О возрасте выхода на пенсию

Русранд 18.06.2018 21:09 | Политика 201

За последнее пятилетие проблема возраста выхода на пенсию стала едва ли не главной на страницах СМИ. И связана она с тем, что с 2014 года бюджет Пенсионного фонда столкнулся с огромным дефицитом. В 2014 году он составил 31,06 млрд. руб., а в 2015 году уже 622,98 млрд. руб. На 2018 год дефицит бюджета Пенсионного фонда утвержден в объеме 106,6 млрд руб. Это свидетельствует о том, что пенсионная система Российской Федерации теряет свою устойчивость, являющейся важнейшим международным показателем эффективности пенсионного обеспечения и социальной справедливости.

Какие только хитроумные формулы не выдумывают российские «реформаторы» в системе пенсионного обеспечения. Сегодня российские либерал-экономисты и некоторые политики настойчиво доказывают, что одним из средств формирования устойчивой пенсионной системы в Российских условиях, является повышение пенсионного возраста и только (?) повышение.

Центр стратегических разработок (ЦСР — «лучший» министр финансов Европы и нашей страны РФ А.Кудрин) подготовил для президента В. Путина стратегию-2035. В ней обосновывается, что создание устойчивой пенсионной может быть осуществлена за счет повышения пенсионного возраста до 63 лет у женщин и до 65 лет у мужчин с шагом раз в шесть месяцев начиная с 2019 года. В результате численность пенсионеров к 2035 году сократится на девять процентов и будет доведена до 38,52 млн человек. Без повышения пенсионного возраста, якобы невозможно дальнейшее долгосрочное успешное развитие страны.

Эти разработки ЦСР в более жестком варианте положены правительством в стратегию повышения пенсионного возраста: за каждый год поэтапного роста пенсионный возраст будет повышаться на год. Повышение пенсионного возраста в России начнется в 2019 году и продлится до 2028 года для мужчин и до 2034 года для женщин. Об этом на заседании правительства объявил премьер-министр страны Дмитрий Медведев.

Идея повышения пенсионного возраста, к сожалению, не нова. Еще в 2004 году, когда после снижения ставки Единого социального налога (ЕСН) в бюджете Пенсионного фонда образовалась «дыра» в 170 млрд. рублей, бывший Председатель правления Пенсионного фонда России «великий экономист» генерал Г.Батанов обобщил, что этот дефицит будет нарастать и выход из создавшегося положения только один — повышение пенсионного возраста.

Обоснование генерала Г.Батанова по увеличению возраста выхода на пенсию было весьма «своевременным» если учесть, что по данным Росстата в 2004 году продолжительность жизни мужчин составляла… 59,3 года. Логика решения пенсионных проблем за счет повышения пенсионного возраста никак не экономико-реформаторская, а арифметика безграмотных лавочников-бухгалтеров — «размазать» сокращающиеся объемы финансовых ресурсов Пенсионного фонда между сократившимся за счет увеличения пенсионного возраста количеством пенсионеров, создав на определенный период — именно лишь на определенный период — видимость благополучия в пенсионном обеспечении страны.

Точку в споре по вопросу увеличения пенсионного возраста в начале 2000-х годов поставил президент В.Путин. Выступая на «Прямой линии» в 2005 году он четко и не двусмысленно заявил, что является противником повышения пенсионного возраста в стране. «И пока я президент, такого решения принято не будет», — заявлял он. И говорил, что необходимо стимулировать тех граждан, которые способны работать, несмотря на преклонный возраст.

Проблема объективной необходимости повышения пенсионного возраста вновь и еще более остро встала в последние годы.

Либерал-экономисты необходимость коренного реформирования пенсионной системы РФ за счет увеличения сроков выхода на пенсию обосновывают резким изменением демографической ситуации в стране, «демографическими ножницами». Действительно, данные Росстата свидетельствуют, что, с одной стороны, на пенсионную систему давит сокращение рождаемости, с другой — увеличение числа лиц пожилого возраста. И этот процесс якобы невозможно изменить, кроме как увеличение пенсионного возраста.
Только теоретически безграмотные в экономике чиновники могут делать такие обобщения! Они не понимают одного, что проблема пенсий — это, в конечном счете, проблема эффективности всей экономики. Чем она эффективнее, тем меньшее число работников способно обеспечить пенсиями пожилых граждан.

Действительно, с 90-х годов прошлого столетия — начала проведения в Российской Федерации «реформ» по ущербным рецептам «Вашингтонского консенсуса», имея в виду, что саморегулируемый (!) механизм рыночной системы расставит всех и вся по своим нишам и создаст новую структуру форм собственности, иную систему разделения труда в российской экономике — в стране произошли глубочайшие, но, к сожалению, негативные изменения.

За эти годы практически уничтожена экономика всей страны. Ее ВВП едва достиг уровня ВВП РСФСР 1989 года, тогда как в большинстве стран мира данный показатель за это время удвоился или утроился. В результате доля России в мировом ВВП сократилась с 9 до 3%.

Агрегированный индекс промышленного производства даже через двадцать пять лет «реформирования» составляет 85% к уровню 1990 года, по текстильному и швейному производству этот уровень составляет 24,6%, по обработки древесины и производству изделий из дерева — 51,4, по производству машин и оборудования — 53,5, по производству транспортных средств и оборудования — 69,6, по добычи полезных ископаемых (кроме топливно-энергетических) — 71,6%.

После кризиса 2008—2009 гг. российский федеральный бюджет, а с ним и бюджет Пенсионного фонда не смогли выйти на уровень самодостаточности. Прежние факторы роста сырьевой модели себя исчерпали, темпы роста экономики замедлилась и затем стали отрицательными, в результате бюджет стал дефицитным. С 2014 года к этому добавились резкое снижение поступлений от нефтегазового сектора в связи с падением стоимости на энергоресурсы и рост расходов силовых структур.

Негативные изменения в экономике в значительной степени затронули и демографическую сферу. Динамика основных демографических показателей приведена в таблице 1. Как видно из приведенных в таблице данных, «реформирование» в РФ привело к устойчивому сокращению численности населения, снижению числа занятых в реальном секторе экономики. В результате если соотношение занятых и пенсионеров в 1992 году составляло 2,04 к 1 (одному), то сегодня оно равно уже 1,6 к 1, тогда как в государствах со стабильно развивающейся экономикой данное соотношение находится на уровне выше 2,2–2,4:1.

Таблица 1. Динамика основных демографических показателе в Российской Федерации

Источник: Россия в цифрах 2003. Крат. стат. сб. М., Госкомстат, 2003, с.26, 27; Россия в цифрах 2005. Крат. стат. сб. М., Росстат, 2005, с. 28, 29; Россия в цифрах 2016. Крат. стат. сб. М., Росстат, 2017, с. 32.

Примечание: 1) До 2002 г. — состоящих на учете в органах социальной защиты населения, с 2002 г. — в системе Пенсионного фонда Российской Федерации.

Если в стране и дальше продолжится «реформирование» экономики по макету либерал-экономистов, то тренды числа занятых в экономике и количества пенсионеров (столбцы 4 и 7 таблицы 1) к 2030 год пересекутся, то есть количество работающего населения сравняется с количеством пенсионеров, что приведет к неплатежеспособности Пенсионного фонда РФ со всеми вытекающими социальными последствиями и в перспективе приведет к коллапсу.

Между тем, с теоретико-экономической точки зрения сложная демографическая ситуация, как это пытаются обосновать либерал-экономисты правительственного блока, не является основной причиной кризиса пенсионной системы Российской Федерации, требующей увеличения возраста выхода на пенсию.

К.Маркс, анализируя теории А.Смита, Д.Риккардо и других экономистов о производительном и непроизводительном труде, формулирует общий закон: «Страна тем богаче, чем меньше ее производительное население по отношению (выделено К.Марксом) к совокупному продукту… Страна тем богаче, чем меньше, при одном и том же количестве продуктов, производительное население по отношению к непроизводительному. Ведь относительная малочисленность производительного населения была бы только другим выражением относительной высоты производительности труда»[1].

Как видим, К.Маркс подчеркивает здесь прямую зависимость между увеличением богатства общества, уровнем производительности общественного труда в экономике, в материальном производстве и уровнем развития социальной сферы: науки и образования, здравоохранения и пенсионного обеспечения.

Чем выше производительность труда в материальном производстве, тем больше занятые в экономике способствуют развитию непроизводственных отраслей, могут содержать непроизводительных работников, в том числе и пенсионеров. В конце концов, делает обобщение Маркс, наступит такой этап в развитии общества, когда «мерой богатства будет… отнюдь уже не рабочее время, а свободное время», необходимым и достаточным «условием развития человеческой индивидуальности»[2]. Этим и был обусловлен установление в 1932 году в Советском Союзе выход на пенсию для женщин в 55, а мужчинам в 60 лет.

Для обоснования сроков выхода на пенсию проанализируем динамику изменений производительности труда в развитых странах мира и места России в ней (таблица 2).

Таблица 2. Динамика изменения показателей производительности труда в развитых странах мира (выработка ВВП по ППС в расчете на одного занятого, долл. США)[3]

Как видно из приведенных данных, Россия по производительности труда (по выработке ВВП по ППС в расчете на одного занятого (в долларах США) отстает от развитых стран мира более чем в 1,5–2 раза. Если это так, то о какой стабильной пенсионной системе в России может идти речь! Не удивительно, что в странах, где производительность труда превышает российский уровень в 2,5 -3 раза, — Великобритании, Германии, Норвегии, США, во столько же раз и больше коэффициент замещения (отношение пенсии к зарплате), а, следовательно, в 2–3 выше и пенсионное обеспечение. Вот и ищут либералы от «экономики», не понимая глубинные сути экономики, сиюминутные пути, чтобы заткнуть дыры допущенные ими же в процессе «реформирования» экономической и пенсионной систем, проваливая при этом повышение производительности труда, создание и модернизацию высокопроизводительных рабочих мест. И ведь ни кто никакой ответственности за эти повалы до сих пор не понес!

К сожалению, курс на саморегулируемый механизм рыночной системы, проводимый российскими либерал-экономистами, показавшего свою ущербность в росте производительности труда, продолжается и ныне.

В майском инагурационном указе В. В. Путина (2012 г.) была поставлена задача повысить производительность труда к 2018 году по сравнению с 2011 годом в 1,5 раза.

О том, как решается эта задача, можно судить исходя из «плана мероприятий по обеспечению повышения производительности труда, создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест», утвержденных правительством РФ в июле 2014 года[4].

Планом предусматривался рост производительности труда в 2015 г. — на 102,1%, в 2016 г. — на 102,4, в 2017 г. — на 103,3 и в 2018 г. — 103,3%. Во-первых, утвержденные «высокие» показатели никак не соответствуют реализации майского указа Президента о повышении производительности труда в 1,5 раза. А во-вторых, как показывают данные Федеральной службы государственной статистики, на протяжении вот уже пяти лет подряд в экономике страны идет не рост, а снижение темпов производительности труда — с 3,5% в 2012 г. до 0,7% в 2014, а в 2015 г. она и вовсе сократилась на 2,2% [5]. Не лучше обстояли дела и в 2017 году.

Сегодня ситуация в Российской Федерации по всем направлениям научно-технического прогресса, инновационного прорыва, способного увеличить производительность труда, остается весьма неблагополучной. В России в среднем используется лишь 8–10% инновационных идей и высокотехнологичных продуктов, тогда как, например, в США — 62%, в Японии — 95%. Отечественная заводская наука выполняет лишь 6% научных исследований, а в компаниях стран ЕС — 65%, в Японии — 71%, в США — 75%.

Между тем ни в «Стратегии научно-технологического развития России»[6], ни в «Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года»[7] конкретных ориентиров по ускорению научно-технического прогресса, прироста производительности труда за счет этого фактора, к сожалению, нет.

Отсюда ни о каком росте производительности труда на научно-технической основе, продолжении даже с определенными модификациями курса «реформ», начатого в 1991 году, а, следовательно, вывода пенсионной системы из затяжного кризиса и речи быть не может. Дальнейшая ориентация на этот пагубный курс — это прямой путь к катастрофе [8], что неминуемо, в ближайшее же время, приведет к социальному взрыву.

Простое повышение сроков выхода на пенсию не несет в себе никакой социальной нагрузки. Работающие не ощутят этого «реформирования». Премьер-министр Д.Медведев на заседании правительства подчеркнул, что пенсии будут повышаться на 1000 рублей в год уже для нынешних пенсионеров. Это такой мизер, что об этом и говорить не хочется. Но Д.Медведев, к сожалению, не сказал, главного, — когда Россия выйдет на уровень норматива пенсионного минимума, введенного Международной организацией труда (МОТ). Как известно, первоначальный норматив не менее 40% (величина пенсии от средней зарплаты), введенный 102-й Конвенцией МОТ и согласно последнему изменению МОТ № 131 от 22 июня 1970 года равен 55%. Россия, к сожалению, до сих пор не присоединилась к Конвенции МОТ, крутиться на уровне 30% и при упоминании этих нормативов российские горе-«реформаторы» скромно опускают глазки ниц.

Между тем большинство развитых стран мира не только придерживаются уровня норматива Конвенции МОТ, но и значительно превышают его. Так, в Ирландии он равен 79,7%, в Канаде — 73,1%, в Великобритании — 67,1%, в Германии 58%, в Бельгии — 56,1%.

Более того, простое повышение пенсионного возраста в отрыве от кардинального реформирования экономики на подлинно научной базе таит в себе и другую скрытую опасность — рост безработицы. По данным Росстата, численность безработных в России в январе 2018 года увеличилась по сравнению с декабрем 2017 года на 41 тысячу человек и составила 3 млн 918 тысяч человек, или 5,2% экономически активного населения. Численность мужчин 60+ составляет 10,8 млн. человек, а женщин 55+ равна 25,9 миллионам. Итого 36,7 млн. Не сложно подсчитать, на сколько бездумное повышение пенсионного возраста увеличит безработицу. В конечном счете, это еще более углубит кризис пенсионной системы со всеми вытекающими из этого социальными последствиями.

Не следует также забывать и то, что около 80% граждан РФ, как свидетельствуют социологические опросы, выступают против повышения пенсионного возраста. Это именно те граждане, кто поверил В.Путину и на президентских выборах отдал за него свой голос!

Кардинальное решение проблемы пенсионного обеспечения и теоретически, и с точки зрения анализа двадцатипятилетней российской практики, невозможно без отказа от пагубного для страны «Вашингтонского консенсуса», ликвидации монетаристской неолиберальной модели экономического «роста» и тех механизмов, которые были запущены в 1990-е годы, формирования эффективного, подлинно социального государства, обеспечивающего, как это зафиксировано в статье 7 Конституции Российской Федерации, достойную жизнь и свободное развитие человека, курс, отвечающий интересам его граждан.

Рост производительности труда, его прирост не менее чем на 70–75% за счет ускорения научно-технического прогресса должны стать основными направлениями нового социально-экономического курса как основы качественного экономического роста и социального прогресса — базы для реформирования пенсионной системы.

Позитивной динамике производительности труда будет способствовать ужесточение ограничения на нецелевое использование амортизационных отчислений предприятий. Они должны использоваться только на финансирование капитальных вложений, путем введения для амортизационных отчислений особого режима, находясь на особых инвестиционных счетах. Следует вернуться и восстановить практику предоставление налоговых каникул по основным налогам до момента вывода вновь вводимых мощностей на запланированные объемы производства.

Реализация этих мер станет мощной базой реального повышения устойчивости пенсионной системы, эффективности пенсионного обеспечения и сохранения нынешнего возраста выхода на пенсию.

Юрий Воронин


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 26, ч. I. — С. 215.

[2] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. II. — С. 217.

[3] Производительность труда в России и мире. Влияние на конкурентоспособность экономики и уровень жизни. Аналитический вестник № 29(628). (подготовлен по итогам заседания Научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, 7 июня 2016 года). — С. 15.

[4] См.: План мероприятий по обеспечению повышения производительности труда, создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест. Утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 9 июля 2014 г. № 1250-р.

[5] См.: Россия в цифрах 2016. Крат. стат. сб. — М., Росстат, 2017. — C. 94.

[6] См.; О стратегии научно-технологического развития России. Указ президента Российской Федерации № 642 от 1 декабря 2016 года.

[7] О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года. Указ президента Российской Федерации № 208 от 13 мая 2017 года.

[8] Анисимов А.Н., Воронин Ю.М., Лабзунов П.П., Островский А.В., Суханов О. С. России нужна другая модель развития. — М., ЛЕНАНД, 2014.


Автор Юрий Михайлович Воронин — доктор экономических наук, профессор, Первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ (1991- 1993гг.); депутат Государственной Думы (второго созыва); аудитор Счетной палаты Российской Федерации.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора