«Ни гирлянд, ни игрушек, ни елки. Ничего»: рассказываем, как чиновники лишили жителей маленькой вымирающей деревеньки последней радости

Ирина Филиппова 15.12.2019 10:39 | Регионы 39

Жители Ионычевки в ДК / © ИА «Версия-Саратов»

Наше издание уже не раз писало о вымирающей глубинке Саратовской области. Однако деревня Ионычевка, в которой мы недавно побывали, пока бьет все антирекорды. Этот населенный пункт — живописный пример того, как развивающаяся в «лихие» годы территория падает на самое дно во времена «стабильности». Все, чего сейчас хотят местные жители — чуда. Но его не будет.

По информации министерства территориальных образований Саратовской области, за последние 9 лет с карты региона исчезло 27 населенных пунктов. Еще около 200 находятся на грани исчезновения (в них проживает менее 10 человек).

Скоро в этот список может попасть и деревня Ионычевка в Петровском районе, центр которого носит статус «территории опережающего развития». В распоряжении редакции ИА «Версия-Саратов» оказалось письмо от жительницы села Ольги Куприяновой, адресованное депутату Татищевского района Алексею Требунскому. Женщина рассказала, что в селе полностью отсутствует инфраструктура, и просила у народного избранника помощи — сохранить единственный клуб.

Татищево и Петровск разделяют около сотни километров. Почему же Куприянова обратилась к депутату из совсем другого района? По ее словам, на решение проблем местными чиновниками сельчане уже не рассчитывают. А Требунского они часто видят в СМИ, вот и решили — авось поможет?

Расцвет в 90-х и упадок в нулевых

Деревня Ионычевка находится в двух часах езды на машине от Саратова, практически на самой границе Саратовской и Пензенской областей. Дорога заасфальтирована только до Петровска, далее нужно проехать до населенного пункта еще около трех километров по старой грунтовке, петляющей вдоль изумрудных полей.

 

 

«Деревня Ионычевка» — гласит старая, проржавевшая стела на въезде в посёлок. После этого на пути нас встречает местный артобъект — водонапорная башня. Рядом с ней — помещения для скота. Вдалеке видны неказистые избы. На улице — тишина. Но пока еще не мертвая — в деревне проживает около 70 человек. С каждым годом их становится все меньше. Всего за 30 лет крупное село превратилось в забытое захолустье на отшибе цивилизации.

В 20 веке с 1961 по 1992 год вместе с ближайшими населенными пунктами — Грачевка, Николаевка и Большая Камышинка — Ионычевка входила в состав общего колхоза имени Ленина, в котором занимались выращиванием крупного рогатого скота.

 

водонапорная башня

 

В 1992 году власти приняли решение отделить Ионычевку от общего колхоза и сделать здесь собственное хозяйство. Так был образован сельскохозяйственный кооператив (СПК) «Надежда», основным видом деятельности которого стало выращивание зерновых, зернобобовых культур и семян масличных культур, а также разведение крупного рогатого скота. Без проведения голосования председателем кооператива чиновники назначили Николая Правдина, и эту должность он занимает до сих пор.

По словам местных жителей, в 90-х в деревне был настоящий «цветущий рай». На нужды села из областного бюджета выделялись большие деньги. Сюда провели водопровод и газ. По тем временам поселок обладал развитой инфраструктурой: работала начальная школа, готовился к открытию детский сад, функционировали фельшерско-акушерский пункт (ФАП) и магазин.

Такие условия для жизни привлекали многих в округе. Сюда переезжали целыми семьями. Население деревни тогда насчитывало около 200 человек.

Досуг местные жители проводили в клубе (ДК). Дети были заняты в кружках, в праздники собирались всей деревней и проводили концерты. Причем за счет собственных средств — сельчане сами закупали дрова (ДК отапливался печью) и реквизиты. Организатором всех мероприятий была заведующая клубом, которая получала за свою работу от местных чиновников каждый месяц около 5 тысяч рублей.

Состояние дорог у сельчан не вызывало нареканий. Все в порядке было и с транспортом: из деревни до Петровска 2-3 раза в неделю ходил автобус, который пользовался у сельчан большим спросом.

Но такая счастливая жизнь у обитателей Ионычевки длилась недолго.

Детский садик, который строили на протяжении двух лет, в деревне так и не открылся. Хотя он был полностью возведен. Почему так произошло — никто не знает.

В 2010 году «из-за отсутствия контингента обучающихся» закрылась начальная школа. Теперь 8 школьников из деревни ездят учиться в учебное учреждение, расположенное в соседнем селе — Грачевке. Детей возят на ГАЗели по дороге, которая также со временем стала разрушаться.

«Когда начинается сбор урожая, наш председатель, Николай Федорович, ездит по деревне, гоняет свой транспорт и раздалбливает почву до такой степени, что потом приходится бульдозером это все ровнять. У нас стала не деревня, а сплошной овраг. Что здесь творится весной. Вообще ходить невозможно. Дорога плохая, не предназначена, чтобы по ней ездили эти сорокотонные машины. Мы переживаем за детей, которых возят по этой дороге, боимся их в школу отпускать», — рассказала местная жительница Екатерина Федулова.

В Ионычевке закрылся магазин. Ближайший находится в 10 километрах от деревни, в Петровске. Кстати автобусы туда ходить перестали. Чтобы закупиться продуктами и вещами первой необходимости, тем жителям, у которых нет машины, приходится пользоваться услугами такси. Поездка в одну сторону обходится в 250-300 рублей.

«Раньше автобус ездил набитым, места не было сидеть. А потом перевозки закрыли. Тратить на дорогу каждую поездку 500 рублей для нас очень дорого. Ну почему нельзя хотя бы раз в неделю организовать автобус?», — возмущается местный житель Василий Нагимов.

Сейчас единственным спасением для местных стала хлебовозка, которая приезжает в село два раза в неделю. Обеспечить себя продуктами из личного хозяйства может не каждый.

 

помещения для скота (1)

«Хозяйство есть, но не у всех. Для того чтобы его держать, нужен первоначальный капитал. Раньше было проще, а теперь сено не косят, а покупают. Зерно тоже нужно покупать. Корма выйдут дороже, чем стоимость продукции. Сейчас домашнее хозяйство держат только те, кто занялся этим давно. С нуля трудно начинать», — объяснила Екатерина Федулова.

По словам местных жителей, проблемы в деревне и с уличным освещением. В какой-то момент сельчане еле-еле добились у местного депутата установки фонаря. Но его вскоре отключили.

«Теть Оль, а когда у нас елка будет?»

Председатель кооператива Николай Правдин говорит, что никто из местных жителей не хочет работать в местном хозяйстве, где требуется физическая сила. Те жители, кто еще не на пенсии, предпочитают сидеть дома или ездят работать в Петровск.

«Производство удалось сохранить моим энтузиазмом. Мне люди говорили, что я — дурак, раз держу скот, предлагали ликвидировать хозяйство. Но если я это сделаю, 15 человек останутся без работы. У меня работают доярки, скотники, учетчики, сторожа, паярка, слесарь, механизатор. Доярка получает летом 16-17 тысяч рублей, зимой — 10 тысяч.  Механизатору я плачу 50 тысяч во время уборки, во время посевной. Зимой меньше, но в среднем у него в течение года выходит 20-25 тысяч рублей в месяц. На работу я вожу людей из Грачевки, Петровска, потому что местные работать на меня не хотят. Причем я наращиваю рабочие места. У меня сейчас есть открытые вакансии главного агронома, инженера, но желающих на них работать нет», — поделился председатель СПК «Надежда».

Помимо руководства кооперативом он следит за работой  коммунального хозяйства в деревне. На его плечах лежит содержание центрального водопровода и очистка дорог.

Единственной отдушиной в деревне, в которой ничего не осталось, для сельчан стал местный дом культуры. Но в 2015 году закрыли и его. Чиновники приехали и отключили все коммуникации. Соответственно должность заведующей была упразднена.

клуб, осн зал 2

Клуб внутри

С тех пор одноэтажное здание ДК заброшено и пустует. Ступеньки крыльца прогнили и вот-вот развалятся. В клубе два помещения — небольшой коридор и основной зал со сценой. Обе комнаты в ужасном состоянии, ремонта здесь не было несколько лет, крыша течет. У входа в зал непонятно с каких времен висит объявление: «Молодежная дискотека, билет 10 рублей».

Внутри ДК стены украшают многочисленные портреты чиновников разного уровня и фотографии с праздников. Это все, что напоминает сельчанам о прошедших днях.

«Это единственная радость, которая у нас осталась — собраться всем вместе. Я думаю, могли бы нам администрация, не знаю, кто формирует бюджет на эти клубы, выделить деньги. Неужели так много он тратит? Здесь какие-то несчастные 2 лампочки, зарплата вообще грошевая у заведующей. Неужели он кому-то был в убыток этот клуб? Я думаю не настолько, можно было бы раскошелиться на это. Мы жаловались главе Грачевского МО Валерию Соболеву. Он говорил „возьмите ключ, вам никто не запрещает, открывайте и сидите здесь“. Но здесь нет света, а зимой — отопления. Я главу, кстати, пригласила к вам на встречу, но он отказался», — сообщила нашему корреспонденту Екатерина Федулова.

 

клуб, осн зал 6

Ольга Куприянова, на письмо которой откликнулось наше издание, и есть та самая заведующая, которая лишилась должности в ДК. Теперь, по словам женщины, дети свободное время проводят на улице. Чаще всего они собираются в здании разрушенного садика, в котором находиться опасно.

«На Новый год мы елку наряжали всегда, вешали гирлянды, подарки детям давали здесь. Все было, но ничего не осталось. Ни гирлянд, ни игрушек, ни елки. Ничего. Очень жалко. Дети до сих пор эту елку вспоминают, хоть они тогда маленькими были. Ведь прошло 5 лет. Они видят меня и спрашивают: „Теть Оль, а когда у нас елка будет?“ А что я им могу ответить?», — рассказывает Куприянова.

Сельчане просили помощи у председателя кооператива. По их мнению, он бы мог содержать клуб. Однако он их в этом не поддержал.

«Лучше бы здесь вновь открыли школу, чтобы маленьких ребятишек, которым по 6-7 лет, не нужно было зимой, в пургу везти. Чтобы родители не волновались — вдруг сломается машина. А инициативную группу по поводу открытия ДК нужно было раньше создавать. Если бы здесь была молодежь, я бы его содержал за свой счет», — сказал Правдин.

Жители деревни обратились к чиновникам из районной администрации. Те объяснили им, что ДК им не откроют, поскольку «на такое количество человек клуб не положен».

«Нас как будто не людьми, а отбросами считают», — возмущается местный житель Павел Сорокин.

Теперь вся культурная жизнь ограничивается концертом раз в год — каждое 9 мая к памятнику воинам погибших в ВОВ приезжают чиновники и школьники из Петровска на митинг, а позже организовывают концертную программу. Что касается других праздников, то власти предложили сельчанам собираться там, где сидят пациенты на прием к врачу — в коридоре фельдшерско-акушерского пункта.

ФАП (2)

ФАП

Кстати, ФАП остался единственным соцобъектом в деревне, хотя в какой-то момент хотели закрыть и его. Также в селе функционирует столовая, в которой кормят работников кооператива. Больше здесь ничего нет.

Уезжать местные категорически отказываются, никто из них не хочет, чтобы деревня вымерла окончательно. Все, чего просят сельчане — чтобы им обеспечили достойную старость. Они просили помощи у чиновников, обращались в прокуратуру. Но никакой реальной помощи от них они не получили. Никого их проблемы, похоже, не тронули.

Что говорят чиновники

Мы хотели пообщаться с представителями администрации Петровского района, но там разговаривать по поводу проблем деревни Ионычевки с нами не стали. Попросили прислать список вопросов.

Затем в редакцию поступил документ за подписью первого заместителя главы по строительству, промышленности, транспортному и жилищно-коммунальному хозяйству, экономике, инвестиционной политике, имущественным и земельным отношениям Виталия Колдина.

«Из-за очень незначительных собственных доходов бюджета Грачевского МО и отсутствия иных финансовых поступлений, денежные средства тратятся на организацию уличного освещения, водоснабжения населения, первичных мер пожарной безопасности. Администрацией Грачевского МО в 2019 финансовом году денежные средства по деревне Ионычевка расходовались на оплату уличного освещения, ремонт и благоустройство Памятника воинам погибших в ВОВ», — сухо отметил представитель администрации.

По словам местных, за упомянутым монументом никто, кроме них, не следит. В этом году единственное, что сделали власти — скосили траву у памятника накануне праздника. Сейчас даже венок валяется где-то в стороне.

Прогноз по ремонту дороги тоже неутешительный. В администрации пояснили, что сейчас на участке «Петровск-Писаревка» проводятся работы по реконструкции газопровода «Уренгой-Новопсков». То есть большегрузы уничтожают дорогу абсолютно законно. Максимум на что жители села могут рассчитывать — это, что ее отсыпят щебнем. Опыт редакции (на примере той же деревни Расловка-2, о которой мы неоднократно писали) подсказывает, что, скорее всего, этого не случится.

«После завоза инертных материалов в полном объеме на строительной площадке, администрация Петровского района совместно с собственником песчаного карьера „Ионычевский“ приведут автомобильную дорогу общего пользования местного значения автоподъезд к деревне Ионычевка в надлежащее состояние», — уверяют чиновники. Правда, когда это произойдет — неизвестно.

«Муниципальный маршрут регулярных перевозок „Петровск — село Ионычевка“ не открывался в виду отсутствия обращений об открытии маршрута. Транспортное сообщение между Петровском и деревней Ионычевка в настоящее время осуществляется межмуниципальными маршрутами регулярных перевозок междугороднего сообщения „Саратов-Пенза“, „Саратов-Саранск“, „Балаково-Москва“. Автобусы указанных маршрутов следуют через Петровск (автобусы маршрутов „Пенза-Саратов“, „Саранск-Саратов“ делают посадку-высадку пассажиров на въезде в Петровск, где находится остановка городского общественного транспорта)», — написано в официальном ответе. Получается, как добраться до других городов из Петровска чиновник объяснил, а вот как из деревни до Петровска — ни слова.

табличка

«У нас в Саратовской области вообще такое чувство, что никакие законы не работают. Мы хотим обратиться к Валерию Радаеву, чтобы он обратил на нас внимание, чтобы у нас открыли клуб, были дороги. Чтобы сносная жизнь была, чтобы было все удобно», — просят жители деревни.

Таковы реалии российской жизни в глубинке. Пока саратовские чиновники тратят миллионы рублей на новые иномарки, жители вымирающей деревни выживают как могут и борются за ремонт единственной дороги и открытие клуба. Не пугают жителей Ионычевки и угрозы от председателя кооператива. Из-за огласки проблем тот якобы пообещал им не чистить зимой дорогу.

Сейчас на главной
Статьи по теме