О возможности альтернативной модели миростроительства

Русранд 30.10.2018 0:03 | Политика 55

Более чем наглядна происходящая у нас на глазах тенденция усугубляющегося в мире неравенства. Совершенствуются в плане усиления тотальности воздействия эксплуатационные механизмы присвоения результатов труда. Паразитаризм получает новое идеологическое обоснование, его стремятся представить как естественное состояние жизнеустройства. Обнаруживаются симптомы подготовки перехода к следующей стадии неравенства, связанной с легитимизацией концепта антропологической разноуровневости человечества. На повестке стоит вопрос об отрицании единства видовой человеческой принадлежности. Завершается формирование модели многоэтажного мира.

Что необходимо и что возможно сделать для того, чтобы противостоять нарастающим тенденциям?


КРИТИКА СУЩЕСТВУЮЩЕЙ МОДЕЛИ МИРОУСТРОЙСТВА

Прежде всего необходима широкая публичная критика существующей модели мироустройства. У подавляющего большинства людей, у мирового сообщества должно наступить осознание ее глобально паразитарного характера. Паразитаризм может длительно функционировать только на основании обмана. Для этого используются приемы идеологического информационного прикрытия. Когда же факт дифференциации человечества на эксплуатирующее меньшинство и эксплуатируемое большинство станет очевидным, система будет обречена.

Людям необходимо разъяснить, что при существующей модели мироустройства им отводится место антропологически второсортных существ, удел которых исключительно обеспечивать «новый политический класс», «новый креативный класс», как бы его не называли идеологи-манипуляторы общественным сознанием. Следует показать, что расслоение — как в международном, так и во внутристрановом отношении — год от года будет только усиливаться. Необходимо снять шоры с глаз человечества.

Идеалы Великой французской революции оказались попраны. Ни равенство, ни тем более братство не являются сегодня — за исключением некоторых стран, определенных как «изгои», — принципами социального строительства. Иллюзорным в плане реального выбора альтернативных моделей бытия, не связанных функционально с обеспечением жизнедеятельности мировых паразитарных структур, оказался и принцип свободы. Поляризация человечества на большинство и меньшинство становится все более очевидной. Демократия, подразумевающая реализацию воли большинства, оказывается фикцией. Демократия денег и административного ресурса не есть народовластие. Мифологема «равных возможностей» («американская мечта») как фактор погашения протестной энергии показал свою манипулятивность.

Еще несколько лет назад революционные протесты в США, проходящие под лозунгами, взятыми из лексикона К.Маркса, считались немыслимыми. Сегодня движение «Захвати Уолл-стрит» стало реальностью. На подавление акций протеста бросается полиция, проводятся аресты. Что говорить об остальном мире, если даже находящееся на верхней ступеньке мирового материального распределения благ американское общество содрогается сегодня от социальных противоречий?

Но всеобщее прозрение еще не наступило. «Клубом бенефициаров» продуцируются новые технологии идеологического прикрытия. О равенстве возможностей речи уже не идет. Развертывается тема защиты государством и институтами гражданского общества человека труда от притеснения его со стороны элиты. Государство будто бы на стороне народа (большинства) и против бенефицириата. Такого рода пропагандистская атака на «сверхбогатых» проводилась, в частности, в странах Запада для погашения протестных потенциалов низов в период последней рецессии. Тот же подход реализован в 2012 г. во время президентской кампании в России.

Произносятся правильные слова о необходимости ограничения аппетитов олигархов, а дифференциация человечества, как и российского населения, между тем происходит с еще большей скоростью. Затемняется тот факт, что современные государства находятся в значительной степени в распоряжении бенефициаров. Государственное чиновничество высшего звена само включено в состав «нового класса», чьи претензии оно должно сдерживать. Получается, что элита объявляет войну самой себе. Абсурдность такой ситуации приводит к заключению о манипуляционном, осуществляемом в качестве идеологического прикрытия характере борьбы современных квазисуверенных государств с олигархатом и транснациональными корпорациями. Существует, таким образом, колоссальный исторический запрос на правду. Необходимо в интересах большинства человечества назвать, наконец, вещи своими именами. До сознания каждого трудового человека должно быть доведено то, что современная модель мироустройства обрекает его на легитимизацию статуса антропологической второсортности.

«Всеобщая вера в революцию, — говорил В.И.Ленин, — есть уже начало революции». Соответственно, нужна всеобщность ощущения тупиковости и враждебности существующей сегодня модели мироустройства по отношению к интересам большинства.

Нужна максимально широкая, организованная в планетарном масштабе просветительская кампания. Для этого надлежит использовать все информационные ресурсы. Большие возможности дает в этом плане Интернет. При ситуации установления идеологических фильтров доступа в пространство официальных СМИ — и прежде всего телевидения — глобальная информационная сеть может и должна стать основной нишей осуществляемой пропаганды.

Такой возможностью противники паразитарной модели мироустройства прежде не обладали. Пойти на отмену Интернета бенефициары уже не могут. Информационная глобализация сегодня форматирует новую латентную модель управления миром. Но в данном случае оружие может быть обращено против его же создателей.

О тупиковости современной модели миростроительства говорили многие мыслители прошлого на разных фазах генезиса западного проекта. Целесообразно привлечь их авторитет для расширения поля критики существующей системы. Это позволит акцентировать бесперспективность и историческую аномальность модели мира, выстраиваемой на фундаменте паразитаризма. Одним из ее критиков был А.Эйнштейн — человек, которого трудно заподозрить в антиамериканизме или коммунистической ангажированности. В 1949 г., в период максимума напряженности в советско-американских отношениях, он выступил со статьей «Почему социализм?», в которой  сопоставил две системы: капитализм и социализм. Великий физик отдавал безусловное предпочтение социалистической модели. Основной издержкой социализма он считал угрозу бюрократизации. Но бюрократизм не относился им к родовым чертам социалистической модели. Бюрократизм мог быть целевым образом минимизирован. Совершенно иное дело — капиталистическая система. Ее основной порок — установка на получение прибыли, в отличие от социалистического бюрократизма, имеет парадигмальный характер, поэтому минимизирован  в рамках капиталистической модели быть не может. Выводы А.Эйнштейна совпали в общих чертах с выводами К.Маркса.


ВОЗМОЖНО ЛИ ПРОТИВОСТОЯТЬ США?

Могут ли, даже объединившись, интегрированные силы незападного человечества противостоять Соединенным Штатам Америки? Сама постановка вопроса — ошибочна. Проект всечеловеческого социального равенства будет иметь шанс на успех только в случае его планетарной адресации. Американское общество — один из его значимых адресатов и одновременно участников. Клуб бенефициаров и американский народ — понятия разные. Американский народ и американское государство — сами заложники созданной паразитарной системы.

Безусловно, рядовые американцы получают определенные дивиденды от геополитического доминирования США в современном мире. Положение американского трудящегося в материальном отношении на порядок лучше положения трудового населения стран мировой полупериферии и периферии. Но само американское общество отнюдь не является обществом воплощенного равенства. Доходы американских трудящихся несопоставимы с доходами американской элиты. При этом дифференциация среди американцев имеет устойчивую тенденцию возрастания. Как следствие, формируются изолированные друг от друга онтологические сферы. Единая гражданская нация США распадается. Это дает основание прогнозировать восприимчивость значительными слоями американского общества идей антропологического равенства.

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц эпатирует прогнозами о грядущей социальной революции в Соединенных Штатах. Положение, когда 1% жителей США контролируют более четверти общенационального дохода, лишает, по его мнению, Вашингтон морального права для борьбы с «деспотическими режимами» на Востоке, сконцентрировавшими в своих руках львиную долю богатства соответствующих стран.

По данным на 2010 г., 1% американцев обладают 43% финансовых активов Соединенных Штатов, тогда как на основную массу — 80% американского общества — приходится только 7% активов. Речь здесь уже идет не об аутсайдерстве «социального дна», а о поражении интересов подавляющего большинства. Распространенное мнение о том, что при наличии работы человек в западных странах получает автоматически доступ к «золотомиллиардному» пакету распределения, сегодня все менее соответствует действительности (рис. 1).

Рис. 1. Социальное неравенство в США, в % (Источники: 1 , 2)

Согласно результатам исследования, проведенного Федеральным банком Миннеаполиса, неравенство в доходах в США достигло сегодня наибольшего показателя за весь послевоенный период. Только за время кризиса доходы беднейшей двадцатипроцентной группы американского общества упали по отношению к медианному значению сразу на 30%. Бедные американцы, таким образом, стремительно беднеют.

А какова тенденция изменения доходов богатейшей части американского общества? После кризиса 1929 г. и успехов СССР для «богатой Америки» стала очевидной необходимость делиться своими сверхдоходами. Это выражалось в последовательном снижении доли 1% богатейших американцев в совокупных доходах американского общества. Перелом пришелся на 1970-е гг. — время отказа от системы золотого обеспечения доллара и перехода к режиму «свободно плавающих валютных курсов». После этого удельный вес в совокупных доходах американского общества богатейшего 1% американцев растет. С распадом СССР темпы этого роста заметно усилились. Сегодня США вышли по рассматриваемому параметру на на уровень исторического максимума, соотносящегося с показателями, предшествующими периоду «великой депрессии» (рис. 2).

Рис. 2. Доля доходов 1% наиболее богатых американцев в совокупных доходах американского общества

Еще один индикатор неравенства — отношение доходов генеральных директоров и американских работников среднего звена. Стремительный рост этого показателя свидетельствует о поляризации общества в классической дихотомии работодатель — наемный работник (рис. 3).

Рис. 3. Отношение доходов генеральных директоров и работников среднего звена в США, количество раз

Сегодня в мире наблюдается фронтальное наступление на права трудящихся. Одна из типичных форм такого наступления — прекаризация. Пролетариат повсеместно заменяется прекариатом.

Сущность прекаризации состоит в переходе в трудовых отношениях от системы классических контрактов к таким формам найма рабочей силы, когда договорные отношения могут быть расторгнуты работодателем в любое время. Права трудящегося, завоеванные в течение столетий, на прекария не распространяются. Отношения труда и капитала возвращаются фактически к XIX в. О масштабности прекариата свидетельствует, например, ситуация в Австралийском союзе, где 28% всех работников относятся к категории нерегулярно занятых.

К прекариату относится подавляющая часть гастарбайтеров. Достаточно посмотреть на положение трудовых мигрантов из республик Средней Азии в России, на попрание их элементарного человеческого достоинства, чтобы говорить о возвращении мрачных времен эпохи «первоначального накопления капитала».

Отражением обозначенных тенденций является падение значения и престижа профессиональных союзов. В реальности профсоюзы оказываются не защитниками прав трудящихся, а одним из институтов истеблишмента. Как следствие, происходит устойчивое сокращение доли членов профсоюзов среди экономически занятого населения (рис. 4).

Рис. 4. Доля членов профсоюзов в экономически занятом населении США

Возникает парадокс: давление на права трудящихся усиливается, а роль институтов по защите этих прав снижается. Соответственно, актуализируется вопрос о создании новых защитных механизмов, новых институтов противостояния власти капитала, новой, в конце концов, идеологии. Эта идеология должна иметь трудоцентричный и контрпаразитарный характер.


ФОРМИРОВАНИЕ АЛЬТЕРНАТИВНОГО ОБРАЗА БУДУЩЕГО

Но одной критики существующей модели мироустройства для подготовки ее смены недостаточно. Нужно видение желаемого альтернативного образа будущего. Именно в этом ощущается особо острый дефицит. По всему миру ширятся ряды сторонников альтерглобалистского движения, проводятся акции прямого действия, сжигаются чучела политических и финансовых магнатов…

Но что предлагается взамен существующего миропорядка?

Отчетливого, разделяемого значительной частью альтерглобалистов представления на этот счет нет. Это еще не говоря о профессиональном проекте будущей системы. А что будут делать участники движения «Захвати Уолл-Стрит» в случае, если Уолл-Стрит в действительности будет ими захвачен? У них нет ни программы, ни даже конвенциального видения альтернативы.

По-видимому, современные альтерглобалисты сами не верят в свою победу. Без ответа на вопрос «что они предлагают взамен?» их движение будет обречено на неуспех. Соответственно, необходимо разработать программный манифест (проект, конструкт, программу созидания) альтернативного миростроительства. Он должен, во-первых, показать нежизнеспособность и враждебность интересам подавляющего большинства человечества существующей модели миропорядка. Во-вторых, определить желаемые черты грядущего мироустройства, описать альтернативную модель. В-третьих, выработать программу действий по достижению номинированного идеала. Именно в такой структурной последовательности выстраивался «Манифест коммунистической партии» К.Маркса. Удивительно интересно, что те же составные компоненты обнаруживаются в «Новом завете». И это не случайно. «Новый завет» и «Манифест коммунистической партии» были написаны, естественно, разным языком и соотносились с различным историческим контекстом. Но сущностно они выражали аксиологически единую парадигму неприятия мира неравенства. 

«Новый завет» выражал эти идеи применительно к контексту традиционного религиозного общества, «Манифест коммунистической партии» — секулярного общества эпохи модерна. Речь, конечно, не идет о том, чтобы ставить знак равенства между Христом и Марксом. Не идет речи и об апологетике марксистского учения, под вывеской которого были осуществлены как великие нравственные прорывы, так и великие злодеяния в истории человечества. Кровавая диктатура «красных кхмеров» в Камбодже — одна из такого рода неприглядных исторических иллюстраций. Столь же амбивалентна и история Христианской Церкви. Важно здесь другое — востребованность человечеством проекта переустройства мира неравенства. Назрела необходимость выдвижения аналогичного манифестационного концепта, но уже применительно к контексту современного мира (рис. 5).

Рис. 5. Историческая эволюция идеологии равенства

И христианству, и коммунизму удалось в свое время изменить вектор усугубления общественного неравенства. Следствием обеих аксиологических инверсий стали исторически реализуемые проекты альтернативного миростроительства.

Показательно, что в обоих случаях особую миссию в их реализации взяла на себя Россия. Хилиастический пафос русского православия принципиально отличал его от западного христианства (конформистского — в массе и гностического — в элите) в буквальном прочтении слов Нагорной проповеди о фундаментальном равенстве человечества во Христе. Советский проект, как известно, был акцентирован на принципе эгалитарности, что оппонировало западному пути, преимущественно ориентированному на реализацию идеологемы элитарной свободы. Историческая реализуемость обоих проектов альтернативного миростроительства дает основания считать, что оно потенциально возможно и сегодня.

Конечно, клуб бенефициаров обладает в настоящее время более масштабными ресурсами, чем элиты прежних эпох. Но вместе с тем, под влиянием процесса глобализации потенциально возрастают возможности консолидации и остального человечества. И если ранее победа над паразитарными системами осуществлялась в регионально ограниченном масштабе, то в глобальном мире она может стать планетарной.

Новый манифест должен преемствовать всем наиболее сильным сторонам христианского и коммунистического учения, учитывать опыт последнего. Это максимально расширит базу сторонников выдвигаемого проекта, способного объединить под своими знаменами и сторонников религий, и приверженцев социалистической версии идеологии равенства, и приверженцев современных альтерглобалистских течений.

Моделирование грядущего мироустройства выстраивается на фундаменте базовых ценностей для всего человечества (на «белом ценностном пакете»), задающем его нравственную мегаэволюцию. В этот перечень должны быть включены такие ценностные ориентиры, как труд, духовность, коллективизм, нематериальные ценности, любовь-семья-дети, инновационность, альтруизм, терпимость, ценность человеческой жизни, сопереживание, креативность, стремление к совершенству.

Паразитарная модель глобального присвоения может рассматриваться в этой связи как «исторический откат», как «фаза инволюции». Соответственно, предлагаемое переустройство мира на началах «белого ценностного пакета человечества» будет означать восстановление эволюционной телеологии. И речь здесь идет не только об эволюции в человеческом смысле, но и в общеприродном, имея в виду формирование более совершенных надбиологических форм жизни.


СУБЪЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ АЛЬТЕРГЛОБАЛИСТСКОГО ПРОЕКТА

Однако высказанные идеи останутся благими пожеланиями без субъекта их реализации. В настоящее время такой субъект отсутствует. Кто им мог бы стать? Разрозненные альтерглобалистские и антиглобалистские организации такой перспективой не обладают. И дело здесь не только в незначительности, по сравнению с Мировым клубом бенефициаров, их ресурсного потенциала. Будучи вписанными в структуры соответствующих государств, они оказываются и персонально, и организационно зависимыми от властной и богатой элиты, с которой номинально находятся в состоянии противоречия. Следовательно, основным субъектом реализации нового проекта должен быть определенный геополитический центр. Таковым в свое время являлся СССР. Основное требование к такому центру — потенциальная способность к самодостаточному развитию и самозащите. Он должен быть готов взять на себя миссию выстраивания вокруг себя, как центра кристаллизации, альтернативной мир-системы.

Со временем к нему присоединятся иные геополитические субъекты, национальные государства, интересы которых подавляются в рамках однополярного мироустройства. Освобождение от латентной власти со стороны США означает для народов этих государств не только снятие бремени эксплуатации, но и утверждение своей цивилизационной и антропологической полноценности.

Безусловно, большинство государств современного мира действуют в фарватере американской политики. Но при этом градус неприятия США в мире возрастает. Международные социологические замеры свидетельствуют, что негативные оценки в восприятии США превосходят позитивные. Наблюдается весьма странный феномен мирового лидерства. Есть признаваемый лидер, за которым политически следуют, но которого при этом не принимают, а в ряде случаев еще и ненавидят. Такой диссонанс становится понятным, если в упомянутой логической конструкции заменить понятие «лидерство» на «господство». А это означает, что при исторически благоприятной возможности «покоренные народы» не преминут изменить свою политику относительно «господина».

Выбор в пользу альтернативной модели мироздания обязывает государства, помимо изменения своего внешнего позиционирования, осуществить внутреннюю трансформацию. В частности, это ярко видно на примере «заблудившейся» России. Масштабность перестройки государств под «белый ценностный пакет человечества» зависит в каждом конкретном случае от степени произошедшей нравственной деформации, отступления от этого пакета в период мирового исторического отката. Нет на сегодня ни одной цивилизационной системы, которая не нуждалась бы в соответствующем духовном очищении. К сожалению, либеральный эксперимент заводит мир все более определенно в тупик развития.

Принципиально существуют два пути. Один путь — это принятие парадигмы нового миростроительства, основанного на принципах «белого ценностного пакета» человечества. Он предполагает в качестве фундамента утверждение тезиса всеобщего равенства. Не только ты равен вышестоящему в современной иерархии, но и нижестоящий в ней равен с тобой.

Второй путь состоит в попытке собственной инкорпорации в круг существующей мировой элиты. Принятие допустимости этого пути означает признание антропологического неравенства, в рамках которого «Я» или «Мы» ставится на вершину соответствующей пирамиды. Но кого пустить на эту вершину — решает сильнейший и, по законам биологии, в своих интересах.

Поэтому в реальности «новичка» на вершину пирамиды никто не пустит. Россию в том числе. Все привилегированные места в «многоэтажном здании человечества» уже заняты. Ни потесниться в своих «квартирах», ни тем более освободить их никто из когорты «золотого миллиарда» не собирается. Когда поздне советская элита поддалась искушению войти в привилегированную часть человечества, это закончилось, как известно, системным провалом. СССР как номинальное препятствие на пути включения в круг «цивилизованных стран» был разрушен, а «пропуск» в западный мир России так и не предоставили. И это не единственный прецедент «соблазна» национальных элит приманкой включения в мировую элитаристскую группу. Результат, за редким исключением (например, включение в западный проект Японии), оказывался отрицательным.

Второй путь обнаруживает, таким образом, стратегическую тупиковость. Объективно незападный мир не может не тяготеть к выбору в пользу первой модели миростроительства. С ходом времени неизбежно будет сформирован альтерглобалистский геополитический альянс. Вхождение в него доступно для любого национального государства, принимающего аксиологическую матрицу «белого ценностного пакета» человечества. Это объединение явится основой формирования альтернативной мир-системы.

Принципиальный вопрос заключается в создании альтернативной, неподчиненной правилам мирового эмитента финансовой модели. Выход значительной группы стран за рамки существующей на сегодня международной долларовой системы финансов будет принципиальным подрывом рычагов латентного управления миром. Без этих рычагов вся «сервисная» экономика пространства «золотого миллиарда» окажется несостоятельной. А соответственно, сникнут и производные от нее потенциалы мировой гегемонии Запада — военный, информационный, научно-технологический. Важно при этом, чтобы новые финансы выступали реальным эквивалентом соответствующих трудовых затрат.

Мощный рычаг глобального управления сегодня — это контроль мировых информационных потоков. В мировом информационном пространстве существует очевидный центр, который генерирует доминирующий контент. Необходимо создание альтернативного, сопоставимого по мощности центра генерации и сети распространения информации. В технологическом плане актуален вопрос о формировании независимой от американского манипулирования сети глобальной коммуникации.

Принципиальная важность просветительской и пропагандистской работы обусловливает создание соответствующего наднационального института. Функции его будут связаны с вопросами мир-системного идеологического строительства.

Сила проекта — в наступательной позиции и планетарной адресации. Пропаганда должна быть обращена как внутрь системы, так и адресована за ее пределы. Важнейшим адресатом должны стать трудящиеся Запада. При организованном двухстороннем давлении бастионы «бенефициарного» мир-порядка — извне (со стороны принявших альтернативную модель развития незападных стран) и изнутри (со стороны оппозиционного движения граждан западных стран и мигрантов) — неизбежно падут. Но вернемся к вопросу о нахождении геополитического субъекта, который мог бы взять на себя миссию консолидации государств и народов в рамках альтернативы мир-системного правительства. Перечень всех потенциальных претендентов на эту роль позволяет видеть, что необходимым критериям соответствует только Россия. Ни Китай, ни Индия, несмотря на их бурный экономический рост, ни тем более Бразилия не обладают должными потенциалами для формирования самодостаточной, независимой от западного мира модели развития. Такие потенциалы сегодня есть только у России.

Дело здесь не только в ресурсно-сырьевой базе, но и в наличии полного технологического цикла индустриального производства. Научные инфраструктуры России, при надлежащей государственной поддержке, также могли бы работать в автономном режиме. Потенциал ядерного оружия Российской Федерации пока еще таков, что позволяет говорить о ней как о единственной стране, способной консолидировать альянс, альтернативный — по отношению к США — центр силы. Именно поэтому в США намечены такие военно-технические программы, которые-де-факто ликвидировали бы стратегическую военную паритетность России.

Принципиально важны особые исторические нематериальные накопления России. Она — единственная из современных цивилизаций — сумела выдвинуть альтернативную по отношению к западному проекту, претендующую на планетарность модель мироустройства. Основу этой модели составляло утверждение восходящей к Нагорной проповеди Христа и модифицированной в рамках коммунистического учения идеи равенства человечества. Она вошла в сам тип общинной (коллективистской) организации народной жизни. При этом равенство понималось в том плане, что люди антропологически равны как в социальном, так и в этническом отношении. Такой подход прямо оппонировал западному проекту выстраивания мировой системы фактического антропологического неравенства.

Принципиальный вызов для альтернативного миростроительства состоит в угрозе перерождения нового центра подобно современному геополитическому гегемону — США, прельщения его самого возможностью господства. Поэтому именно Россия, исторически развивавшаяся в парадигме «великой жертвы» во имя спасения мира, фундаментального мессианского альтруизма, представляет собой единственно возможный вариант ведущего субъекта альтерглобалистского проекта.

Конечно, современная либерально-космополитическая Россия далека от того смысла и назначения, которые она несла в своей истории. Но восстановление цивилизационно идентичного образа страны возможно.

Интересы России и человечества в этом смысле тождественны. Восстановится цивилизационно идентичная Россия — и человечество получит основания для изменения паразитарной, построенной по принципу антропологической иерархии модели современного мироустройства. Российская грядущая властная идейная трансформация, преобразование облика постлиберальной России приобретают, таким образом, всемирно-историческое значение.

Из монографии:  Вардан БагдасарянСтепан СулакшинПревосходство, присвоение, неравенство. М.: Научный эксперт, 2013.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора