Отстранять от работы нужно не врачей, а того, кто довёл до катастрофы

Владимир Викторович Волк Русранд 2.09.2019 21:28 | Общество 163

Президент, министры, губернатор, прокуроры, следователи, чиновники регионального и областного уровня ищут причины, почему уволились хирурги из больницы в Нижнем Тагиле. Но вся прыть административно-командной машины направлена на одно — найти «стрелочника», на которого можно было повесить ужасающую деградацию, в которой оказалась российская медицина, а также устроить публичную порку, чтобы другим не повадно было вспоминать о том, что они люди, а не роботы, и граждане, а не рабы.

Предыстория скандала или, говоря языком медицины, клиническая картина, такова: в Нижнем Тагиле массово уволились хирурги Демидовской и горбольницы №1. Причина — непомерно высокая нагрузка и несоизмеримая с ней зарплата. Кроме того хирурги недовольны безграмотным руководством медучреждений, что приводит к системному дефициту кадров, бесправию врачей в юридическом поле.

Собственно, тагильские хирурги, как и требует их профессия, вскрыли нарыв в своей отрасли. Показали, что дальше будет только сепсис и смерть, и большим руководителям необходимо неотложно принимать меры. Причём не локальные — лепить пластырь на гнойную рану, а системные, во всех отраслях, которые прямо и косвенно влияют на положение медицины. Президент Путин и сам это понимает. Буквально несколько дней назад во время «Прямой линии» он назвал основные проблемы здравоохранения: сокращение доступности первичного звена здравоохранения в регионах, дефицит медицинских специалистов и недостаточное лекарственное обеспечение.

Впрочем, если послушать рассуждения Путина, то возникает стойкое убеждение: понимать он понимает, но называть причины такого положения дел и радикально, в корне, устранять их не намерен.

Президент, например, рассказал о строительстве и капремонтах ФАПов, запуске бригад мобильной помощи, о программах «Земский доктор» и «Земский фельдшер», о проблеме обеспечения врачей жильём, о росте заработных плат, которые «нужно выравнивать», о региональном различии в обеспечении, о дефиците кадров (специалистов 25 тысяч, среднего медицинского персонала — 130 тысяч), о недостаточности лекарств.

При этом назвал главных виновников проблем — региональные власти. Это они в условиях крушения экономических показателей, сокращения производства и налоговых отчислений должны придумывать схемы и механизмы — где взять деньги на покупку жилья, лекарств и…выполнение майских указов Путина.

А ведь именно они стала детонатором начавшейся по всей стране оптимизации сферы здравоохранения, и то, что было вскрыто в Свердловской области, лишь надводная часть айсберга, имя которому «крах». Региональные власти стали заложниками майских указов президента 2012 года, ради отчётов о выполнении которых пустившись во все тяжкие.

На те же подлоги, когда отчитывались о росте средней зарплаты, при этом увеличивая реальную нагрузку на врачей, а также учителей, научных и кульработников, что привело к сверхэксплуатации людей. Не говоря о сокращении в больницах и поликлиниках младшего обслуживающего персонала.

Совершенно не согласен с товарищами с левого политического фланга, манипулирующих термином «капитализм». Мол, чего же вы хотели, в России капитализм, и с ним нужно бороться. Тысячу раз прав профессор Степан Сулакшин, в России, не капитализм, а путинизм. Это фальшивый капитализм, ничего не имеющий с тем, который существует в странах Западной Европы.

На Западе забастовка или массовая акция протеста, если она не несёт угрозы жизни людей и национальной безопасности, разрешены и поощряются. На них реагируют не как на пожар, который надо тушить водомётами, дубинками и расследованиями людей в погонах, а как на элемент демократии. В путинской России шок в высоких кабинетах вызывает даже тагильская интерпретация итальянской забастовки.

Вернёмся снова к ней. Что во всей этой истории даже не удивляет, а убивает? Пока Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев экстренно проводит опрос жителей региона о качестве медицинской помощи, а среди врачей и среднего медицинского персонала — об условиях труда и зарплатах, специально обученные люди в погонах и без оных приступили к исполнению задачи «копать» на виновников инцидента (чтобы, как водится в путинской РФ, их же и назначить виноватыми). В самом деле: в центре России, в благополучном согласно официальной статистике регионе — и вдруг такой шумный казус. Не президент же с правительством несут за это конституционную ответственность, а бояре.

И таки виноватых назначили! Главных врачей двух больниц, откуда массово уволились хирурги, их после проверки решили отстранить от работы. Эти люди не идеальны, имели большие грехи как перед обществом, так и перед коллегами. А именно: обладая привилегированным положением перед подчинёнными, они включались вышестоящими руководителями в незаконную с правовой и моральной точек зрения деятельность, и осуществляли её прикрытие на своём низовом уровне. Нечто сопоставимое с капо в лагерях Третьего Рейха. Система в российской бюджетной сфере (медицина, образование, наука, культура, спорт) выстроена так, что этих самых «капо», злоупотребляющих и порой шикующих, затем и назначают стрелочниками и ответственными за провалы вышестоящих администраторов.

Впрочем, здесь немного другое. Разве главврачи виноваты в массовых увольнениях медицинского персонала? Ведь они делали всё ради исполнения майского президентского указа 2012 года, дабы результативно отчитаться перед региональными чиновниками в канун выборов Путина? Разве они заложили на национальный проект «Здравоохранение» в шесть раз меньше денег, чем на обеспечение аппарата чиновников и органов госвласти, в девять раз меньше, чем на национальную безопасность и в 13 раз меньше, чем на оборону?

По мнению «говорящей головы» Кремля Дмитрия Пескова, региональные(а вовсе не федеральные) власти должны обеспечить зарплату медикам не ниже средней по региону и, соответственно, решать все вопросы финансирования медучреждений. Но вот, что получается: бюджет Свердловской области на 2019 год был принят с дефицитом 6,5 млрд рублей. Бюджетный год областная власть начала с займов для того, чтобы частично покрыть дефицит регионального бюджета.

Понимает ли спикер Кремля, что дефицит бюджета на периферии сам по себе никуда не исчезает, даже если Путин прикажет и напишет на этот счёт отдельный указ? Ликвидировать дефицит можно либо займами, внутренними и внешними, либо эмиссией денег. Первый способ имеет немало рисков, второй — неосуществим, поэтому существует ещё и третий — пропорциональное снижение расходов. Вот он наиболее подходит для российских реалий, но попадают под снижение расходов не местечковые олигархи, не крупные чиновники и не проекты, где запрятаны откаты, а сферы социального обеспечения.

И таскают бюджетное одеяло региональные чиновники слева направо и сверху вниз, отбирая финансирование у одних, и передавая его другим, а затем — обратно. Что в свою очередь чревато тем, что массово уволятся не хирурги, например, а патологоанатомы, или коммунальщики. Что тоже не решение бюджетных проблем.

Это не в оправдание региональной власти, где неполадки в пробирной палатке только нарастают. Читаешь новости из Свердловской губернии, и диву даёшься: чиновники реально живут в другой стране и не знают реального положения дел, раз начали опрос населения? Выходит, что только сейчас областное руководство озаботилось средней температурой по палате, до этого пребывая в иллюзиях позитивных рапортов и отчётов. Уж чего-чего, а это научились делать. Причём не только в Екатеринбурге, по всей России ситуация идентичная.

Имя ей — катастрофа. Увы, не природная, а рукотворная. Просто так, по воле Божьей, в нормальном государстве с мудрыми руководителями не должен один терапевт обслуживать население в 55 тысяч (как во Владимирской области). Не может уборщица фельдшерско-акушерского пункта выписывать лекарства, делать перевязки и уколы (как в Читинском регионе). Более того — в больницах РФ этим занимаются уже родные пациентов по просьбе врачей и медсестёр, потому как те не справляются с возрастающей нагрузкой.

Оптимизация медицины привела к многократному сокращению медучреждений. Если в 1990 году в России было 12800 больниц, то сегодня порядка 4 тысяч. Поликлиник 28 лет назад было 21500, сегодня — около 16 тысяч. В 2020 году в России должно остаться не более 3 тысяч. Это меньше, чем в царской России сто лет назад. Россия вымирает, за первые полгода 2019 года смертность превысила рождаемость на 27%. Эта цифра стала рекордом последних лет, при неизменных тенденциях.

Такие проблемы решаются системно, на государственном уровне, а не комиссионно-аврально и впопыхах. Да и то лишь для того, чтобы высокое начальство под рубиновыми звёздами не серчало. Вот и рубят в капусту «стрелочников», забывая, что «начальник пути» сидит в Кремле. И отстранять от работы за катастрофу в медицине, как, кстати, и во многих других государственных сферах, необходимо не врача, а того, кто рулит страной. Чем быстрей народ это поймёт и созреет, тем скорее Россия начнёт оздоровление.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союза народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора