Наша цивилизация: особый взгляд. «Русская идея» против мирового господства — II

Русранд 20.12.2017 4:37 | Политика 58

Человечество нуждается в спасении от распространяющегося в мире зла — фундаментальная российская постановка проблемы миростроительства.

Продолжаем публикацию главы 2.8 «„Русская идея“ против мирового господства» фундаментальной коллективной монографии под ред. Сулакшина С.С. «Россия и мир. Российский мировой проект».

Часть I читать здесь.


ЗАПАДНАЯ УГРОЗА РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

История России — это история непрекращающихся войн. По подсчетам С.М.Соловьева, с 1055 по 1462 г. Русь перенесла 245 нашествий. За период с 1365 по 1893 г. 305 лет Россия провела в войне. Когда боевые действия непосредственно не велись, над Россией фактически всегда нависал дамоклов меч военной угрозы.

Формы и технологии ведения войн в современную эпоху существенно изменились. Войны нового типа характеризуются как информационно-психологические. Но существо угроз в отношении России это не меняет.

Главная угроза для российской цивилизации на всем ее историческом существовании исходила с Запада. Даже в периоды нашествий кочевников с Востока именно Запад представлял для России основную опасность. Агрессия Запада была цивилизационным вызовом. На кону находилось само существование русской (российской) цивилизации.

То, что именно Запад выступал агрессором в отношении к России, а не наоборот, признают и многие западные мыслители. Среди них А.Дж.Тойнби — один из основоположников цивилизационного подхода. Научная честность не позволила ему поддержать популярную в рамках западной пропаганды тему «русского империализма». Именно западная опасность была, согласно А.Дж.Тойнби, тем цивилизационным вызовом, который в качестве ответа обусловливал мобилизацию России в ее великих исторических свершениях.

«На Западе, — писал он, — бытует понятие, что Россия — агрессор. И если смотреть на нее нашими глазами — то все признаки налицо. Мы видим, как в XVIII в. при разделе Польши Россия поглотила львиную долю территорий, в XIX в. она — угнетатель Польши и Финляндии, и архиагрессор в послевоенном сегодняшнем мире. На взгляд русских, все обстоит ровно наоборот. Русские считают себя жертвой непрекращающейся агрессии Запада, и, пожалуй, в длительной исторической перспективе для такого взгляда есть больше оснований, чем нам бы хотелось… Сторонний наблюдатель, если бы таковой существовал, сказал бы, что победы русских над шведами и поляками в XVIII в. — это лишь контрнаступление… в XIV в. лучшая часть исконной российской территории — почти вся Белоруссия и Украина — была оторвана от русского православного христианства и присоединена к западному христианству… Польские завоевания исконной русской территории… были возвращены России лишь в последней фазе мировой войны 1939—1945 гг. В XVII в. польские захватчики проникли в самое сердце России, вплоть до самой Москвы и были отброшены лишь ценой колоссальных усилий со стороны русских, а шведы отрезали Россию от Балтики, аннексировав все восточное побережье до северных пределов польских владений. В 1812 г. Наполеон повторил польский успех XVII в.…. Германцы, вторгшиеся в ее пределы в 1915—1918 гг., захватили Украину и достигли Кавказа. После краха немцев наступила очередь британцев, французов, американцев и японцев, которые в 1918 г. вторгались в Россию с четырех сторон. И наконец, в 1941 г. немцы вновь начали наступление, более грозное и жестокое, чем когда-либо. Верно, что и русские армии воевали на западных землях, однако они всегда приходили как союзники одной из западных стран в их бесконечных семейных ссорах. Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада — агрессорами… Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой приверженности чуждой цивилизации»[14].

Россиефобия является исторически устойчивым основанием постоянно формируемого западной пропагандой образа России. Конечно, среди европейских и американских мыслителей часто обнаруживались и русофильски ориентированные фигуры, такие как В. Шубарт. Но доминирующим на Западе всегда было именно течение, продуцирующее фобии в отношении российской цивилизации. Ведущими мотивами антироссийской пропаганды стали идеологемы о варварстве, рабстве, империалистичности русского народа. Проводилась мысль о врожденности этих качеств, принципиальной неперестраиваемости России.

И.А.Ильин подчеркивал, что Запад вел борьбу не против самодержавия или коммунизма, а против самой России [15].

Чем вызвана западная враждебность в отношении России? Именно Россия исторически являлась главным препятствием на пути мировой глобализационной экспансии Запада, реализации западного проекта, проекта паразитарного и потребительского. Отсюда — устойчивое стремление устранения этого препятствия. Отсюда же развитие комплекса россиефобии ввиду обнаруживаемой невозможности данное препятствие устранить. Еще Г.Трумэн устанавливал ориентир в 85%, означающий насколько весь мир должен был бы по его представлениям соответствовать американскому эталону [16]. В начале 1990-х гг. казалось, что установленная 33-м президентом США планка достигнута. В последнее время, однако, в различных регионах мира обозначились симптомы стремления народов к высвобождению из-под американской опеки. Неслучайно З.Бжезинский адресовал Дж. Бушу-младшему упрек в утрате достигнутой было мировой гегемонии [17].

Существует ли реально Западный проект мирового господства (именно как проект — с субъектами реализации и программой действий)? Может быть, то, что подразумевается под Западным проектом, есть не более чем объективный, ввиду расширения межстрановой коммуникации, процесс глобализации?


ЦЕННОСТНАЯ НЕОДНОРОДНОСТЬ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Глобализация сравнительно давно перешла из разряда вызовов в категорию реальных средовых условий общественного бытия. Однако отношение к ней попрежнему остается где-то на уровне идеомифологических конструкций. С одной стороны, в массовое сознание активно внедряется идеомиф о «свободном мире», демонстрация лояльности к которому преподносится в качестве непременного условия обретения материального благополучия (вхождение в круг респектабельных цивилизованных стран)[18].

На другом полюсе идеомифологических конструкций находится инфернализация глобализационного процесса, утверждающая, что он не несет для человечества ничего, кроме порабощения под ярмом «золотого миллиарда». Но на практике антиглобализм оборачивается воинствующим бескультурьем, мигрантофобией, различными формами социальной девиации [19]. Антиглобалисты во многих своих чертах восходят к архетипу Неда Лудда — первого сознательного разрушителя станка, давшего имя движению английских рабочих, связывавших ухудшение своего социального положения с внедрением машинного оборудования. Современные неолуддиты, борясь с глобализацией, смешивают две ее разнородные составляющие — экспансионную и коммуникационную. Отвергая американский мондиализм, они зачастую отрицают вместе с ним и весь накопленный человечеством потенциал коммуникационного взаимодействия [20]. Нужна отчетливая дифференциация объединенных и структурно смешанных под единым терминологическим обозначением явлений (рис. 2.8.8).

Рис. 2.8.8. Парадигмы глобализации


КОММУНИКАЦИОННАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Процесс глобализации как тип процесса, затрагивающего все человечество, как формирование единого коммуникационного пространства родился задолго до современной цивилизации Запада. Первой в истории глобализационной волной стала неолитическая революция. Возникнув однажды в некоем локальном этническом очаге производящий тип хозяйствования (земледелие и скотоводство) с поразительной быстротой распространился по всему миру. По глобализационному типу осуществлялся также переход от каменного века к веку меди и железа. Теория «культурного диффузионизма», а по существу первобытной глобализации, является в настоящее время признанной объяснительной моделью универсальной логики развития Древнего мира [21].

Это правда, что именно западное сообщество выступает несколько последних столетий основным носителем инновационных технологий. Именно Запад является аккумулятором мировой научно-технической мысли. Но так было далеко не всегда.

В Античную эпоху греческие (подразумевай — европейские) мыслители обучались высшей мудрости у жрецов Египта. Передовая для своего времени китайская мысль предопределила последующий ход развития мира изобретением бумаги, пороха, компаса, корабельного руля, часового механизма. Берущий начало в Поднебесной империи Великий шелковый путь был важнейшей коммуникационной артерией мира. Имплементация наук в малопросвещенную до того жизнь средневековой Европы была осуществлена благодаря контактам с арабскими халифатами. Именно от арабов к европейцам пришли алгебра, химия, оптика, астрономия [22]. Открытие Америки, как известно, привело к трансформации агрокультурного облика европейского континента.

Роль России в данной модели глобализации также не исчерпывалась лишь заимствованиями. В бытность Российской империи и Советского Союза она выступала одним из важнейших субъектов глобализационного экспорта культурных образцов, идей и изобретений. Нет оснований полагать, что роль интеллектуального лидера в мире не может очередной раз поменяться. Уже наметились надломы в удержании Западом лидерского бремени. Инновационный прорыв Японии стал первым симптомом геополитической модификации глобальных конфигураций. Восток в лице активно развивающихся национальных экономик различных регионов Азии стремительно наступает, все более сокращая отставание по основным экономическим показателям от золотомиллиардной когорты Запада [23]. Если так дело пойдет и дальше, направленность мировых коммуникаций может принять принципиально иные очертания.

Попытки самоизолирования от глобализационных трендов достаточно хорошо известны. Именно таким образом Япония обрела в 30-е гг. XVII в. положение «закрытой страны». На практике это обернулось длительным застоем в развитии. В итоге расконсервация Японии, сопровождавшаяся подписанием неравноправных договоров, была осуществлена силовым способом. Курсировавшая в 1853—1854 гг. у японских берегов американская военная эскадра под руководством коммандора Пери принудила сегунат к вступлению в крайне невыгодные для себя договорные отношения. Изоляция, таким образом, задержав лишь на время глобализационный процесс, обернулась для Японии ввиду усугубившегося за изоляционный период ее технического отставания более тяжелыми формами проявления глобализации [24]. По сходному сценарию происходило консолидированное «открытие» западными странами экономики Китая. Когда-то передовая в научно-техническом отношении страна даже не пыталась оказать адекватное сопротивление.


ЭКСПАСИОНИСТСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Совсем иное функциональное значение имеет экспансионная глобализация. Она представляет собой не что иное, как агрессию одной цивилизации против других. Пути экспансии, как известно, могут быть различны. Механизмы ее осуществления не ограничиваются прямым военным вторжением. Известны, например, варианты демографического и пропагандистского экспансионизма. «Торговая цивилизация» Запада исторически избрала в качестве одной из главных ниш своего распространения сферу экономики.

Впрочем, «свободный западный мир» не чуждается и вооруженного цивилизаторства. Насаждение демократии в Ираке находится в непрерывной череде примеров прямой военной агрессии со стороны цивилизации Запада. Само по себе возникновение «белой Америки» было связано с этноцидом коренного индейского населения.

Характерно, что классик цивилизационного анализа А.Д.Тойнби при рассмотрении отношений Россия-Запад приписывал роль агрессора именно западной цивилизации [25]. Неслучайно святой преподобный князь Александр Невский, оценивая масштабы угроз, идущих от Запада и Востока, считал безусловно более опасной для Руси экспансию крестоносцев. Нанесшая существенный демографический урон татарская агрессия не затрагивала цивилизационных основ бытия русского народа. Православная Церковь даже получила от золотоордынских ханов некоторые преференции. Другое дело — экспансия Запада. Оказавшись под крестоносцами, Русь, как специфический цивилизационный организм скорее всего перестала бы существовать [26].


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


ПРИМЕЧАНИЯ

[14] Тойнби А. Цивилизации перед судом истории. М., 1996. С. 106.

[15] Ильин И. А. Мировая политика русских государей // Ильин И. А. Собр. соч.: в 10 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 118–119.

[16] Безыменский Л.А., Фалин В. М. Кто развязал «холодную войну…». (Свидетельствуют документы) // Открывая новые страницы… Международные вопросы: события и люди. М., 1989. С. 109.

[17] Бжезинский З. Как делаются новые враги / The New York Times. США. 26 октября 2004 // inosmi.ru; Бжезинский З. Мир утратил доверие к политике США / The Washington Post. США, 11 ноября 2003 // inosmi.ru; Бжезинский З. Америка терпит катастрофу // Los Angeles Times. США. 11 октября 2005 // inosmi.ru

[18] Паращевин М. Социокультурные измерения в контексте глобальных процессов глазами населения Украины // Социология: теория, методы, маркетинг. 2005. № 3. С. 194–206.

[19] Антиглобализм и глобальное управление. Доклады, дискуссии, справочные материалы. М., 2006.

[20] Фрумкин С. Луддиты XXI века // Вестник Online. 2004. 17 марта. № 6 (343); Черняховский С. Новые луддиты или «афронацисты»? Восстания во Франции и варваризация Европы // Новая политика. 2005. 7 ноября.

[21] Culture: the dif usion controversy. L., 1928; Smith G.E. h e Dif usion of Culture. N.Y., L., 1971; Винклер Г. Вавилонская культура в ее отношении к культурному развитию человечества. М., 1913; Артановский С. Н. Историческое единство человечества и взаимное влияние культур. Л., 1967.

[22] Уотт У. М. Влияние ислама на средневековую Европу. М., 1976.

[23] Лунев С. И. Социально-экономическое развитие крупнейших стран Евразии: цивилизационный контекст // Восток — Запад — Россия. М., 2002. С. 161–185.

[24] История стран Азии и Африки в новое время. М., 1989. Ч. 1. С. 71–72, 85–87.

[25] Тойнби А. Д. Постижение истории. М., 1991. С. 142.

[26] Гумилев Л. Н. От Руси до России. М., 2003. С. 119–121.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина