Новое на сайте Константина Сёмина. Снова и снова распространяйте

Ольга Четверикова 29.06.2017 0:03 | Политика 23
На экскурсию — в компьютерный клуб

Ринат, Алма-Ата, Казахстан

Добрый день, меня зовут Ринат, мне 30 лет. Я из города Алматы, Казахстан. Я учился в школе в 90-е годы, но мне повезло. То ли советская инерция тогда ещё была слишком сильна, то ли учебники не успели переписать. В любом случае школа мне дала очень много. Однако после этого начались проблемы в университете. Учиться там было гораздо легче, это приносило с одной стороны радость после серьезной работы в школе, но с другой стороны где-то в душе было понятно, что это не образование. Были преподаватели, которые работали на совесть, делали что могли, но в основном университет не дал мне ровным счетом ничего. Я с отвращением вспоминаю семинары, на которые большая часть группы готовилась за 15-20 минут: просто искали нужный материал в Интернете, скачивали, распечатывали, перед семинаром за 5 минут прочитывали, выделяли маркером нужные строки и откровенно читали подчеркнутое, выйдя к кафедре. При этом преподаватели замечаний не делали. Это считалось вполне нормальным. Ясное дело, что после сдачи работы и получения оценки все знания вылетали в трубу. Точнее, они и не появлялись в голове. Я сейчас вряд ли вспомню что-то цельное из своего высшего образования, возможно, только самые яркие моменты, застрявшие в памяти. Работаю я не по специальности и с ужасом понимаю, что от умного и талантливого ученика (как я о себе нескромно думал в школьном возрасте) получился очередной менеджер среднего звена, который вместо того, чтобы проектировать самолеты или поезда (то, о чем я мечтал в детстве), стал офисным планктоном. И сделать с этим едва ли что-то возможно, учитывая, что отказавшись от работы, я рискую потерять доход и очень быстро вылететь в трубу. Государство не будет мне гарантировать что-либо, даже если вместо офисной работы я попробую создать что-то, что в итоге поможет государству.

Разочарование в этом наступило не так давно, когда собственный ребенок пошел в первый класс. Споры между родителями в what’s app и домашние задания скидываемые учителем туда же в некотором смысле являются даже преимуществом. Но сам процесс обучения и материалы вызывают сплошное отвращения. Задачи глуповатые, временами встречаются даже ошибки, классы переполнены, учители в основном заняты тем, что собирают деньги и пишут множество отчетов. На остальное их не хватает физически. Неделю назад произошел случай, который поверг меня в шок: сказали, что в связи окончанием учебного года будет только два урока, а потом для всего класса организовывается поездка, на что естественно нужно сдать деньги. Но это полбеды. Вы не за что не угадаете, куда планировалась поездка. Не в ТЮЗ, не в музей, даже не в парк или в горы, а… в компьютерный клуб, где первоклассники по задумке должны играть в видео игры на протяжении 3 часов!! Я отлично помню, как в классе седьмом или восьмом нас захлестнула волны всевозможных Сounter Strike, Starcraft и др. Да, бывали случаи, что многие рубились после уроков. Некоторые заигрывались так, что даже иногда пропускали школу… Этим конечно нельзя гордиться, но это всегда было чем-то порочным, как курение. Никогда такое поведение не получало одобрение ни в школе, ни у родителей. Все понимали, что делают украдкой что-то не то. А тут все открыто, все официально, трехчасовые видео игры для первоклассников вместо уроков… Естественно, что ребенка мы никуда не отпустили. Но бытие определяет сознание. Я задаюсь вопросом: «Что будет дальше?». В каком-то смысле я даже смирился с тем, что ребенок не получит тот объем знаний, умений и навыков, которые в свое время получили мы. Но встает ещё и другой вопрос, как уберечь ребенка от ТАКОЙ школы? И ведь это не сельская школа, а гимназия в городе-миллионнике.

На экскурсию — в компьютерный клуб
РПЦ требует передать ей здание музея космонавтики в Оренбурге. А дальше — Байконур с Плесецком?
Борьба за передачу Русской православной церкви недвижимого имущества, принадлежавшего ей до революции, продолжается в городах страны. В Оренбурге РПЦ требует вернуть ей здание музея космонавтики, являющееся одним из отделов музея истории города.
Здание было возведено ещё до революции, тогда в нём располагалась духовная семинария. Среди экспонатов здесь хранятся тренировочный скафандр и лётное снаряжение Юрия Гагарина. Также в учреждении ведётся военно-патриотическая работа с подростками. 
Как сообщили в музее корреспонденту Накануне.RU, борьба за здание началась ещё при Ельцине. Представители церкви обращались с требованиями о передаче недвижимости в мэрию, но непосредственно с руководством культурного учреждения не контактируют.
В последнее время требования клириков о передаче недвижимости участились, недавно эта ситуация обсуждалась даже губернатором Юрием Бергом и патриархом Кириллом.
В беседе с Накануне.RU журналист, автор программы «Агитация и пропаганда» Константин Семин с грустной иронией отметил:»Это естественный процесс, по которому Церковь должна будет потребовать возвращения себе Байконура и космодрома Плесецк для того, чтобы производить оттуда запуски ракет и спутников. Постепенно и само существование Роскосмоса должно быть поставлено под сомнение нашей верующей общественностью, не исключено, что Роскосмос, так же как и Академию наук, передадут под протекторат Церкви».
ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Вслед за Исаакием: РПЦ заявила о претензиях на объекты Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале

«РПЦ требует собственность за то, что освящает «божиим» авторитетом правящий класс»

Директор Исаакиевского собора предсказал передачу РПЦ Спаса-на-Крови

Булочную отберут так и так

Все-таки нужно внести ясность, поскольку, как выяснилось, многие считают сталинскую экономику неким гибридом между социализмом и капитализмом, а называют это странным словом «многоукладность». За желанием представить Сталина эффективным менеджером скрывается мелкобуржуазный страх перед изъятием булочных, введением казарменной униформы и экспроприацией туалетной бумаги.

Означает ли сталинская «многоукладность» восстановление частной собственности на средства производства для мелкого и среднего булочника? Да ни фига подобного. Форм собственности в СССР две, и ни одна из них — не частная. Есть государственная собственность (например, ЗиЛ). Есть коллективная собственность (артели, колхозы, кооперативы). В обоих случаях средства производства остаются общественными. Сохраняется товарный рынок, но, как совершенно верно пояснял сам «менеджер», до отмены товарного и денежного обращения надо еще дожить, по указивке сверху это не делается. Тем не менее даже товарное и денежное обращение — временны. Точно так же временны и колхозы с артелями. Они тоже окончательно огосударствятся (как пишет «Менеджер»), но не сразу и не насильственным, а естественным путём. По своему, стало быть, хотению.

В общем, попытки отстоять «мелкий и средний бизнес при социализме», прикрываясь кровавым тираномъ, смешны и несостоятельны.
А что же тогда будет с несчастным булочником? Кто сошьет нам конкурентоспособные носки? Кто сварит конкурентоспособный борщ?
Милые защитники ООО и ИП, вы абсолютно не с той стороны ожидаете подвоха. Бояться вам следует не Швондера с маузером, а себя же самих и ваших старших товарищей. Средний и мелкий бизнес в океане капитализма — это самая первая и самая лакомая добыча для больших акул. Где вчера была уютная семейная кафешечка, уже завтра разместится «Шоколадница» или «Старбакс». Где стояла продуктовая лавочка — нарисуется «Дикси», «Ашан», «Магнит» или «Волмарт». Любой стартапперский Скайп или Телеграм будет сожран Микрософтом или Интелом.

Мелкий буржуа визжит от обиды. Не хочется ему в пролетарии. Не хочется уступать свой кусочек прибавочной стоимости. Поэтому мелкий буржуа ищет за фасадом «Волмарта» глобалистов, масонов, русофобов и рептилоидов, пополняя собой ряды националистов-консерваторов, мечтающих отменить прогресс и провернуть фарш истории в обратную сторону.

Но нет, товарищи предприниматели, ничего не получится, говорит нам кровавый тиранъ почти в каждой своей работе. Капитал всегда стремится к укрупнению, монополизации, а следовательно — к обобществлению труда. И не поможет никакая демократия (парламентом владеют те же монополии), никакой Франклин Рузвельт (если он хочет жить). То есть булочную отберут так и так. Вопрос лишь, в чьих интересах она будет работать, кому будут доставаться вершки, а кому — корешки.

Булочную отберут так и так
Замечательное письмо

«Доброго времени суток, Константин! Моё имя Виталий, Екатеринбург, Уралмаш. Я простой станочник. Посмотрел Ваш фильм: «Венесуэльский фронт». Знаете, а ведь нам далеко ходить не надо! Всё то же самое в полной мере представлено у нас в городе. Есть великолепный сияющий центр с его абсолютно бездумной и хаотичной застройкой: небоскрёбами – муравейниками, торгово – развлекательными и бизнес – центрами, которые преподнесены населению как некая награда, достижение, развитие…

Мол посмотрите как мы можем, не хуже, чем у людей. А есть окраины (я буду говорить о своём районе) с методично уничтожающимися, а также готовящимися к сносу зданиями разрушенных и ещё функционирующих предприятий, кинотеатров, больниц, школ для высвобождения наиболее лакомых кусков земли;

с ветхим и аварийным жильём, целыми кварталами коммунальных бараков и деревянных трущоб; с агрессивным выдавливанием частного сектора для высвобождения земель под многоэтажную застройку;

с повсеместной, совсем как в 90 – е, уличной торговлей с лотков потому как найти приемлемую работу крайне сложно, а зачастую – попросту невозможно;
с оптимизацией, модернизацией и прочими – зациями средне – специальных технических образовательных учреждений, ранее находящихся на базе университетов и на балансах крупных заводов (теперь, по всей видимости рабочие не нужны).

Всё это в совокупности заставляет большинство жителей периферийных районов искать себе рабочее место в конторке одной из этих иллюзорно – престижных коробок из бетона и стекла;

искать место своим детям в псевдо элитных школах и гимназиях;

да чего уж греха таить – элементарно место для культурного отдыха и прогулок.

Конечно же весь этот наплыв крайне не нравится обитателям «изумрудного города». Ведь он нарушает их размеренную и сытую жизнь. И они начинают защищаться. Делают платный въезд в центральную часть завуалировано называя это «зоной платной парковки», призванной избавить от пробок и заторов, но при этом забыв упомянуть, что при раздаче городских земель под строительство речи о развитии инфраструктуры, компаниями – застройщиками даже не шла. Повышают цены на проезд, реформируют транспортную систему, чтобы простым людям становилось накладно туда ездить.

Я уверен, мне непременно возразят (я говорю о жителях района):
— Как же, как же! Вот например, на месте частного сектора возводят жилые кварталы с уютными дворами, детскими площадками и прочее – это прекрасно!
— Но… Жилые кварталы для кого? Кто будет покупать в них жильё? Заводы уничтожили – дома построили, а деньги то откуда? Загнать всех в ипотечную кабалу? Высокая степень плотности застройки, подключение к коммуникациям не рассчитанным на подобную нагрузку, отсутствие достаточного количества парковочных мест при пустующих подземных парковках.
— А вот школы, вместо них же построят новые, современные, элитные?
— Вот именно – элитные. Для подачи документов в которые родители будут простаивать сутками. А кто не попадёт? В не элитные? Если таковые останутся.
— Хорошо, от уличной то торговли хотят избавиться. Вон проект представили, как раз направленный и на решение этой проблемы в том числе?
— Прекрасный проект – тепличное хозяйство снести и поставить торгово – развлекательно – культурно – спортивный они ещё сами не решили какой центр.

А что продавать то? А аренда?
— В конце концов дворцы культуры у нас ремонтируют, вон какой стадион отгрохали?
— А вы попробуйте туда попасть бесплатно?! А регулярно на платной основе?!

Многие не понимают, что если бы не ЧМ по футболу – у нас бы до сих пор многое продолжало деградировать. Да и не поможет он.
Народ на земле безмолвствует, но крайне напряжён. Это не молодёжь. Их будет легко всколыхнуть. Наши оппоненты непременно этим воспользуются.
Я просто хотел, чтоб Вы знали!»

Хочу подхватить мысль из данного письма.
Кто читал Маркса с Энгельсом, кто заглядывал в ПСС Ленина, тот знает, что пролетариат империалистических стран они часто называли паразитическим. То есть это пролетариат, питающийся объедками с чужих столов, точнее ошметками от грабежа колоний — грабежа, в котором пролетариат участвует вместе со своей буржуазией. Такой грабительский симбиоз позволяет паразит-пролетарию на какое-то время (пока хозяйский сапог не отправляет его на биржу труда) забывать о своих противоречиях с капиталистом. Кстати, высшая форма такого симбиоза — это и есть империализм/фашизм.
Сегодня паразит-пролетариат часто называют «средним классом».

Но ведь по мере развития капитализма эта схема разворачивается не только наружу, но и внутрь. Внутри каждого капиталистического государства формируется своя паразитическая метрополия и свои регионы-колонии. В большую матрешку помещается очень много маленьких матрёшек.
Именно поэтому столь страшен контраст между промышленным некогда штатом Нью-Йорк и дорогими районами Манхэттэна. Между Ульяновском и Москвой. Больше того — между Москвой и Подмосковьем.

В результате такого колониально-империалистического разделения труда в городах и регионах-метрополиях формируется свой, особый народец. Формально он не обладает средствами производства, но, работая преимущественно в сфере услуг (обслуживая владельцев средств производства), этот перерождающийся пролетариатец начинает ассоциировать себя с буржуазией. Он выступает от имени буржуазии. Он говорит: «Мы».
Возникает корпоративное единение шакала Табаки и хищника-Шерхана. Собственно, наш столичный креативный класс, так любящий порассуждать о новой, «надклассовой» (якобы) экономике — и есть тот самый эрзац-пролетариат. Венедиктов, Навальный, Собчак, Алексиевич, Эхо, Дождь, Новая Газета — это вот оно, то самое.

Тигр презирает шакала. Но шакал так же диалектически нужен тигру, как тигр — шакалу. Поэтому не ждите, что шакал пострадает за свое шакалье поведение. Впрочем, как только у Шерхана дела пойдут неважно, Табаки будет вышвырнут на улицу первым. Он взвоет от обиды и даже (если тигр в достаточной степени ослабеет) вопьется тигру в хвост. Но, еще раз, тигр и шакал формируют единый фронт. Против кого? Против тех самых ограбляемых внутренних колоний — против рабочих из Нижнего Тагила, шахтеров Кузбасса, инженеров из Тольятти. Против остального «быдла».
Именно отсюда и возникает иногда ощущение, что в стране есть две разные страны. Что народ делится на два разных народа. Что Москва и Россия — это два разных государства, точно так же, как Уралмаш и красивый, ухоженный центр Екатеринбурга.

Замечательное письмо
Может ли коммунист быть православным?

Часто задают вопрос об указанных на странице «православных взглядах». Может ли коммунист быть православным? Нет ли здесь двуличности?
Дело вот в чём: я крестился после возвращения из Чечни.

Пожалуй, есть только один вопрос, на который материалистическая философия не сможет дать ответ. Просто этот ответ (как и сам вопрос) лежит не в плоскости разума, а в плоскости чувственных ощущений.

Это вопрос о преодолении смерти и страха перед смертью. Каждый, кто близко сталкивался со смертью, понимает, о чём я говорю. Материалистическая философия требует разрыва человека со своим я, требует способности вынести себя за скобки, воспринимать себя как объект. Но этому объективистскому стремлению человеческого мозга категорически противится человеческий организм — нервы, мышцы, сухожилия, сердце. Возникает внутреннее противоречие.

С точки зрения материалиста, вера, конечно, является способом снятия этого противоречия («вздох угнетенной твари»). И в данном случае неважно, в Христа ли вера, в Аллаха или в неизбежную победу коммунизма. Из миллионов людей, отдавших жизни за коммунистические идеалы, далеко не все были способны изложить теорию прибавочной стоимости.

На краю пропасти вера в прямом смысле работает как опиум, она — единственное, что позволяет преодолеть экзистенциальный, животный ужас. Да, это в чем-то похоже на то, как применяются психотропные вещества перед боем.

Я встречал не так уж много людей, которые, глядя смерти в глаза, сохраняли бы абсолютно холодный рассудок. Убежден, что они имеют абсолютное право быть атеистами. Но я слукавил бы, поставив себя на одну ступень с ними.

Может ли коммунист быть православным?
Рецепт неопытного идиота

Национализация стратегических отраслей при сохранении свободы для среднего или мелкого капитала — это рецепт неопытного идиота, который предлагает носить пиво в мешке с небольшими дырками.

Любой, кто знает, как работает крупная государственная компания (кстати, потрудитесь выяснить, какова у нас сегодня доля государства в некоторых стратегических отраслях), знает и то, что в рыночных условиях любая госмонополия моментально обрастает паразитами, ракушками и прилипалами в виде небольших АОЗТ, ООО или ИП.

Причем поощряется этот процесс в первую очередь обитателями самих «неприступных крепостей». Но причина – не в ущербной человеческой психологии, а в самой природе капитала. Причина – не в области идеального, а в области материального.

Ровно такой эксперимент (по внедрению хозрасчета) и убил советскую экономику, разложив её изнутри. Я двадцать раз уже указывал, что все сегодняшние олигархи — есть вчерашние фарцовщики-кооператоры.

Рецепт в виде замены неправильных фарцовщиков на правильных (расово, национально или идеологически чистых) и приставления к ним избранного сословия (опричнины) для охраны и дисциплины — никогда не работал и работать не будет. В этом смысле любые концепции по скрещиванию ужа с ежом устарели еще 100 лет назад (все это было-было, друзья) и никак не могут противопоставляться марксизму-ленинизму.

Обвинения же в замшелости и догматизме, звучащие в адрес марксистов, попросту смехотворны. Марксизм — это не система организации народного хозяйства, а научный метод, метод материалистического познания. Как каждый научный метод, он базируется на ряде основополагающих положений.
Например, материалистическая концепция Коперника может считаться сегодня устаревшей, она может быть дополнена и уточнена. Но вменяемому человеку не придет в голову отрицать то, что Земля вращается вокруг Солнца.

Все мелкобуржуазные националисты являются в первую очередь идеалистами, отрицающими материальную природу бытия и ссылающимися в своих «рассуждениях» на нечто неисчислимое, идеальное, воздушное. Этим они более всего напоминают приверженцев птоломеевой доктрины из ордена доминиканцев, для которых земля плоская, а в центре мироздания находится сам орден.

Рецепт неопытного идиота
Как жилось крестьянам в царской России

О ситуации в русской деревне до Революции до нас дошло огромное количество источников — как документальных сообщений и статистических данных, так и личных впечатлений. Современники оценивали окружающую их реальность «богоносной России» не просто без восторгов, но и попросту находили её отчаянной, если не сказать страшной. Жизнь среднего русского крестьянина была исключительно суровой, даже более того – жестокой и беспросветной.

Вот свидетельство человека, котого трудно упрекнуть в неадеватности, нерусскости или нечестности. Это звезда мировой литературы – Лев Толстой. Вот как он описывал свою поездку по нескольким десяткам деревень разных уездов в самом конце 19 века:

«Во всех этих деревнях хотя и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба, хотя и чистого, дают не вволю. Приварка — пшена, капусты, картофеля, даже у большинства, нет никакого. Пища состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет, — и только хлеба. Во всех этих деревнях у большинства продано и заложено всё, что можно продать и заложить.

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, прося о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов. На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. «Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали», — говорят бабы. «А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи»…

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рубля денег… Точно так же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но кроме того в этой деревне живут безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогом хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете…

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная грязная женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором… Муж этой женщины ушел с весны и не воротился. Таковы приблизительно многие из этих семей…

Статья полностью

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина