Обстрелы и риски

Эль Мюрид 15.06.2019 17:50 | Политика 75

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Эрдоган заявил, что Турция ответит Асаду на обстрел турецкого наблюдательного пункта. День назад из минометов по наблюдательному пункту Шер Магхар было выпущено более 30 мин, трое турецких военных ранены. Российское командование сразу же заявило, что турок обстреливали боевики, однако у Эрдогана, как можно понять, другое мнение.

Неделю назад обстрелу подвергся российский наблюдательный пункт в северной Хаме, причем персонал пришлось в крайне спешном порядке эвакуировать. Далее прошла серия нападений в Латакии и Хаме. Так что весьма вероятно, что партнеры передали таким образом друг другу привет. Эрдоган, понятно, не может обвинить российские войска, но зато у него всегда есть Асад, который ответит за все.

Кто именно обстрелял турок, при такой постановке вопроса уже неважно. Примерно так же неважно, кто именно атаковал танкеры в Ормузском проливе. Виновные уже назначены и названы, а все остальное не играет никакой роли.

При этом Россия находится в весьма двойственных отношениях с Турцией и именно сейчас. С одной стороны, нужно умащивать Эрдогана, чтобы он вдруг не «соскочил» со сделки с С-400, которая имеет, скорее, имиджевое значение, чем коммерческое. Кроме того, до сих пор судьба Турецкого потока внушает определенные опасения, по крайней мере, по срокам ввода его в строй. Времени остается крайне мало.

С другой стороны, турки допускают утечки (часть из которых весьма правдоподобны и подкреплены вполне реальными событиями и процессами), которые весьма нервируют впечатлительных российских партнеров. Так, Турция обвально сокращает поставки российского газа на свой внутренний рынок. В 2018 году по сравнению с 2017 годом Турция закупила на 11% меньше российского газа — импорт упал с 29 до 24 млрд кубометров. В этом году через Трансбалканский коридор подано 3 млрд кубометров — в два раза меньше, чем в 2018 году. Турки активно закупают СПГ, меняя баланс на своем рынке, сократив долю Газпрома до внушительных 47%, но это меньше, чем раньше, и тренд на снижение сохраняется. Цель давления — выбить из Газпрома дополнительные скидки. А цель скидок — заполнить дополнительным газом трубу системы ТАНАП.

Для Газпрома эта манипуляция чрезвычайно невыгодна: он в таком случае будет продавать Турции с огромным дисконтом газ, который пойдет в Европу и будет конкурировать с газпромовским же газом и давить его ценой. Казалось бы — только радоваться за рост объемов, но маржу в таком случае будет снимать именно Эрдоган, оставляя российским партнерам лишь хлопоты. Противоречие весьма жесткое, и еще в апреле Путин прозрачно намекнул, что разногласия по вопросам цены крайне высоки.

С контрактом по С-400 тоже не все гладко. Эрдоган уверенным голосом заявляет о том, что сделка не просто состоится, а уже состоялась, однако при этом идут вбросы информации о том, что даже в случае поставки комплексов их могут передать на периферию в Катар (что обнулит значительную имиджевую составляющую всей сделки). Теперь же появился новый вброс, еще более тревожный: якобы Турция безвозмездно передаст «свои» С-400 Азербайджану в знак дружбы и любви. Запретить эту передачу Россия не сможет, но это резко обострит отношения между Арменией и Азербайджаном, а опосредованно — и Армении и России. Эрдоган при таком повороте событий может существенно подпортить политику Кремля в Закавказье. Настолько серьезно, что встает вопрос о целесообразности всей сделки, но уже с российской стороны.

Все эти намеки глубоко печалят Кремль, хотя внешне он пытается сохранять бесстрастность и оптимизм. Но именно поэтому сейчас ему нужно сохранять хотя бы видимость партнерских отношений с Турцией. А вот военные инциденты в Сирии — и с российскими объектами и военными, а также с турецкими объектами и военнослужащими — они создают фактор неопределенности и риска.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора