Об апологии предателей-власовцев лауреатом Солженицыным

arctus 14.12.2017 6:36 | История 119

После установки 11 декабря в столице памятной доски Солженицыну обратим ещё раз внимание на тех, кого лауреат избрал себе в примеры для подражания. Кого он проповедовал нам.
***
В своей статье «Апология бандеровщины в “Архипелаге ГУЛаг” А.Солженицына», написанной в ответ на заметку в фейсбуке известного русского националиста Егора Холмогорова, я упомянул также об апологии власовщины в главном произведении писателя, пообещав, что как-нибудь напишу и об этом.

Предателям-власовцам А. Солженицын посвятил еще более вдохновенные строки, чем бандеровцам. Начну с самого яркого солженицинского перла. Александр Исаиевич написал о власовцах следующее:

«…да ничего бы не стоил наш народ, был бы народом безнадёжных холопов, если б в эту войну упустил хоть издали потрясти винтовкой сталинскому правительству, упустил бы хоть замахнуться да матюгнуться на Отца родного» (см. Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Том 3. Часть пятая «Каторга». Гл. 1 «Обреченные»).

Из этих слов следует, что не власовцы для него – гитлеровские холуи, а советские защитники Родины – холопы Сталина. Тот факт, что Солженицын сам воевал на стороне Советов (и даже был награжден), нисколько не отменяет гнусности этих слов. Именно власовцы, издали (очевидно, из-за немецких спин) погрозивших винтовкой сталинскому правительству, оказывается, спасли честь русской нации! Теперь, благодаря «рыцарям» власовской «Русской освободительной армии», нас никто не посмеет назвать нацией холопов. Не должен сметь, по крайней мере. Хотя почему-то современные последователи так же защищаемых Солженицыным бандеровцев по-прежнему нас считают именно холопами. Не помогли власовцы.

Но я продолжу цитировать солженицынский перл:

«У немцев был генеральский заговор, – а у нас? Наши генеральские верхи были (и остались посегодня) ничтожны, растлены партийной идеологией и корыстью и не сохранили в себе национального духа, как это бывает в других странах. И только низы солдатско-мужицко-казацкие замахнулись и ударили. Это были сплошь – низы, там исчезающе мало было участие бывшего дворянства из эмиграции, или бывших богатых слоёв, или интеллигенции. И если бы дан был этому движению свободный размах, как он потёк с первых недель войны, – то это стало бы некой новой Пугачёвщиной: по широте и уровню захваченных слоёв, по поддержке населения, по казачьему участию, по духу – рассчитаться с вельможными злодеями, по стихийности напора при слабости руководства. Во всяком случае, движение это было куда более народным, простонародным, чем всё интеллигентское “освободительное движение” с конца ХIХ века и до февраля 1917, с его мнимо-народными целями и с его февральско-октябрьскими плодами. Но не суждено было ему развернуться, а погибнуть позорно с клеймом: измена священной нашей Родине!»

Т.е. Солженицын, по сути, ставит в один смысловой ряд немецких генералов, пытавшихся осуществить заговор против Гитлера, и обыкновенных предателей. Очень сильное сравнение! Хотелось бы только заметить, что генералы не вступали в коллаборационистские войска с патриотическим названием «Германская освободительная армия» и не сражались на стороне оккупантов. Они действительно попытались свергнуть Гитлера, а не грозили винтовками гитлеровскому правительству из-за широких спин советских или американских солдат.

Среди храбрецов, погрозивших издали винтовкой сталинскому правительству Солженицын особо выделяет карателей из бригады Каминского, о которых он пишет несколько выше:

«Мы не забыли и всенародное движение и Локтя Брянского: создание автономного русского самоуправления еще до прихода немцев и независимо от них, устойчивая процветающая область из 8 районов, более миллиона жителей. Требования локотян были совершенно отчётливы: русское национальное правительство, русское самоуправление во всех занятых областях, декларация о независимости России в границах 1938 г. и создание освободительной армии под русским командованием».

Упомянутая Солженициным «Локотьская республика» с центром в поселке Локоть Брянской области существовала под протекторатом нацистов. Руководил ей известный каратель-коллаборационист, командир РОНА (Русская освободительная народная армия, на самом деле бригада) Каминский (до него – Воскобойников). Каминцы были редкими отморозками даже на фоне эсэсовцев. Знаменитая Тонька-пулемётчица, Антонина Макарова, расстрелявшая 1500 человек из пулемета – из их же бригады. Особенно отличились каминцы при подавлении Варшавского восстания. Даже ген. Власов был недоволен, когда после смерти Каминского (расстрелянного самими же немцам после того, как его «герои» изнасиловали и убили двух немок) его бригаду присоединили к власовскому РОА. Даже у предателя Власова «герои» «всенародного движения Локтя Брянского» вызывали некое омерзение.

Может быть, Солженицын просто не знал о злодеяниях карателей каминцев? Может, и не знал. Но почему-то он знал об «отчётливых требованиях локотян». Тут знаю, тут не знаю. Очень своеобразные у него знания были.

Было бы несправедливым на основании сих панегириков предателям считать Солженицына сторонником гитлеровского нацизма. Нет, нацизм он считал также злом, хотя, как я понял, все же меньшим, чем коммунизм. Потому и посвятил власовцам столь вдохновенные строки. Но гораздо большие симпатии Солженицына вызывает не генерал Власов, а генерал Лукин. Только не настоящий генерал Лукин, а вымышленный, придуманный самим Солженицыным.

А. Солженицын написал о нем в другом месте того же произведения:

«Здесь уместно сопоставить Власова с командующим 19-й армией генерал-майором Михаилом Лукиным, который ещё в 1941 соглашался на борьбу против сталинского режима, но требовал гарантий национальной независимости для безкоммунистической России, а не получив таких гарантий – не сделал шагу из лагеря военнопленных» (см. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1. Часть первая «Тюремная промышленность». Глава 6. «Та весна»).

Один из моих оппонентов, с которым мы обсуждали сей момент, заявил, что из сего следует, что Солженицын был противником коллаборационизма. Такое заявление весьма странно в свете того, что сам писатель сказал о спасении власовцами чести русского народа. К тому ж из этой цитаты все же выказывается коллаборационистская позиция Солженицына. Вот с чего это Солженицын заявляет, что Лукин соглашался на борьбу со сталинским режимом, но под гарантии? Ну дали бы немцы ему гарантию, и что? В любом случае это было бы предательством в той ситуации. С гарантиями или без. Да и какую гарантию они могли дать – гарантию, что сделают его главным надсмотрщиком над русскими рабами?

На самом деле утверждение, что ген. Лукин соглашался стать предателем под какие-то гарантии – клевета на советского генерала. Никаких соглашений о сотрудничестве под какие-то гарантии Лукин не давал, а потому после освобождения из плена после некоторого разбирательства он был восстановлен в Советской армии. В противном случае его бы в лучшем случае ждал ГУЛаг.

Откуда, спрашивается, Солженицын, знал про то, что ген. Лукин был готов служить немцам при условии гарантий с их стороны? Наши СМЕРШевцы не знали, а Солженицын знал? Или я так ешё поставлю вопрос – про зверства каминцев Солженицын не знал, а про генерала Лукина он знал?

Реальный, а не вымышленный ген. Лукин сообщает следующее о разговоре с ген. Власовым в январе 1943 года:

«Власов вытащил из кармана бумагу и театральным жестом протянул её мне: “Прошу вас прочитать, господин генерал!” …Я молча взял бумагу и стал читать. Это было так называемое “Воззвание к русскому народу”. В нём партия и вся Советская власть объявлялись враждебными народу нашей страны, а далее говорилось о том, что в скором времени будет сформирована “Русская освободительная армия” (РОА), которая пойдёт освобождать Россию. “Ну и что?” – спросил я, окончив чтение. “Прошу подписать эту бумагу! – торжественно провозгласил Власов. – Вам доверяется высокая честь – быть командующим РОА!” “Вот что, Власов, – сказал я громко, так, чтобы меня слышали в соседней комнате, в которой, как я знал, были мои товарищи по плену, генералы и старшие офицеры Советской Армии. – …Меня теперь уже не интересует вопрос, каким способом ты получил партийный билет и для чего ты его носил. В моих глазах ты просто изменник и предатель, и та шайка отщепенцев, которую ты наберёшь под своё бесславное знамя, тоже будет не армией, а сборищем предателей”» («Забытый командарм» / https://topwar.ru/20282-zabytyy-komandarm.html).

Вот так. Не храбрецами, восставшими против сталинского режима, а шайкой отщепенцев и сборищем предателей именует ген. Лукин тех, кто встал под власовские знамена.

Хотя справедливости ради надо сказать, что среди тех, кто пошел в РОА, были и такие, кто сделал это с исключительной целью – с оружием в руках в подходящий момент перейти на другую сторону фронта. И такие случаи действительно были. Но Солженицын о таковых молчит, а говорит только о тех, кто пошел в «повстанцы» с целью «освобождения» России.

Правда, он пишет о пражском восстании власовцев против немцев в мае 45-го (уже после взятия Берлина и капитуляции):

«И Власов скомандовал своим дивизиям перейти на сторону восставших чехов. И всю обиду, горечь, злость, какую накопили на немцев подневольные русские груди за эти жестокие и бестолковые три года, выпустили теперь в нападении на немцев: с неожиданной стороны вышибли их из Праги. (Все ли чехи разобрались потом, [[какие]] русские спасли им город? У нас история искажена, и говорят, что Прагу спасли советские войска, хотя они бы не могли успеть.)» (см. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1. Часть первая «Тюремная промышленность». Глава 6. «Та весна»).

Однако здесь Солженицын вновь пишет неправду (не думаю, что сознательно обманывая, а просто повторяет чужую ложь). Во-первых, неправда заключается в том, что Власов якобы отдавал приказ перейти своим дивизиям. На самом деле ген. Власов к этому восстанию не имел никакого отношения. Восстание возглавил генерал-майор Буняченко. Власов же уклонился от участия в этом деле. И дивизия была только одна – 1-я. Во-вторых, роль власовцев сильно преувеличена в этом деле. К тому же они покинули Прагу 7 мая, хотя в городе еще шли бои с немцами. И нашим войскам, пришедшим в Прагу, пришлось вести эти бои, и нести весьма серьезные потери (до 50 тысяч). Так что думаю, что чехи все же разобрались с тем, какие русские их освободили.

Желающим могу посоветовать по этому поводу исследование Смыслова О.С.«Кто освободил Прагу в 1945 г.?» (http://fanread.ru/book/11540598/), ну а для кого это слишком большой объем – статью блогера Михаила Маркитанова(который опирается как раз на Смыслова) – «Освобождали ли власовцы Прагу?». Из исследования О. Смыслова следует, что «на улицах города, на баррикадах, которых было сооружено более 2000, сражались против эсэсовцев и войск военной полиции чешские повстанцы, бойцы советских диверсионных отрядов и включенные в их состав бывшие власовцы». Не вся дивизия во главе с Буняченко, которая покинула Прагу 7 мая, а лишь небольшая часть, человек 400, власовцев, перебежавших на сторону советских диверсантов.

Наверное, было бы также несправедливо оценивать писателя, исходя из его строк, посвященных коллаборационистам. И все же это очень серьезный момент. Когда какой-нибудь мыслитель, имеющий влияние на умы, изрекает нечто, то это может иметь очень печальные последствия для общества, в котором этот мыслитель имеет некий авторитет. Я подозреваю, что именно «Архипелаг ГУЛаг» Солженицына немало поспособствовал тому, что в стране, победившей нацистскую Германию, появилось немало людей, совсем иначе оценивающих «советско-германскую войну» (именно так назвал Великую Отечественную сам писатель). Это произведение вошло в школьную программу. Правда, власовские главы из него убрали. Как сказала вдова покойного писателя, общество еще не готово к этим размышлениям. Но не стоит сомневаться, что школьники, если захотят, то доберутся и до этих убранных глав. И если они поверят «исследованиям» Солженицына (а молодых людей легко ввести в заблуждение), то в нашем обществе может еще больше увеличиться количество плохишей, готовых перебежать на сторону противника. Или (если молодые люди окажутся идейными и пассионарными) псевдопатриотов, разрушающих свое Отечество под патриотическими лозунгами, как это мы сейчас видим на Украине. Ведь власовцы тоже выступали под патриотическими лозунгами, и название у РОА тоже весьма патриотическое. И сейчас есть «патриоты», почитающие генерала Власова. Стоит ли этому удивляться, если Солженицын считается у нас национальным мыслителем?

Тимур Давлетшин, Благодатный огонь

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина