«Оговорки по Фрейду», или Как Центробанк России управляет международными резервами  

Валентин Катасонов 13.04.2018 0:55 | Экономика 99

Где наше золото? В России или все-таки за границей?

Вышел очередной квартальный «Обзор деятельности Банка России по управлению активами в иностранных валютах и золоте» (№2, 2018). Он охватывает годовой период с 1 октября 2016 г. по 30 сентября 2017 г. Фактически речь в документе идет об управлении тем, что мы чаще называеммеждународными или золотовалютными резервами Российской Федерации.

Напомню, что золотовалютные резервы России складываются из активов как Центробанка, так и Минфина. Правда, напрямую об этом в обзоре нигде не говорится. Имеется лишь косвенный намек на это в начале документа: «Управление валютными активами осуществляется с учетом обязательств Банка России в иностранной валюте (остатки на валютных счетах клиентов, в основном средства государственных фондов)«. Речь идет о Фонде национального благосостояния и Резервном фонде, которые находятся в ведении Минфина России. Кстати, отмечу, что в то время, которое охватывает данный обзор, существовало два фонда. С 1 января нынешнего года Резервный фонд прекратил свое существование по причине исчерпания его средств.

Следует обратить внимание, что в рамках рассматриваемого периода в мире произошли некоторые важные события, которые косвенно могли повлиять на состояние международных резервов России: президентские выборы в США и победа на них Дональда Трампа; принятие в августе 2017 года в США закона, предусматривающего ужесточение экономических санкций против России; принятие ФРС США решений о повышении ключевых ставок; парламентские выборы в Германии (сентябрь 2017 г.) и т.д.

За рассматриваемый период времени золотовалютные резервы (ЗВР) России увеличились с 405,7 млрд долл. до 432,8 млрд долл. Прирост составил 27,1 млрд долл. Объем ЗВР на конец периода (30 сентября 2017 г.) позволил Российской Федерации сохранить в мировом рейтинге по этому показателю седьмое место (после Китая, Японии, Швейцарии, Саудовской Аравии, Тайваня, Гонконга). За Россией следуют Южная Корея, Бразилия, Индия. Конечно, у России отставание от лидера рейтинга гигантское. По данным МВФ, на май 2017 года ЗВР России были в 8,3 раза меньше, чем резервы КНР.

Основной позицией резервных активов Банка России и на начало, и на конец периода были государственные ценные бумаги иностранных эмитентов. На начало периода —  208,2 млрд долл. (51,3% всех резервов), на конец —  229,1 млрд долл. (52,9%).

На второе место вышло золото. В конце периода его доля составила 19,1% (82,9 млрд долл.) против 15,7% (63,6 млрд долл.) в начале периода. Динамика, конечно, впечатляющая. Но до «цивилизованного» Запада еще далеко. По данным Банка России, на 1 января 2017 года доля золота в ЗВР всех стран еврозоны была равна 53,8%, а у США — 74,5%.

Валютные депозиты в иностранных банках впервые за многие годы со второго места переместились на третье. В конце периода на них приходилось 16,3% (70,4 млрд долл.) против 16,0% (64,8 млрд долл.). Как видим, абсолютное наращивание валютных депозитов продолжалось, но темпы наращивания золотого резерва оказались более высокими. Напомню, были времена (90-е годы прошлого века, начало «нулевых»), когда данная позиция находилась на первом месте.

На четвертом месте оказалась позиция «Негосударственные ценные бумаги иностранных эмитентов«: в конце периода 7,0% (30,1 млрд долл.) против 10,1% (41,1 млрд долл.) в начале периода. Данная позиция достаточно таинственная, Банк России ее не раскрывает. Единственное ее толкование, имеющееся в обзоре, следующее: «Ценные бумаги иностранных эмитентов, имеющих ожидаемую с высокой вероятностью государственную поддержку в силу особой роли или значимости организации в экономике страны или региона (подразумеваемую гарантию)«.

Вообще-то еще недавно включение в международные резервы негосударственных, т.е. частных бумаг считалось крамолой. И студентам учебники по экономике внушают: центральные банки — консервативные институты, международные резервы которых формируются за счет бумаг, которые являются государственными и только государственными. А если ожидания Банка России по каким-то причинам не оправдались и ценные бумаги не получили государственную поддержку? Тогда что? А может быть, Банк России решил взять примеры с Центробанков Японии или Швейцарии? Напомню, что Банк Японии и Национальный банк Швейцарии (НБШ) уже преодолели «комплекс консервативности» и смело включают в свои активы корпоративные облигации и даже акции частных компаний. Шутники даже окрестили НБШ «хеджевым фондом». Что касается Банка России, то по поводу четвертой позиции резервных активов он молчит как партизан.

Пятая позиция — «Права требования в иностранной валюте к российским контрагентам или эмитентам«. Еще несколько лет назад такой позиции не было. Она обусловлена экономическими санкциями. Банк России отошел от своего прежнего принципа работать исключительно с нерезидентами. Что скрывается за этой позицией, остается только догадываться. Вариантов много: валютные кредиты российским банкам, валютные депозиты в них же, ценные государственные и корпоративные бумаги российского происхождения. В предыдущих обзорах упоминались валютные кредиты ЦБ российским банкам.  В конце периода на указанную позицию пришлось 2,1% (9,1 млрд долл.) против 2,2% (8,7 млрд долл.) в начале.

Шестая позиция — «Ценные бумаги международных организаций«. В конце периода на данную позицию пришлось 1,4% (6,0 млрд долл.) против 3,7 % (15,1 млрд долл.) в начале периода. Нигде не встречал расшифровки данной позиции, но догадываюсь, что под «международными организациями» может, прежде всего, скрываться Всемирный банк, который эмитирует свои долговые бумаги и размещает их среди самых надежных инвесторов, к коим, в первую очередь, относятся Центробанки.

Также на российском рынке обращаются долговые бумаги таких международных финансовых организаций, как Европейский банк реконструкции и развития, Евразийский банк развития, Международный инвестиционный банк, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый банк развития, Международная ассоциация развития. Вполне вероятно, что они также могут находиться в составе резервных активов Банка России.

Еще есть такие мелкие позиции, как «Сделки обратного репо с иностранными контрагентами» и «Чистая позиция в МВФ«. На них в конце периода приходилось соответственно 0,8% и 0,4% (в начале периода было по 0,5%).

Не все, честно говоря, понятно из того, что читаешь в обзоре. По крайней мере, не все «бьется» с другими документами и источниками Банка России. Вот, например, вопрос по золоту. В обзоре читаем: «Управление активами в драгоценных металлах осуществляется отдельно от управления валютными активами Банка России. Активы Банка России в золоте состоят из монетарного золота, хранящегося на территории Российской Федерации» (курсив мой — В.К.). Странная фраза. А где же золото еще хранить? Думается, что это одна из многих «оговорок по Фрейду», разбросанных по обзору.

На сайте Центробанка России в разделе «Международная инвестиционная позиция по международным резервам» даются некоторые разъяснения по поводу отдельных элементов международных резервов. И там по поводу золота мы читаем: «Монетарное золото определяется как принадлежащие Банку России и Правительству Российской Федерации стандартные золотые слитки и монеты, изготовленные из золота с пробой металла не ниже 995/1000. В эту категорию включается как золото в хранилище, так и находящееся в пути и на ответственном хранении, в том числе за границей» (курсив мой — В.К.).

Там же читаем: «В категорию прочие резервные активы входят наличная иностранная валюта; остатки средств на корреспондентских счетах, включая обезличенные металлические счета в золоте; депозиты с первоначальным сроком погашения до 1 года включительно (в том числе депозиты в золоте) в иностранных центральных банках, в Банке международных расчетов (БМР) и кредитных организациях-нерезидентах; долговые ценные бумаги, выпущенные нерезидентами; кредиты, предоставленные в рамках сделок обратного РЕПО, и прочие финансовые требования к нерезидентам с первоначальным сроком погашения до 1 года включительно» (курсив мой — В.К.).

Так каким образом совместить положение обзора о том, что золото хранится исключительно на территории Российской Федерации с методологическими положениями об учете международных резервов, которые говорят о каком-то золоте за границей и зарубежных депозитах в золоте?

Вернемся к рассмотрению обзора. В нем дана картина международных резервов по видам валют. На начало периода (1 октября 2016 г.) доля доллара США была равна 40,1%, а на конец — 46,5%. Доля евро соответственно 29,5 и 24,1%. Доля британского фунта стерлингов — 7,6 и 8,1%. США и Великобритания проявляли себя наиболее агрессивно в отношении России в указанный период времени.

Странно, Банк России должен был бы учитывать риски возможной заморозки резервов со стороны США и Великобритании и выходить из валют этих стран. Однако мы видим обратную картину: совокупная доля доллара и фунта стерлингов за год выросла с 47,7% до 54,6%. На конец периода в резервах также присутствовали канадский доллар (3,2%), австралийский доллар (1,0%) и китайский юань (1,0%). Заметим, что в начале периода доля юаня была чисто символической — 0,1%.

Чем обусловлена такая картина валютной структуры резервов и такая ее динамика? Основным фактором, как объясняет Банк России, была доходность и надежность государственных ценных бумаг. Доля доллара США увеличилась по той причине, что росла доходность бумаг американского казначейства. В результате повышения ключевой ставки Федерального резерва доходность десятилетних казначейских бумаг США выросла с 1,6% в начале периода до 2,2-2,4%.

Наиболее низкой доходностью по десятилетним казначейским бумагам отличались номинированные в евро бумаги Германии — 0,2-0,4%. Это неудивительно, так как ключевая ставка ЕЦБ на протяжении всего года находилась на отметке 0%. А вот наиболее доходными оказались казначейские бумаги Китая — их доходность находилась в диапазоне 3-3,5%. Поэтому Банк России повысил долю доллара США и китайского юаня, а долю евро понизил.

«Финансы по Катасонову» №17. На ваши вопросы отвечает доктор экономических наук Валентин Катасонов

«Целью управления валютными активами является обеспечение оптимального сочетания задач по их сохранности, ликвидности и доходности», — отмечается в обзоре. С «ликвидностью» и «доходностью» все более или менее понятно. А вот с «сохранностью» — большой вопрос.

Не убеждает и следующая фраза из обзора: «В Банке России действует многоуровневая коллегиальная система принятия инвестиционных решений. Совет директоров Банка России определяет цели управления активами, перечень допустимых инструментов для инвестирования и целевой уровень валютного риска. Подотчетный Совету директоров коллегиальный орган Банка России, ответственный за инвестиционную стратегию, принимает решения об уровне процентного и кредитного рисков и определяет перечень контрагентов и эмитентов».

Конечно, «коллегиальная система принятия решений» — хорошо. Но ведь она может обернуться коллективной безответственностью. Кто конкретно будет отвечать в случае заморозки российских резервов в тех странах, где, как кажется чиновникам Центробанка, высокая доходность бумаг и других финансовых инструментов?

Судя по всему, под «рисками» в Банке России понимают только возможные потери или упущенную прибыль в результате колебаний валютных курсов и процентных ставок. А риск заморозки и даже конфискации резервов Банк России вообще не рассматривает. Этакий «коллегиальный аутизм» руководства Банка России. Такой коммерческо-бухгалтерский подход к управлению резервами неприемлем. Особенно в современных условиях, когда в мире разворачивается самая настоящая «холодная война».

И еще одна любопытная фраза из обзора: «Реализация принятых инвестиционных решений осуществляется структурными подразделениями Банка России. Сторонние организации для управления активами в иностранных валютах и золоте не привлекаются» (курсив мой — В.К.). Эта еще одна типичная «оговорка по Фрейду». Вроде бы сказанное выше — вещь очевидная. Как можно поручить управление громадными международными резервами какой-то «сторонней» организации? Кому такое может в голову прийти? Оказывается, приходило, и уже не раз.

Вот события десятилетней давности. Первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев в марте 2008 года выступил с предложением создать новую систему управления золотовалютными резервами (ЗВР), включив в нее частные управляющие компании. По словам господина Улюкаева, для оптимизации структуры управления ЗВР целесообразно создать специализированное агентство по управлению госактивами. По замыслу ЦБ агентство будет распределять резервные средства с учетом экономической конъюнктуры, а привлечение частных управляющих компаний для этих целей обеспечит конкурентную среду на рынке и выбор наиболее доходных активов. «Эта идея в других странах апробирована, — отметил Улюкаев. —  Суть состоит в том, что все-таки мы, ЦБ, не являемся инвестиционным банком. Мы что-то умеем, а что-то нет».

Слава Богу, у нас в России тогда эта безумная идея Улюкаева не была апробирована. Нашлись в руководстве страны здравые силы, которые напомнили, что Банк России — не коммерческая организация, преследующая цель максимизации доходности активов, у него другие задачи. В дискуссию тогда включился тогдашний министр финансов Алексей Кудрин. Он оказался более «консервативным» по сравнению с Улюкаевым и предложил передать в управление частной структуре не все ЗВР, а только средства Фонда национального благосостояния.

В январе 2013 года прошло сообщение о том, что в Госдуму поступил законопроект о создании  специализированного финансового учреждения в форме акционерного общества, которому будут переданы функции по управлению средствами Резервного Фонда, Фонда национального благосостояния, а также государственным долгом. Фактически это было предложение по приватизации существенной части международных резервов Российской Федерации.

Чиновники пытались обосновать свое предложение ссылками на зарубежный опыт. Например, опыт Норвегии, где управлением государственными резервами занимается специальное ведомство — Государственный пенсионный фонд Норвегии. Который в свою очередь делится на Глобальный фонд (Государственный нефтяной фонд) и Фонд Норвегия (Государственный страховой фонд).   Аналогичные фонды на тот момент времени были в ОАЭ, Саудовской Аравии, Китае, Гонконге, Сингапуре и т.д. Однако практически ни в одной стране мира управлением ЗВР не занималась частная коммерческая организация в форме акционерного общества, как это утверждали лоббисты указанного законопроекта.

Один из экспертов так прокомментировал тогдашнюю идею «внешнего» управления валютными резервами страны: «Отдавать эту сферу финансовых отношений в руки акционерного общества, которое является государственным только на бумаге и лишь до поры до времени, является принятием недопустимых рисков и проявлением преступной халатности».

Впрочем, все-таки некоторый опыт управления валютными резервами страны с помощью западных «менеджеров» имеется. Увы, очень печальный. В 2007 году в Ливийский начал работать суверенный инвестиционный фонд, его активы составили 40 млрд долл. Фонд был передан в управление таким западным спекулянтам, как Goldman Sachs, Societe Generale, HSBC, Carlyle Group, J.P. Morgan Chase, Och-Ziff Capital Management Group и даже печально известный банк Lehman Brothers. Спекулянты начали быстро растаскивать фонд на куски. Потери фонда только от «услуг» Goldman Sachs составили 1,2 млрд долл.

Да, пока, по имеющимся у меня сведениям, действительно Банк России самостоятельно управляет ЗВР, «сторонние организации для управления активами в иностранных валютах и золоте не привлекаются». Но, это пока.  Безумная идея жива. Вот, например, что я вычитал в Законе о Центральном банке Российской Федерации. В статье 8 указанного закона в 2014 году появилось следующее дополнение:

«Банк России в целях обеспечения устойчивости рубля вправе создавать и (или) участвовать в капитале организации, осуществляющей деятельность по доверительному управлению активами Банка России, а также активами, переданными в ее управление Российской Федерацией, государственными корпорациями, созданными Российской Федерацией, и иными публично-правовыми образованиями или организациями, включая иностранные, для осуществления инвестиций в Российской Федерации и (или) в иностранных государствах» (Часть седьмая дополнительно включена со 2 августа 2014 года Федеральным законом от 21 июля 2014 года N 218-ФЗ). Пока организации, описанной в законе, по тем сведениям, которыми я располагаю, нет. Но это «пока».

Не станет ли это дополнение той «закладкой», которая позволит в удобный момент Банку России вернуться к той безумной идее десятилетней давности о передаче управления ЗВР «сторонней организации»? Все мы помним известную фразу А.П. Чехова: «Если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить».

«Ружье» в виде дополнения к статье 8 Закона о Центробанке нужно срочно убрать, в противном случае завтра оно может выстрелить и убить Россию.  Убрать «ружье» должны «народные избранники», отменив поправку к закону о ЦБ от 21.07.2014.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина