«Не могу поступаться принципами!» 30 лет смелой попытке предотвратить распад СССР

НАКАНУНЕ.РУ. 14.03.2018 4:25 | Общество 145

13 марта 2018 года исполнилось 30 лет со дня выхода статьи Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами». На пике перестройки рядовой преподаватель химии из Ленинградского технологического института выступила резко против текущего курса руководства страны и нападок на роль Иосифа Сталина в советской истории. В заголовке использовалась цитата из выступления Михаила Горбачёва, который, как известно, от принципов марксизма-ленининзма в итоге отказался, но вокруг статьи Нины Андреевой начали собираться противники перестройки и «неосталинисты».

Доктор исторических наук, член ЦК КПРФ Вячеслав Тетёкин в беседе с Накануне.RU назвал эту статью одной из наиболее ярких попыток предотвратить разрушение Советского Союза и Коммунистической партии.

Он напомнил, что 1985 г. существовала полная эйфория по поводу прихода к власти Горбачёва: молодой, перспективный, прогрессивный, энергичный, красноречивый, обаятельный. В 1986 г. «горбомания» продолжала сохраняться, начала она нарастать и на Западе. В 1987 г. в СССР появились первые сомнения – Горбачёв запутался в собственных реформах и спровоцировал экономический кризис. Пресловутая нехватка продовольствия и товаров первой необходимости была вызвана не крахом советской социалистической системы, а совершенно конкретными ошибками Горбачёва и его команды.

«К 1988-му начало нарастать ощущение того, что мы куда-то не туда идём. Но партийная дисциплина, привычка к тому, что руководство ведёт нас в правильном направлении и сохраняющееся влияние Горбачёва (а он был талантливый демагог, надо признать) сдерживали многих людей, выражавших сомнения, в том, чтобы выразить их публично», — вспоминает Вячеслав Тетёкин.

По его словам, достоинство Нины Андреевой было как раз в том, что она преодолела стереотипы и смело выплеснула это на страницы газеты. «Здесь нужно отдать должное и главному редактору «Советской России» Валентину Чикину, который взял на себя смелость опубликовать эту статью. Здесь нужно говорить о двух людях, совершивших этот подвиг, эту смелую попытку остановить процесс деградации Советского Союза», – подчёркивает Вячеслав Тетёкин.

К 1988 г. сформировались основные направления критики сталинизма и советского строя в целом. Уже тогда тема репрессий начала подаваться в гипертрофированном ключе и стала заслонять объективное восприятие событий прошлого. Нина Андреева приводит в пример беседу студентов с Героем Советского Союза Виктором Молозевым. Когда ветеран войны рассказал о том, что не сталкивался с политическими репрессиями, некоторые студенты оказались недовольны ответом. И по сей день актуальным остаётся и замечание Нины Андреевой о характере критики Сталина:

«В формулу «культа личности» насильственно втискиваются индустриализация, коллективизация, культурная революция, которые вывели нашу страну в разряд великих мировых держав. Все это ставится под сомнение. Дело дошло до того, что от «сталинистов» (а в их число можно при желании зачислять кого угодно) стали настойчиво требовать «покаяния».. (…) Вместе со всеми советскими людьми я разделяю гнев и негодование по поводу массовых репрессий, имевших место в 30-40-х годах по вине тогдашнего партийно-государственного руководства. Но здравый смысл решительно протестует против одноцветной окраски противоречивых событий….

Слов нет, время то было весьма суровым. Но и то верно, что личная скромность, доходящая до аскетизма, еще не стыдилась самой себя, что потенциальные советские миллионеры еще опасались проклевываться в тиши заштатных контор и торговых баз. К тому же мы не были столь деловыми и прагматичными и готовили молодежь не к тонкостям потребления заработанных родителями благ, а к Труду и Обороне«.

В разгар перестройки Нина Андреева обратила внимание на то, что каждый исторический деятель формируется конкретными социально-экономическими и идейно-политическими условиями. «В конечном счете, к примеру, сегодня мало кого смущают личные качества Петра Великого, но все помнят, что в период его правления страна вышла на уровень великой европейской державы», — писала она.

Директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борис Кагарлицкий вспоминает, что в своё время статья воспринималась как пример косности и консерватизма, «но пародокс в том, что когда она была опубликована, у меня было двойственное впечатление, потому что с одной стороны, главный пафос статьи был в том, чтобы не допустить никаких перемен, то есть быть вообще против перемен, а с другой стороны, аргументация выглядела вполне рационально».

Он обращает внимание на то, что либеральный поход против Сталина в конечном счёте привёл к появлению большого количества сталинистски настроенной молодёжи: «Сама по себе либеральная политика и идеология начала вызывать отторжение. Чем больше либералы ругали Сталина, тем больше интереса и симпатии к Сталину возникает у какой-то части молодого поколения». Возможно этим отчасти объясняется и то, что в защиту Сталина наиболее ярко выступила именно представитель технической интеллигенции, которая, как отметил Борис Кагарлицкий, прежде всего, видела в либералах разрушителей.

Вячеслав Тетёкин напоминает о том, что выход заметки Нины Андреевой стал косвенным отражением борьбы двух группировок, сложившихся на тот момент в советском руководстве: горбачёвская группировка (Горбачёв, Яковлев, Шеварнандзе) потихонечку начала сворачивать страну с пути социализма на путь капитализма, делалось это исподволь. Но в руководстве партии, в Политбюро существовала другая группа, ассоциировавшаяся с тогдашним председателем Совета министров Николаем Рыжковым, которая противостояла этим тенденциям. Отражением этого противоборства и была статья Нины Андреевой, в которой она выступила с резкой критикой того пути, по которому толкал страну Горбачёв.

Как обращает внимание доктор исторических наук, статья не замысливалась как детонатор для социального взрыва, но поскольку к этому времени противоречия в стране сильно обострились, то вызвала немедленную полемику. Тем более, что горбачёвская группировка немедленно увидела угрозу себе. Они прочитали между строк всё, что там было написано, и всё, чего там не было, и поняли, что их планы вывернуты наизнанку, а народ увидел, что происходит. Оттого с такой яростью они кинулись «душить» и автора, и редактора газеты «Советская Россия», но с другой стороны, честные и порядочные коммунисты пожали плечами и сказали: «Подождите, но там же написана правда. Действительно идёт вполне очевидный отход от ленинских норм партийной жизни, от социалистического строительства в нашей стране».

Но с учётом того, что в то время существовала достаточно жёсткая партийная дисциплина и со времён Сталина авторитет генерального секретаря был непоколебим, «группа Рыжкова», в конечном счёте, была нейтрализована, а идеи, заложенные в статье Нины Андреевой, не были осуществлены.

«К сожалению распад Советского Союза и разрушение Коммунистической партии продолжились. Это, в конечном счёте, привело к государственному перевороту августа – декабря 1991-го года», – говорит Тетёкин.

Павел Мартынов

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина