Накопленные изменения

Евгений Сергеев 12.10.2017 2:38 | Экономика 1

Вчерашнее заявление генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо о разбалансировке нефтяного рынка и призыве к сланцевым компаниям США присоединиться к соглашению о контроле за добычей выглядит с одной стороны, дежурным, с другой — актом откровенного отчаяния, если применять эмоциональные характеристики к происходящему в мировой отрасли.

Переизбыток нефти стал фактом. Сланцевая революция создала не только этот переизбыток, но и стала фактором неопределенности на рынке. Никакие соглашения об ограничениях и контроле не работают, если в них не участвуют все. «Традиционные» производители не имеют рычагов воздействия на США, а поэтому им приходится спасать себя самим, ставя перед собой невыполнимые задачи.

Первоначальная стратегия на «заливание» рынка нефтью с целью задавить сланцевых конкурентов низкой ценой не сработала. Сланцевики сократили объемы добычи, часть обанкротилась, однако в этом секторе добычи нефти уже произошли важные изменения — произошло укрупнение добывающих компаний, они диверсифицировались и встроились в цепочки добавленных стоимостей. Кроме того, американский финансовый рынок обладает массой современных инструментов, позволяющих распределять риски, что тоже помогло сланцевым компаниям выстоять в ценовой войне. Наконец, низкие цены вынудили сланцевые компании бросить все имеющиеся резервы на разработку технологий, снижающих себестоимость добычи, и сегодня она уже составляет от 15 до 26-30 долларов в зависимости от месторождения. Есть данные, что перспективные технологии добычи помогут снизить себестоимость до 8-10 долларов уже к 22 году.

Проблема низких цен для традиционных производителей заключается в том, что в основном они представлены моноэкономиками, а потому держать цены на низком уровне могут только за счет ранее накопленных запасов. При цене нефти в 30 долларов балансировка бюджета России, Саудовской Аравии, Нигерии, Венесуэлы находилась на уровне от 50 до 70 долларов за баррель. Понятно, что долго «давить» сланцевиков они были не в состоянии.

Оценив крах предыдущей стратегии, традиционные производители попытались пойти по другому пути — через самоограничение добычи, однако понятно, что это паллиативная мера, так как цена на нефть пошла вверх, и маржа сланцевых компаний начала также увеличиваться, чем они немедленно воспользовались и принялись расконсервировать ранее «замороженные» скважины. В итоге только за 2017 год добыча нефти в США выросла на полтора миллиона баррелей, при этом законсервированными остаются еще 7 тысяч скважин, ввод которых в эксплуатацию — от недели до двух максимум. Сланцевая добыча в США занимает уже 60% всей добычи.

Фактически любое новое сокращение добычи традиционными производителями ведет к утрате ими своих рынков. США, к примеру, экспортируют в Азию порядка миллиона баррелей в сутки, отгрызая долю аравийских монархий.

Такое положение не может длиться вечно. Изменения на рынке накапливаются, сланцевый фактор превратился в самодостаточный и уже недосягаемый для каких-либо атак извне. Для моноэкономик это отложенная катастрофа — строго формально переизбыток нефти можно использовать для внутренних нужд, направив его на развитие собственных промышленных мощностей, создав на внутреннем рынке ценовой демпинг и повысив конкурентоспособность своей экономики за счет максимально дешевой энергии. Но здесь и кроется откровенная засада.

Ну какая промышленность в Саудовской Аравии или России? Саудиты живут в чудовищном климате, в котором развивать полноценную промышленность нет никаких возможностей. Россия живет в условиях правления криминальной мафии с уровнем мышления районного уголовного авторитета, которая просто не понимает, что такое — промышленность. Венесуэла выглядит примерно как комбинация Саудовской Аравии и России. Чавистское руководство представлено двумя мафиозными кланами, которые не умеют, не знают и не хотят развивать страну, они заинтересованы только в личном обогащении и продвижении безумных левацких идей в регионе, на свою страну им глубоко плевать.

В итоге у нас на глазах накапливаются предпосылки для полного переформатирования нефтяного рынка, с которого кому-то придется уйти совсем, а кому-то стать региональным департаментом более удачливых и умных конкурентов. Тупые ведут войну за рынки и доступ к ним, как к примеру, сейчас идут войны на Украине и в Сирии, но это никак не меняет основных причин надвигающейся катастрофы — примитивных экономических моделей, которые не в состоянии уйти от монотоварности. Война здесь не поможет никак.

Эль Мюрид

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина