Орловцы в День рождения СССР: о прошлом, настоящем и будущем

ИА Красная Весна 4.01.2019 12:21 | Общество 38

Советская молодость
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Мы идем не вперед, а назад, понимаете?

В последние дни уходящего 2018 года активисты Орловского отделения движения «Суть времени» вышли на улицы, чтобы напомнить людям о знаменательной дате — дне образования СССР — 30 декабря 1922 года.

Несмотря на предновогоднюю суету, обычные люди на орловских улицах проявили к предложенной теме неподдельный интерес, они рассказали о своем отношении к СССР и его гибели, о современной ситуации в России, об идеологии, мечте и правильном с их точки зрения пути развития нашей страны в будущем.

Большинство опрошенных орловцев отмечали общую неустроенность людей по сравнению с советским периодом, отсутствие работы и вообще каких-либо перспектив при современном устройстве общества.

Людмила (пенсионер): «Молодежь в первую очередь жаль. Мы же все получили образование бесплатное. Квартиру, даже если кто-то десять лет стоял, все равно получишь квартиру. Сейчас — бедные люди, бедная молодежь. Родители, пенсионеры собирают денежки. Вот, например, наш технический университет. Уровень преподавательского состава высокий, но мальчик получил диплом и куда он идет работать? В охрану. Девочка получила диплом — идет торговать. Нет заводов, все одно и тоже».

Андрей (строитель, 27 лет): «Было много социальных программ, чтобы люди могли получать высшее образование, чтобы могли найти себе работу хорошую, чтобы у них были перспективы на будущее. Получить квартиру, завести семью. Чтобы человек, заводящий ребенка, знал, что он не останется ни с чем, что государство его поддержит. А сейчас, если мы заведем себе семью, мы ни в чем не можем быть уверены. Мы только сами на себя можем рассчитывать в первую очередь».

Не оставили вниманием орловцы и обещанный властями прорыв.

Регина (работник автосервиса): «Как можно сделать прорыв, если людям негде работать? Куда я пойду работать в Орле? Даже до смешного доходит, некому чистить снег. У меня сын с удовольствием пойдет подработать, почистить снег. Ну заплатите вы ему хотя бы 10 тысяч! Это же тяжелая работа. У нас идеальная чистота будет в городе. Где эти деньги? Где дворники?».

Людмила (пенсионер): «Мы прорывались на Белорусском фронте, а теперь прорыва мы не видим. Где он, прорыв?»

Многие с болью и горечью говорили о разоренных и закрывшихся орловских заводах, которые в советское время были известны далеко за пределами Орловской области, их продукция была очень востребована. А сейчас они в массе своей превратились в торговые центры.

Регина (работник автосервиса): «У нас город перенасыщен учебными заведениями. Они закончат — все в Москву поедут? Ну давайте вся страна поедет! Где наши заводы? У меня подруга прекрасно шьет. Она с удовольствием пошла бы на швейную фабрику, если бы она была. Обувной фабрики считай уже и нет. Часового завода давно уже нет. Текмаша, Дормаша давно уже нет. Еще два года назад работал, делали сеялки, веялки, тогда еще был. Сейчас уже вообще ничего не осталось от Дормаша. А это же был известный очень завод. С мировым именем. И всем хорошо, никто ни за что не отвечает».

Стоит отметить, что массовое сожаление жителей Орла о разрушенных заводах нам приходилось слышать и ранее, в других беседах, опросах и интервью. Учитывая то, что многие заводы уничтожены уже много лет назад, а люди по-прежнему массово с большой горечью об этом говорят, есть все основания предполагать, что уничтоженные заводы люди постсоветским ворам и реформаторам не простят никогда. Сколько бы сверкающих огнями и заваленных барахлом торгово-развлекательных центров им не подсовывали взамен.

Очень характерны высказывания людей о господствующей сейчас идеологии и смысле жизни современного человека.

Андрей (строитель, 27 лет): «Деньги. Деньги, много денег. У нас общество к чему стремится? Каждый человек думает о том, чтобы заработать побольше денег, т. е. каждый думает только о себе».

Ирина: «У нас дети стремятся к тому, чтобы только заработать деньги и их на развлечения потратить. Нет стремления стать умным, стать образованным. Нет. Это всё они действительно потеряли…»

Роман: «Пытаются сейчас опять придумывать общего врага, который против нас. Возможно, он и есть. <…> Но когда толпа идет не за что-то, а против чего-то, то она рано или поздно остановится. Против чего-то — это не идея. Против общего врага — это не идея. Нужно придумать какой-то общий государственный путь, который всех как-то объединит. Какие-то идеалы общие должны быть придуманы».

Регина (работник автосервиса): «Если бы у директора завода была бы идея, хотя бы просто человеческая, по Богу принципы соблюдал, он никогда бы в жизни завод в упадок такой не привел. Он хапнул деньги, уехал, все закрыл. Ему все равно, что будет с людьми. У него нет никакой идеи. У него идея одна — заработать деньги. Больше ничего. Раньше у людей была гордость за свое предприятие. У нас был шикарный Часовой завод, сейчас это все разрушено. Текмаш, Продмаш — это сколько людей пострадало. Им же на карточки перечислили по 20 рублей, а они по 2 года ждали зарплаты. Если вы орловские, вы должны помнить это».

Роман: «Сейчас государство больше на закон джунглей похоже. Можно выжить. Но при этом можно жить лучше того, как жилось в советском государстве. Просто общество расслоилось, стало больше разных классов. Если наше государство подтянет низший, бедный класс до уровня среднего класса, тогда мы будем хорошее, развитое социальное государство».

Стоит отметить, что смотря на жизнь реалистично, люди признают, что в материальном, потребительском смысле для некоторых жизнь по сравнению с СССР стала более комфортной, а для кого-то открылись и дополнительные перспективы.

Роман: «У людей большая дорога в жизни открылась. Человек сейчас если работает, если он вкалывает, трудится, он в принципе всего может добиться. В Советском государстве… ну, в принципе, тоже такое было, но далеко не всего он мог добиться. Я имею в виду сейчас можно открыть бизнес, заработать. В Советском государстве такого не было. Было много ограничений. Но при работе на государство, ты мог получить то, в чем, в принципе, нуждался. Советское государство давало все необходимое, но во многом ограничивало».

Но сказав о некотором материальном улучшении, орловцы тут же вспоминают о том, что этим комфортом все не определяется. И в нематериальных сферах современная жизнь не выдерживает сравнения с СССР.

Регина (работник автосервиса): «С точки зрения каких-то благ, каждодневных, конечно, продвинулось вперед. Например, люди могут пользоваться сотовой связью. Но в моральном плане — черт-те что».

Ирина: «Нам в детстве давались правильные ценности, где действительно добро было добром, а зло — злом. <…> Но потеря этих ценностей для нашей страны и вообще для всех подобна тому, когда сук рубят, на котором сидят. Вот мы очень долго рубили этот сук. К сожалению, до сих пор рубим, потому что … очень трудно вернуть прошлое».

Роман: «Разница в том, что были герои и их не делали из воздуха. Был, конечно, культ героя. Например, в 60-х нужен был герой, потому что был какой-то застой, и придумали Гагарина, его практически придумали. Его распиарили. Я не говорю, что он не герой. Он великий человек, герой, и так далее. Но он был раскручен государством.
Сейчас таких героев нет. Сейчас нет тех людей, за которыми хочется идти, чьи плакаты хочется вешать. Сейчас героями становятся всякие „Джастины Биберы“ или подобная мнь[мура — прим. ИА Красная Весна], которая крутится по MTV, и молодежи не на кого больше ориентироваться».

В большинстве случаев люди положительно отзывались об СССР, но были и те, кто видел картину в несколько ином свете, снова возвращаясь к материальной сфере.

Роман: «СССР считали социальным государством, но согласиться с тем, что он был полностью социальным государством, или что Америка не была социальным государством, я не могу. Америка в некоторых моментах была даже более социальным государством. Социальное — не значит социалистически направленное, на мой взгляд. В социальном государстве действия правительства направлены на развитие социума, на то, чтобы обычному народу жилось хорошо. Я думаю, в других странах это делалось намного больше, чем в СССР».

Интересны высказывания орловцев о советской идеологии, гордости за свою страну, мечтах и целях советских людей.

Павел (бизнес-тренер, 24 года): «Они стремились к развитию. Улучшать страну, улучшать города, улучшать свою жизнь, себя самого».

Василий: «Если в целом выразиться, то все было мирно. Между народами мир был. Вот это их соединяло. И добро. Зла меньше было. Добродушные были все, мирные».

Регина (работник автосервиса) рассказывает, на чем была основана гордость за свою страну: «На очень большой вере в светлое будущее. У людей была мечта, которой сейчас, к сожалению, нет. Сейчас люди настолько забиты проблемой зарабатывания денег, которых ни на что не хватает. <…> Мечта, как таковая, может, у кого-то и есть, но нет веры, что что-то изменится, станет лучше. Мечта была у каждого своя, но все равно, тогда объединяло людей большее, чем сейчас. Вера в то, что наступит это светлое будущее.<…> Мы идем не вперед, а назад, понимаете?»

Что же простые жители Орла предлагают сделать для исправления ситуации?

Ирина: «Национализировать то, что было приватизировано в 90-х кучкой отдельных людей».
Молодой человек рядом: «Мне кажется, народу надо показать идею и путь стремления, чтобы он видел ее четко».

Роман: «Я бы вернул понятие интеллигент и интеллигенция в страну. Нужно сделать так, чтобы учитель — это было престижно, чтобы воспитатель — было престижно, как в западных странах. Люди, которым мы доверяем свое общество, они должны быть верхушкой общества. Они должны быть интеллигенцией».

Есть ли перспектива у возрождения СССР?

Регина (работник автосервиса): «В социализм! Если он будет плановый, если будут соблюдаться законы, да это манна небесная, а не строй!».

И даже мифическая «неэффективность» социализма не является помехой. Регина: «Ну конечно, неэффективный! Так вы сделайте его эффективным! Социализм будет лучше, чем капитализм в любом случае!»

Василий: «Чтоб вернуть Советский Союз? Я за! За, за, за… Почему? Потому что не выгодно, чтобы враждовали друг с другом».

Павел (бизнес-тренер, 24 года): «Конечно! Это была сверхдержава».

Регина (работник автосервиса): «Я думаю, что вряд ли бывшие республики все захотят в новый Советский Союз. Они так долго отделялись и так счастливы теперь, что не захотят».
— Даже если реализовать у нас социализм?
Регина: «Не знаю. Если им будет угрожать военная опасность, может быть тогда согласятся, для защиты».

На вопрос о том, несет ли ее поколение ответственность за распад СССР, пенсионер Людмила ответила утвердительно:«Люди проголосовали вроде бы за Советский союз [на референдуме — прим. ИА Красная Весна], но отнеслись к этому безразлично. Не было стремления что-то сделать своим трудом для его сохранения. Какая-то была растерянность у народа. Привыкли, что за нас думает правительство, слишком понадеялись на руководителей, не было ответственности у самих».

Подводя итог, стоит отметить, что даже с теми, кто на уровне терминов и определений высказывал критическое отношение к СССР, при более детальном разговоре удавалось найти общие ценности, которые во многом и лежали в основе мировоззрения советского человека. Причем сложилось впечатление, что ценности все же перевесят.

Можно в очередной раз констатировать, что потуги десоветизаторов, вот уже десятки лет старательно мажущих советский период черной краской, льющих на него потоки лжи, не увенчались полной победой. Как и планомерный курс на превращение граждан в потребителей, чьи мысли дальше еды, развлечений и комфорта не распространяются.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора