О Крыме, Тайване и консенсусе

Русранд 30.10.2018 0:56 | Политика 95

Как недавно стало известно, Госдума не решилась включить в собственное постановление «Об обострении обстановки на Украине» формулировку про возможность официального признания независимости республик Донбасса. Причиной стало отсутствие консенсуса между фракциями. Правда, была сделана оговорка: «…если начнутся полномасштабные боевые действия, то тогда не останется другого выхода, как признать ЛДНР…».

Очень важное замечание, но как для высшего законодательного органа самой большой по территории страны планеты некорректное. А что значит «если начнутся полномасштабные боевые действия»? Ведь они и так идут. Каждый день от обстрелов гибнут мирные люди. О военнослужащих — отдельный разговор, хотя они тоже чьи-то сыновья, мужья, отцы. Сколько для нахождения консенсуса между фракциями должно быть убито русских людей? Как они должны погибнуть — в один день массово, как в Одессе, Луганске и Мариуполе, или по одному, но чаще?

В свете этой «нерешительности» Госдумы в сети были вылиты сотни оправдательных пасквилей, которыми цех пропаганды в очередной раз попытался пояснить, чем русские Донбасса хуже русских Чукотки и Удмуртии. Читаешь всю эту ахинею, и волосы встают дыбом: это просто какой-то параллельный мир, чистого вида вампиризм. Ощущение, что пишут пасквили не нормальные русские люди, а лишённые здравого ума кровожадные вурдалаки.

Читаю на сайте: «Признание Донбасса подвергнет Россию невыносимым санкциям Запада». Об этом говорит депутат Госдумы Константин Затулин. Но то же самое говорили и четыре года назад, пугали народ Третьей мировой войной в случае признания Новороссии. Это как-то уберегло Россию от невыносимых санкций Запада и от висящей дамокловым мечом большой войны? Не за Донбасс, так за Крым, не за Крым, так за Керченский мост, не за мост, так за Сирию, не за Сирию, так за Скрипалей, не за Скрипалей, так за что угодно. Европарламент, например, предложил ужесточить санкции против РФ в резолюции по Азовскому морю.

России фактически объявлена война. Наша страна названа врагом США в её военных доктринах. Украина, как сателлит Штатов, и-де-факто, и-де-юре уже находится в состоянии войны с РФ, как бы это ни вуалировал в утверждения о гражданской войне плохих украинцев с хорошими кремлёвский официоз. Какие ещё нужны доказательства депутатам Думы, чтобы прекратить торги на крови русских людей, пытаясь ужасом без конца оттянуть ужасный конец? Кстати, конец ли — большой вопрос. В двадцатые годы минувшего столетия долго не признаваемой и блокируемой ведущими державами мира Советской России многие аналитики Запада тоже предрекали скорый конец и распад. Но радикальные экономические реформы, а также трудовой подвиг народа вывели СССР в мировые лидеры буквально за полтора десятилетия. Впрочем, это не уберегло Союз от серьёзных санкций накануне Второй мировой войны и военного вторжения Запада в лице Гитлеровской коалиции.

«Включите разум. Задайте себе вопрос — почему Армения до сих пор не признала Нагорный Карабах? По вашей логике надо гневно осудить предательскую Армению, которая из страха попасть под раздачу отказывается принять Нагорный Карабах, поднявший армянский флаг и взявший в руки оружие ради воссоединения с Родиной», — делает сравнительные намёки Константин Затулин. При этом сознательно передёргивает факты, если брать во внимание причины, приведшие к военному конфликту в НКР и в ДЛНР.

Главная среди них — условия, в которых взялись за оружие армяне Нагорного Карабаха и русские Донбасса. Конфликт между Арменией и Азербайджаном начался в 1988 году, когда населённая преимущественно этническими армянами Нагорно-Карабахская автономная область заявила о выходе из Азербайджанской ССР, куда была (как и в своё время Донбасс) включена по решению советской власти. В тот период и в СССР, и в Азербайджанской ССР, и в Армянской ССР существовали легитимные органы власти, действовала советская Конституция. И это коренным образом отличает данный конфликт от войны в Донбассе, возникшей после неконституционного государственного переворота, спровоцированного и профинансированного Западом с использованием местных националистических группировок и нацистских вооруженных формирований.

Не отличается только двуличная позиция Кремля, которая одинаково признаёт как легитимное правительство Азербайджана, так и нелегитимную хунту Киева. Кремль признает границы Азербайджана, но помогает Армении, признаёт границы Молдовы, но помогает Приднестровью, признаёт границы Грузии, но параллельно признала независимые Южную Осетию и Абхазию, признаёт границы Украины, но помогает ДНР и ЛНР, а также провела государственную границу между Крымом и Херсонской областью Нэзалэжной. Также нужно подчеркнуть, что государственный переворот в Киеве стал возможен в результате ошибочных действий или бездействия официального Кремля, а это совершенно иная история, если пытаться её сравнить с конфликтом в НКР. Здесь ответственность Москвы, как говорят ныне в народе, на все 146%.

Что, к примеру, говорят путинские рупоры касательно позиции Москвы на Украине? А говорят следующее, причём не слишком мудрствуя: с помощью марионеточных ДНР и ЛНР Кремль хочет добиться переформатирования и федерализации Украины. Спрашивается: каким образом два огрызка двух бывших областей могут это сделать? Если за четыре года войны в этом направлении не произошло ровным счётом никаких сдвигов, кроме углубления поляризации между Киевом и Донбассом. Подобный эксперимент кремлёвских геостратегических «селекционеров» был возможен в феврале 2014 года, но не в октябре 2018-го. Только здесь уместен бы был не карабахский пример, а тайваньский.

В 1949 году, потерпев поражение в ходе противостояния с радикальными китайскими коммунистами действующий глава правительства Китая укрылся на территориально подчинявшемся республике острове Тайване. На Тайвань также перебрались его правящая Национальная партия Гоминьдан, администрация и государственный парламент Китая. И здесь провозгласили Китайскую республику, признанную в настоящее время 23 странами мира, но до 1971 года представлявшую весь китайский народ в ООН. Китайская Народная республика не признаёт Китайскую республику, считая её своей территорией, а власть Тайбэя нелегитимной. В свою очередь Тайвань не признаёт КНР и власть Пекина.

Если предположить, что кремлёвские руководители реально хотели какого-либо переформатирования Украины, влияния на её политику, то в феврале 2014 года, после захвата власти нацистами, Виктор Янукович должен бы был оказаться не в Ростове-на-Дону, а в Севастополе (городе республиканского на тот момент подчинения), и здесь (под защитой в том числе российского оружия) делать свои заявления и подписывать указы в качестве легитимного президента. Разбежавшаяся Партия регионов Януковича вместе с Компартией и депутатами-мажоритарщиками на тот момент представляли парламентское большинство и могли также быть созванными президентом в Севастополе для проведения экстренной сессии по вопросу попытки госпереворота. Армия, милиция, СБУ фактически лично руководились из АП, поэтому вряд ли у Януковича и его кремлёвских советников возникли серьёзные проблемы неуправляемости в силовых структурах. Более того, в феврале 2014 года майданщиков ненавидели буквально все здравомыслящие силовики, жаждущие жёсткого наведения конституционного порядка.

Как могли бы развернуться события на Украине в этом случае? Во-первых, ни одно решение майданных самозванцев без подписи президента, без легитимизации через решение парламента было бы невозможно. А это значит, что и президентские выборы, на которых победил Пётр Порошенко, не могли бы состояться ни при каких условиях. Никакого крестового похода нацистов на Донбасс не возникло бы априори.

Да, конфликт бунтующего Киева и условно запасной столицы Украины Севастополя мог бы перерасти в нечто схожее на отношения КНР и Тайваня, с той разницей, что под юрисдикцией законного президента и правительства остались бы как минимум восемь областей Новороссии, Крым, а также Закарпатье. А это уже большая часть населения всей Украины. Но скорее всего большая часть областных элит предпочла бы находиться в легитимном поле, нежели поддерживать мятежников. Совершенно иной расклад, другие прогнозы и возможность вполне легально, открыто, без хитрых планов и многотысячных жертв населения проводить политику федерализации Украины на основе консенсуса региональных элит и национальных групп.

Де-факто могло возникнуть две-три-четыре и более Украины, но легитимная часть управлялась бы из Севастополя, представителя Украины в ООН и прочие мировые структуры выдвигал бы Севастополь, что выбивало бы все стулья из-под опорных точек Запада. Что оставалось бы майданщикам? Разве что удерживать силой несколько мятежных территорий, ездить по европам, раздавать многочисленные интервью, жаловаться во всевозможные структуры. Но быть вынужденными идти на компромиссы с Януковичем и, конечно же, Россией.

Кстати, сейчас в Москве раздаются отдельные голоса, мол, нужно навязать ЛДНР Януковича и представителей его клана, и таким образом попытаться отмотать плёнку событий в исходную точку. Но, во-первых, Янукович утратил легитимность после признания Кремлём(и западными партнёрами) Порошенко. Во-вторых, население Донбасса не просто разочаровано Януковичем, оно считает его виновником всех своих бед. В-третьих, как говорил профессор Карл Хампе, история не знает слова «если». Крым мог стать украинским Тайванем, и даже гораздо больше. Пусть даже не Крым. Столицей легитимной Украины на тот момент мог стать и Донецк и Луганск, но Кремль повёл себя словно слон в посудной лавке — безграмотно, грубо, лживо, непатриотично, предательски — вот теперь и идёт пожинание вполне логичных политических плодов. Какой консенсус нужен был Путину тогда, чтобы не искать его сейчас?

«Минские соглашения были буквально вырваны в процессе тяжелейших переговоров, причем не у Порошенко, а у Запада», — говорит Затулин. И он прав: проиграв и сдав практически всё на территории Украины, Москва попыталась зацепиться хотя бы за один шанс из миллиона. Да и то — без какой-либо стратегической линии и видения перспектив и оправдываясь тем, что нас бьют сильно, но обещают ещё сильней.

«Почему же тогда и Запад и Киев делают все возможное, чтобы Минские соглашения не были воплощены в жизнь? И почему Россия уже три года, несмотря на колоссальное давление, отказывается от их ревизии, хотя ей постоянно обещают отменить санкции в обмен на именно „впихивание“ Донбасса на Украину?», — задаётся вопросами замглавы комитета по связям с соотечественниками.

Знаете, почему? Потому что западные чиновники и бизнесмены не учат своих детей в Москве, не покупают виллы на Рублёвке и яхты в Сочи. Потому что Запад стратегически, шаг за шагом, выдавливает всё русское из Украины, ограничивает контакты украинцев с россиянами. Потому что Запад решает задачу выдавливания РФ с энергетического рынка Европы, и Украина, как транзитер, играет в этой схеме роль больной мозоли. В конце концов, Запад готовится к войне, а не к миру, поэтому изначально подошёл к минским соглашениям как к ошибочно выписанному врачебному рецепту. Вроде бы, печать и подпись на бумажке стоит, а лечиться не обязательно.

При этом у Запада в отношении Украины есть решительность. У Москвы её нет. А это абсолютно гибельный вариант. Потому как очень скоро решительность может потребоваться уже в отношении некоторых территорий РФ. А где её взять, если решительность первых лиц государства зависит от некоего консенсуса в Думе?


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора