Отсрочка перед резней

iov75 28.09.2017 6:29 | Регионы 1

Владимир Владимирович сделал широкий жест: «На прошедшем в Ульяновске Госсовете Владимир Путин предложил освободить от долгов федеральному бюджету российские регионы, потому как они лишают их экономику какого-либо маневра. Как утверждает глава государства, эта мера необходима российским регионам для того, чтобы они сумели найти в сложных для России условиях средства для решения ряда социально-экономических проблем, создания новых рабочих мест и прочего. Как добавил Владимир Путин, долг 50 регионов превышает половину собственных доходов, а еще в восьми регионах он и вовсе выше. Выбраться из подобного тупика поможет программа реструктуризации, отметил российский лидер».

Прекрасно, что президент озаботился положением регионов. Но возникает вопрос – а почему российские регионы оказались в тяжелом положении, в тупике? Кто их тут завел? Баба Яга, серы волк или происки злых сил? Владимир Владимирович, дорогой вы наш национальный лидер, — что стряслось-то?

Вот фрагмент статьи из «Аргументов и фактов» за 2014 год: «По данным Счётной палаты, за 8 лет количество регионов-доноров сократилось почти в два раза. Общий дефицит региональных бюджетов — 642 млрд руб. Как сказала «АиФ» Наталья Зубаревич, директор региональных программ Независимого института соцполитики, ситуация тревожная. И дело даже не столько в том, что в начале 2000-х гг. так называемые регионы-доноры (а это в основном ресурсодобывающие края и области) часть налога на добычу полезных ископаемых оставляли у себя, а с 2007 г. все деньги отправляют в Москву. Конечно, в этой связи регионы стали беднее. Но в 2013 г. экономика начала тормозить, сократилась поддержка из федерального бюджета, упал налог на прибыль, регионы залезли в долги. «Дефицит в 640 млрд руб. — такого не было никогда! — говорит Н. Зубаревич. — Общий долг регионов — 2,2 трлн руб., треть от всех их доходов…»»

Что изменилось впоследствии? Вот фрагмент статьи из «Ведомостей»: « Число регионов-доноров за 10 лет сократилось почти вдвое. За 10 лет, с 2006 по 2015 г., число регионов-доноров в России сократилось с 25 до 14: сейчас их меньше, чем даже в 2001 г. (19). В 2006 г. 25 регионов-доноров обеспечивали почти 80% налоговых поступлений консолидированных региональных бюджетов, в 2015 г. на долю оставшихся донорами 14 регионов пришлось чуть более 60% доходов. Из них две трети – на четыре региона: Москву и нефтяные Тюменскую область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа». Держимся благодаря нефтянке!

А вот фрагмент совсем свежего материала с сайта «ФедералПресс»: «В 2017 году положение регионов-доноров продолжит ухудшаться. Еще меньше муниципалитетов и субъектов, кто мог бы похвастаться профицитом бюджета по итогам прошлого года (в их числе Москва, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Тюменская область, Сахалин)».

Понимаете, что происходит? Россия-матушка по красивые рапорты властей о выходе из кризиса продолжает успешно и неотвратимо загибаться. Почему это происходит?

Сайт «Insider.pro» опубликовал материал специалистов разведывательно-аналитической компании Stratfor о том, что происходит в российских регионах. В нем говорится: «Четверти российских компаний в 2016 году пришлось сократить зарплаты или даже отложить их выплату на неопределенный срок. Среднемесячная зарплата снизилась на 8% (после падения на 9,5% в 2015 году) и теперь составляет менее $450 — это меньше среднемесячной заработной платы в Китае, Польше или Румынии. Уровень бедности вырос почти до 15%. И, к ужасу Кремля, у местных властей дела обстоят ненамного лучше.

По данным Минфина России, только 10 из 85 регионов России сумели сохранить экономическую или финансовую стабильность; в основном речь идет или о крупных промышленных центрах, или о мегаполисах со значительной налоговой базой. В 2015 году таких регионов было вдвое больше.

Из 75 оставшихся 30 выживают лишь благодаря тому, что прямые федеральные субсидии составляют не менее 33% их бюджетов. Каждый год Кремль выделяет дотационным регионам 3,5 млрд долларов, причем половина этих средств достается лишь 10 из них: Дагестану, Чечне, Якутии, Камчатке, Крыму, Алтаю, Туве, Бурятии, Ставропольскому краю и Башкирии.

Таким образом, более чем половине регионов России с трудом удается выполнять социальные обязательства и бюджетные требования федерального правительства.

70 регионов России направляют 63% своих доходов в федеральный бюджет. Федеральное правительство возвращает в виде субсидий и межбюджетных трансфертов не более 20% полученных средств. За последние четыре года сумма, подлежащая перечислению в бюджет, выросла на 12%; в этом году Кремль планирует повысить ее еще на 2%.

Что еще хуже, после финансового кризиса 2008-2009 годов Москва переложила на региональные правительства большую часть бремени социальных расходов. В 2011 и 2012 годах, после выхода на третий президентский срок, Владимир Путин издал ряд указов, которые были призваны повысить уровень жизни в стране, — от замены ветхого жилья до повышения заработной платы для врачей и учителей. Так называемые майские указы повысили региональные бюджеты на десятки миллиардов долларов. Всего несколько лет спустя страна оказалась в финансовом кризисе.

Сочетание рецессии и растущих финансовых обязательств привело к значительному дефициту бюджета для большинства регионов России. Ходят слухи, что в период с 2016 по 2018 год Минфин позволил нескольким региональным правительствам довести дефицит бюджета почти до 10% под обещание к 2019-му вернуть его к официально разрешенному уровню в 3%. Однако у 17 регионов дефицит даже превысил 10%; бюджетный дефицит Республики Хакасия, к примеру, сейчас составляет 43%.

Региональные органы власти активно занимают средства, чтобы заполнить дыры в бюджетах и финансировать существующую задолженность. Для этого они обращаются к госбюджетному кредитованию, коммерческим ссудам, ценным бумагам и облигациям и финансовым кредитам.

Поскольку федеральный бюджет тоже с трудом сводит концы с концами, регионам приходится все больше и больше полагаться на коммерческое кредитование, в основном со стороны российских банков —75% таких займов выдал Сбербанк. Хотя показатели задолженности российских регионов постоянно меняются и по-разному оцениваются различными агентствами, Standard & Poor’s считает, что совокупный долг регионов страны составляет более 100 млрд долларов. Если эта оценка верна, региональные органы власти России ответственны за большую часть общего долга страны.

Тяжелое положение регионов не сулит ничего хорошего для Кремля, и не только с финансовой точки зрения.

В конце 2016 года отношение долга к доходам для более чем 25 регионов России оказалось выше 85%; для Республики Мордовия это отношение приближается к 200%. Более того, у регионов не осталось иного пути к восстановлению экономики, кроме увеличения заимствований — а это вряд ли жизнеспособное решение. По оценке Standard & Poor’s, региональным органам власти придется занять еще 20 млрд долларов только чтобы заплатить за обслуживание имеющегося долга в этом году. Семь регионов балансируют на грани финансовой нестабильности. Тем не менее, Кремль продолжает требовать все больше денег, и многие регионы начинают сопротивляться.

Все чаще региональные органы власти оказываются не в состоянии погасить свои федеральные или банковские кредиты, Минфин признал, что за последние два года более десятка регионов перестали платить по своим государственным кредитам, а четыре даже объявили дефолт по международным кредитам. К тому же растущий финансовый стресс вызвал негативную реакцию со стороны некоторых региональных лидеров. Президент Татарстана Рустам Минниханов осудил план Кремля по изъятию региональных доходов как «крайне опасный» и «глупый»».

Ситуация безысходная так, как властью реализуется план деиндустриализации страны. А когда закрываются и сносятся заводы, регионам неоткуда брать средства.

Владимир Кашин, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, пишет в «АиФ»: «Государство средствами налоговой политики налагает абсолютный запрет на производство в нашей стране любых полезных вещей и товаров. Что разрешает делать российская система налогообложения? Например, торговать иностранным ширпотребом — для такой деятельности установлен льготный налоговый режим. Заниматься банковским делом и валютно-финансовыми спекуляциями — вся эта деятельность заботливо освобождена от обложения НДС. Добывать и распродавать запасы из отечественных природных кладовых — опять спецрежимы, плюс прямое премирование в виде «возмещения» из сумм НДС, уплаченных другими секторами и отраслями экономики. Извлекать доходы из любого рода криминальной и полукриминальной деятельности — таким доходам в РФ гарантируется иммунитет от налогов, чего нет ни в одной развитой стране мира!

А вот полным набором налогов (налог на прибыль, НДС и налог на имущество) у нас — в единственной стране в мире — облагается только производственный сектор! Для предприятий, производящих материальные товары и продукты, реальное налоговое бремя превышает 50%.

Для начала — простой, взятый из жизни пример. Находящийся в Канаде и принадлежащий объединению «Ростсельмаш» тракторный завод, который по итогам 2012 года имел прибыль в размере $16,4 млн, в российских условиях имел бы чистый убыток в сумме $21,7 млн. И главные статьи, определяющие невозможность работы аналогичного предприятия в России, это налоги. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн. В России такой завод должен заплатить $74 млн, на $26,1 млн больше. На тракторном заводе в Канаде со всей этой работой вполне справляются всего 14 бухгалтеров, а для такого же завода в России потребовалось бы таких работников в четыре раза больше.

Показательно сопоставление налогового бремени между РФ и США. Для бизнеса: в США НДС вообще нет (у нас — 18 %), в США нет налога на имущество (у нас — 2,2 %), приобретаемое оборудование стоимостью до $2 млн в год в США списывается на себестоимость, социальные взносы у них — 13,3 % (у нас — 30 %), и в США применяется прогрессия ставок при налогообложении прибыли (для малых доходов — всего 15 %). Для населения: в США действует прогрессивный подоходный налог (ставки до 39,6 %) и высокий необлагаемый минимум, в результате чего более половины населения страны вообще этого налога не платит. У нас налог по ставке в 13 % удерживается даже с доходов ниже прожиточного минимума. А в США таким людям, наоборот, доплачивают из казны до уровня установленного там прожиточного уровня».

Итог такой политики – глубочайший кризис в экономике и умирание регионов.

На сайте «Maxpark.com» опубликован обзор под заголовком «Города Поволжья приговорили к вымиранию»:

ТОЛЬЯТИ

Сокращения на ВАЗе продолжаются в течение многих лет. Наиболее масштабная «чистка» последнего десятилетия произошла в 2009-м, когда предприятие были вынуждены покинуть 22,5 тысячи работников. Если в лучшие времена на автогиганте трудились 120 тысяч человек, то в 2010-м осталось только 68 тысяч, а в 2013-м — 66 тысяч.

Если в 2008-м на одно рабочее место в Тольятти претендовало 1,5 человек (по официальным данным), то в кризисном 2009-м — уже 11,8.

В 2014 году погром продолжился. Как заявил профлидер Петр Золотарев корреспонденту «Росбалта», в 2014 году в городе Тольятти резко выросла безработица.

«Тольятти — это большой по численности населения город, но он является моногородом, который зависит от одного завода — «АвтоВАЗа». А в 2014 году президент «АвтоВАЗа» Бу Андерсон произвел массовые увольнения работников. С завода были уволены 13 тысяч человек. Эти работники не могут ни найти работу в Тольятти, ни имеют возможности перемещаться в поисках работы. А тех мер, которые предпринимались ранее ввиду прогнозируемых сокращений, явно недостаточно, чтобы обеспечить работой уволенных работников», — рассказал Петр Золотарев.

Отметим, что, согласно аналитическому отчету Финансового университета при правительстве РФ об исследовании проблемы бедности в России, в Тольятти наблюдается самая высокая в стране доля критически бедных молодых мужчин. «Сегодня риск социальных волнений выше всего в Тольятти», — говорится в отчете.

ВОЛГОГРАД

Еще хуже дела у города-героя Волгограда, города Сталина. Он выдержал великую битву, но не сдает позиции под натиском продажных чинушей. В результате свертывания промышленной сферы Волгоград оказался в аутсайдерах по социально-экономическому развитию.

«К «почетному» месту среди городов-бедняков Волгоград неуклонно шел последние 20 лет, особенно это движение ускорилось за последние пять лет. Волгоград из промышленного и научного центра России превратился в захолустье, к сожалению. Оптимизма не прибавляет и то, что не работает сегодня тракторный завод, алюминиевый завод закрылся в прошлом году, а «Химпром» закрывается уже в этом году и люди выброшены на улицу.

В этом вина, в первую очередь, федеральной власти, но и также местной исполнительной власти», -рассказал член КПРФ Николай Паршин.

Напомним, что Финансовый университет при правительстве РФ опубликовал аналитический отчет об исследовании проблемы бедности в России. Согласно приведенным данным, Волгоград занял четвертое место среди российских городов (с населением более полумиллиона) по уровню бедности.

В результате—город стремительно покидает молодое насселение. Волгоградская область стремительно стареет. Согласно официальным данным федерального комитета статистики, в 2013 году на территории региона было официально зарегистрировано 2 миллиона 567 тысяч человек, а на территории областного центра — чуть более одного миллиона человек.

При этом третья часть жителей Волгограда является получателем пенсий. Печально, но факт: в городе на Волге самый высокий процент числа пенсионеров, возраст которых достиг 65 лет.

С этим специалисты Роскомстата связывают и уровень высокой смертности в Волгоградской области — на каждую тысячу жителей региона приходится 13,5 умерших. В других южных регионах этот показатель составляет 13,1 на каждую тысячу человек, населяющих конкретный субъект федерации. С начала текущего года число умерших волгоградцев превысило число родившихся младенцев в 1,3 раза. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года демографическая ситуация в регионе отмечена сокращением числа новорожденных почти на 5%. За последние 3-5 лет резко возросло число сердечно-сосудистых заболеваний у людей в возрасте 30-47 лет, то есть работоспособное население подвергает себя инсультам, инфарктам и другим неприятным заболеваниям, создающим риск и угрозу здоровью. Уровень смертности среди трудоспособного населения в возрасте до 50 лет составляет до 43% от общего числа умерших.

Еще одна тенденция, которую нельзя обойти стороной — стремительный рост суицидов. Возраст самоубийц — от 13 до 70 лет, но чаще других принимают решение закончить жизненный путь опять-таки в большинстве своем молодые люди, имеющие определенный социальный статус и перспективы на будущее.

Волгоградцы, получившие образование, стремятся переехать в Москву, Санкт-Петербург и другие крупные российские города, чтобы реализовать свой творческий и умственный потенциал в обмен на хорошие заработки.

ПЕНЗА

Еще одним вымирающим городом является Пенза. В результате деиндустриализации Пенза оказалась в числе самых бедных городов страны, считает председатель регионального отделения Российского гуманистического общества Павел Барабанщиков. Как заявил общественник корреспонденту «Росбалта», в городе высок уровень безработицы.

«В советские времена и еще в 90-х годах Пенза была промышленным и научным центром. В городе было много оборонных предприятий и НИИ, и жители работали, в основном, на этих предприятиях. По прошествии же 2000-х годов, сейчас эти предприятия можно пересчитать по пальцам. Город стал депрессивным, рабочие места остались только в сфере услуг», — рассказал Павел Барабанщиков.

По словам общественника, люди трудоспособного возраста стремятся выживать в значительной степени за счет трудовой миграции за пределы региона.

«Пенсионерам доходов хватает только на оплату коммуналки и на еду. А многие молодые люди, среди которых высок уровень безработицы, ездят на заработки в Москву», — уточнил Павел Барабанщиков.

Еще хуже обстоит дело с здравоохранением. В области люди все чаще гибнут от рака, причем в зоне риска находятся граждане трудоспособного возраста, и пока прогнозы печальные. «Мы прекрасно понимаем, что нас ожидает в ближайшие 5−6 лет. Мы прогнозируем рост смертности от новооборазований», — сообщила начальник отдела организации медицинской помощи взрослому населению министерства здравоохранения Пензенской области Наталья Тюгаева. «В будущем, вероятнее всего, доля умирающих от новообразований в России и Пензенской области будет расти, увеличивая нагрузку на онкологическую службу», — отметил научный сотрудник института демографии НИУ ВШЭ Сергей Тимонин.

АСТРАХАНЬ

Сокращение сферы промышленного производства привело к росту безработицы и снижению уровня зарплат в Астрахани, считает секретарь обкома КПРФ, вице-спикер молодежного парламента области Халит Аитов. Как заявил политик корреспонденту «Росбалта», это обстоятельство привело к тому, что Астрахань оказалась в числе самых бедных городов России.

«В Астраханской области в советское время было 96 предприятий, на каждом из которых трудилось больше тысячи людей. Сегодня таких предприятий осталось только 11. Число работающих на них невелико, и зарплаты людей, которые работают, например, на предприятии «Газпрома», и среднестатистического астраханца — сильно разнятся.

Самой большой проблемой стала безработица. Развивается исключительно торгово-спекулятивная сфера, торговые центры растут, а новые производственные предприятия не открываются, а наоборот, закрываются. Так, на днях остановился завод по выпуску молочной продукции», — рассказал Халит Аитов. К примеру радиоэлектронная промышленность в 90-х была разрушена в первую очередь. Причём утюжили основательно. Отсутствие рабочих мест консервирует ситуацию крайней бедности в регионе. «У пенсионеров есть, хоть маленькая, но постоянная пенсия. А вот трудоустройство молодежи — проблема сложнейшая, так как предприятия закрылись, работать негде, и идти туда, где низкие зарплаты и неудовлетворительные условия труда, ни у кого, конечно же, нет желания. В итоге мы имеем много безработной молодежи», — констатировал Халит Аитов. 

Напомним, что Финансовый университет при правительстве РФ опубликовал аналитический отчет об исследовании проблемы бедности в России. Согласно приведенным данным, Астрахань заняла второе место среди российских городов (с населением более полумиллиона) по уровню бедности. В отчете также приводится утверждение, что больше всего неимущих — среди пожилых людей».

Учитывая глубину проблемы, понятно, что предложение Путина о реструктуризации долгов ничего не решает, но всего лишь позволяет немного выиграть времени. И ясно для чего – чтобы спокойно, без лишнего шума провести выборы. А там – резня продолжится…Уже без всякой жалости.

Социолог, кандидат политических наук Борис Кагарлицкий в интервью сайту «Накануне.Ру» высказал уверенность, что после выборов курс не только не изменится, но и станет еще жестче по отношению к «социалке» и экономическим интересам простых граждан: «Все прекрасно понимают, что после избирательной кампании, когда вопрос о передаче власти решится благополучно, начнется резкое свертывание социальных программ. Еще больше ужесточится политика экономии во всем, что касается расходов на образование, здравоохранение, дорожное строительство за пределами нескольких крупных городов. Готов план и пенсионной реформы, предполагающий сокращение прав граждан. Жесткого наступления на социальные права и интересы рядовых граждан следует ожидать не из-за злой воли конкретных чиновников, а из-за того, что просто в рамках их подхода других вариантов уже нет. Они исходят из принципа «сбалансированного бюджета», в том виде, в каком он понимается нынешним Минфином. Это главная догма. В рамках такого подхода ничего другого, кроме как очередного ограбления населения, не остается. Замечу еще один момент – будет массовый рост всевозможных поборов и налогов. То, что мы видели в случае с «Платоном», превращается в повсеместную практику, власти брать стараются повсюду, самый, конечно, анекдотический случай – налог на обувь. Мышление наших чиновников предполагает, что любые меры, которые направлены на интересы населения – на самом деле расточительство».

Так что будем оптимистами – сегодня мы живем лучше, чем будем жить завтра… Наслаждайтесь пока лучшим, ведь худшее впереди.

Вместо послесловия
Матвиенко предложила ограничить медпомощь безработным россиянам

«Каждый должен нести свой чемодан», — заявила спикер парламента.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила снизить объем оказываемой медицинской помощи неработающим россиянам. «Бюджеты регионов платят не пойми за кого. 40 млрд бюджеты переплачивают за неработающее население». По словам спикера, региональные власти не должны делать социальные взносы за граждан, которые не платят налоги и не указывают место работы. «Молодые и здоровые, понятно, что они на что-то живут, почему за них платят те, кто работает. Каждый должен нести свой чемодан», — добавила она. Матвиенко также выступила за введение обязательного платежа для такой категории населения. «Нужно либо обязать неработающих граждан платить взносы, либо снижать объем оказываемой медицинской помощи». Председатель верхней палаты парламента поручила Минздраву и Минфину подготовить соответствующие поправки в законодательство, которые освободят регионы от социальных взносов за неработающих граждан.

worldcrisis.ru

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина