О теракте 2 мая в Одессе

Александр Русин 5.05.2018 16:04 | Политика 146

2 мая 2014 года в Одессе был сожжен Дом Профсоюзов вместе с укрывавшимися в нем активистами Куликова поля — одесского антимайдана, мирного протеста против случившегося в начале года переворота в Киеве.

Активисты Куликова поля выбрали для себя мирный формат протеста, они не захватывали административных зданий, как это было в Донецке и Харькове, не объявляли о создании своей республики, выступали лишь за федерализацию Украины.

Сожженные в Доме Профсоюзов даже не были вооружены, никто из них не отстреливался из окон — наоборот, это по ним стреляли те, кто блокировал их в здании, что отчетливо видно на видеосъемке событий.

Это был акт жестокой расправы с политическими противниками со стороны боевиков майдана, сторонников совершенного в Киеве переворота, пособников новой украинской власти, националистов, бандеровцев.

Но это была не просто расправа — по существу это был акт террора, акт запугивания всех противников майдана — акт, который показывал, что будет с теми, кто пойдет против новой украинской власти и попробует вести с ней политическую борьбу.

По существу это был самый настоящий террористический акт, не менее чудовищный и жестокий, чем многие другие теракты, которые осуществлялись разными террористическими организациями в разных странах, в том числе террористами ИГИЛ.

Однако у теракта, совершенного 2 мая в Одессе есть одно существенное отличие.

Этот теракт не был осужден украинской властью ни сразу после его совершения, ни в дальнейшем.

Наоборот, украинское руководство одобрило акт расправы над политическими противниками — кто-то сделал это косвенно, а некоторые украинские деятели вполне открыто, назвав исполнителей теракта героями и борцами за независимость страны.

Украинская власть не искала, не задерживала и не судила организаторов и исполнителей теракта 2 мая — наоборот, были задержаны выжившие активисты Куликова поля и люди, приходившие поддержать их.

Украинская власть препятствовала желающим почтить память погибших в Доме Профсоюзов, не говоря уже о журналистах, пытавшихся выяснить правду о случившемся.

Это было не просто молчаливое одобрение совершенного теракта — украинская власть своими действиями и заявлениями оказывала поддержку тем, кто совершил жестокую расправу над политическими противниками, покрывала и оправдывала их, перекладывая вину за случившееся на погибших.

И это был не спонтанный погром, а спланированный теракт, который организовало само украинское руководство с указанной выше целью уничтожения и запугивания политических противников.

Толпа националистов совсем не случайно оказалась 2 мая на Куликовом поле. Известно, что участников расправы собирали заранее в лагерях под Одессой, везли в город на транспорте, некоторых инструктировали о том, как следует действовать во время акции.

Исполнители теракта носили опознавательные знаки — красные повязки на рукавах, чтобы в ходе погрома можно было отличать своих от чужих.

Были выданы специальные инструкции и милицейским командирам — именно поэтому милиция не пресекла расправу, хотя с самого начала присутствовала на месте событий.

Даже пожарные машины, вызванные на место поджога, были заблокированы и захвачены участниками погрома, чего никак не могло быть в случае спонтанной драки и случайного возгорания.

Фактов и свидетельств организованного характера расправы 2 мая более, чем достаточно.

Но исключительность этого теракта не в том, что его организовала действующая власть — это в нашем мире не такая уж редкость. Властям не впервой устраивать теракты в своих интересах. Однако в большинстве случаев власть старательно дистанцируется от совершаемых в стране терактов, перекладывает вину за их совершение на кого-то другого, скрывает свою причастность, делает вид, что ищет виновных и порой даже находит, кого посадить, чтобы создать видимость борьбы с терроризмом.

В данном случае украинская власть даже не старалась искать виновных, не старалась дистанцироваться и, что самое главное — не осудила случившееся, а наоборот — одобрила, дав понять, что так будет с каждым, кто посмеет вести политическую борьбу.

И никто в Европе и США, где принято осуждать террор во всех его проявлениях и вести борьбу с террористами как с одной из главных мировых угроз — никто не осудил теракт 2 мая, не потребовал от Киева найти и осудить его организаторов, не обвинил украинскую власть в поддержке и оправдании терроризма.

Даже терактом случившееся 2 мая в Одессе западные политики не стали называть, предпочитая определить это как трагедию, будто бы случился обычный пожар, будто бы милиция не стояла у здания, безучастно наблюдая, как горят люди, а пытающихся покинуть здание добивают боевики, будто бы никто не стрелял по окнам и не захватывал пожарные машины…

Это был самый настоящий теракт, организованный действующей властью в своих интересах — теракт, который был оправдан Киевом с молчаливого согласия западных покровителей.

И в Кремле тоже предпочли не называть и не осуждать организаторов этого теракта.

Теракт 2 мая, организованный и одобренный украинской властью, нисколько не помешал Кремлю признать Порошенко новым президентом Украины, не помешал сесть с ним за стол переговоров, назвать своим партнером и даже «лучшим шансом».

Это с ИГИЛ в Кремле будут на протяжении нескольких лет отчаянно сражаться на дальних подступах, объясняя это необходимостью борьбы с терроризмом во всех его проявлениях, но точно такие же террористы из украинской власти, которые 2 мая осуществили не менее жестокий теракт, чем любой из терактов ИГИЛ — для Кремля быстро стали партнерами.

Угроза победы террористов в Сирии была объявлена Кремлем одной из главных мировых проблем, на решение которой бросили огромные силы. Но на Украине к власти пришли точно такие же по своей сути террористы, однако в Кремле предпочли с ними договориться, подписать минские соглашения и сделать вид, что все случившееся на юго-востоке (в том числе 2 мая в Одессе) — это внутренние дела независимого государства.

И каждый год 9 мая Путин и другие российские политики много говорят о победе над фашизмом, выступают с патриотическими речами, будут через несколько дней говорить об этом в очередной раз… но кто-нибудь в Кремле осудил теракт 2 мая, назвал вещи своими именами, предпринял что-нибудь для наказания виновных?

Теракт 2 мая в Одессе совершили исторические последователи бандеровцев — пособников тех самых фашистов, о победе над которыми так много говорят в Кремле.

Высокие слова о победе над фашизмом, добытой 70 с лишним лет назад, нисколько не мешают Кремлю сотрудничать с историческими последователями бандеровцев, пособников фашизма, по сути с неонацистами, а заодно и с террористами, причем действующими не где-то на дальних подступах, а на очень даже ближних — в Одессе, городе, основанном и построенном Россией.

Теракт 2 мая в Одессе показал, что из себя представляет как украинская, так и российская власть, которая борется с террористами только там, где это удобно и закрывает глаза на террор там, где бороться с ним не выгодно, которая каждый год много говорит о победе над фашизмом, но ничего не делает для того, чтобы бороться с его новыми проявлениями.

Теракт 2 мая показал, что представляет из себя так называемое мировое сообщество, западная политика, которая так часто осуждает террор, но так легко закрыла глаза на случившееся в Доме Профсоюзов.

Теракт 2 мая в Одессе показал и то, что из себя представляет современное общество, как много в нем сторонников террора, сторонников расправы над политическими противниками — в первую очередь это касается украинского общества, но не только его.

События в Доме Профсоюзов показали очень многое.

И если мы сделаем правильные выводы из случившегося, если сможем дать правильную оценку событиям и назвать виновных, чтобы они навсегда остались в истории в качестве преступников — значит погибшие 2 мая в Одессе отдали свою жизнь не зря.

Вечная память погибшим в Доме Профсоюзов!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора