в Иран стали активно осуществлять так называемые «черные рыцари» — мелкие фирмы Китая, Индии, Турции, Венесуэлы, Сингапура, Японии, Эквадора, Бразилии и восточноевропейских стран, которые не ведут бизнес в США, а потому не боятся попасть под санкции за сотрудничество с Ираном. Например, поставки нефтегазового оборудования в Иран с уходом компаний Западной Европы стали активно наращивать компании Восточной Европы, в первую очередь Венгрии, Белоруссии и Румынии. Активность таких маленьких компаний трудно отследить. Они также получают значительную поддержку от торговых и экономических секций своих посольств. 

Часть 2 здесь

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина