Отверженные

Александр Русин 22.04.2018 16:20 | Политика 208

Один из наиболее подходящих эпитетов, который можно применить к современной российской власти и элите — «отверженные». Но отверженные они не народом — народ в основной массе еще продолжает верить в то, что страной управляет самый лучший в мире президент или во всяком случае соглашается, что никого лучше нет и признает нынешнюю власть исходя из опасений, что с другой будет еще хуже.

Да и не ради народа стараются обитатели Кремля последние 20-30 лет, не народное признание они пытались все эти годы заслужить.

Народное признание они научились формировать посредством телеканалов и интернет-СМИ, за счет разного рода мероприятий вроде Олимпиады, показательной борьбы с терроризмом и другими способами. И пока это удается. Но не это признание для них является главным.

Главное признание, ради которого обитатели Кремля старались и продолжают стараться все последние годы — это признание со стороны Запада.

Именно признание Запада хочет получить российская элита и правящая верхушка, потому что с Западом они связывают будущее — и не будущее страны, которое их заботит постольку-поскольку, а свое личное будущее и будущее своих семей.

Именно с Западом связаны их планы и намерения, именно там они покупают недвижимость и хранят свои сбережения, туда выводят капиталы и покупают активы.

И не в мире вообще, не в Азии, не на Ближнем Востоке, тем более не в Африке, а именно на Западе, в Европе.

И управление Россией они тоже видят исключительно в связке с Западом, потому что давно отказались от отечественной промышленности, науки и системы образования, решив, что все нужные технологии, оборудование и даже кадры можно найти в Европе и США.

Без Запада они не смогут даже сохранить на плаву российскую экономику, а значит не смогут управлять страной сколько-нибудь продолжительное время.

Да и не хотят они управлять Россией без участия Запада.

Если бы они хотели управлять Россией самостоятельно, в автономном режиме — они не уничтожали бы Советский Союз. Но они его уничтожили. И сделали это именно потому, что утратили способность и интерес к независимому развитию, решили упростить себе задачу и воспользоваться готовыми решениями, влиться в западную систему и оставить за собой лишь добычу и продажу сырья — самый простой и доходный вид деятельности.

И дело не только в стратегии развития и управления.

Они захотели влиться в западное сообщество, чтобы стать частью европейского бомонда, аристократии, частью высшего общества в мировом масштабе.

Им захотелось встать в один ряд с европейскими политиками и бизнесменами, американскими сенаторами и президентами, войти в списки самых богатых и влиятельных людей.

Захотелось получить возможность приобретать самые лучшие, эксклюзивные, элитные товары — не подпольно, как это делали советские миллионеры, а открыто — чтобы можно было демонстрировать ту роскошь, которой они обладают, ведь роскошь нужна именно для этого — чтобы показывать ее окружающим, демонстрируя свою состоятельность, свои возможности, свой уровень достатка, свою полноценность.

Для всего этого они и разрушили Советский Союз — чтобы получить возможность влиться в западную систему, получить доступ ко всем товарам и технологиям, которые проще купить на деньги, полученные от экспорта сырья, чем изобретать и производить самим, чтобы получить доступ ко всему самому дорогому и престижному, чтобы почувствовать себя равными с мировой (европейской) элитой, такими же состоятельными, такими же богатыми, имеющими возможность свободно покупать и обладать тем же, чем обладает европейский и американский бомонд.

И конечно же, для всего этого им нужно было не просто получить возможность покупать за рубежом дорогие автомобили, яхты и самолеты, чтобы везти их в Россию — им нужно было именно влиться в западную элиту, чтобы чувствовать себя ее частью, жить там, а не просто богатеть «сбоку-припеку», накупив роскоши и сидя с ней в обнимку где-то в России.

Хотелось именно влиться, а не просто натащить к себе дорогих вещей.

Хотелось оказаться среди мировой элиты, в ее числе.

И для этого, конечно же, им требовалось стать признанными.

Они хотели быть признанными западным сообществом в качестве равных — и это для многих из российской элиты является самоцелью, даже более важной, чем богатство как таковое.

Дело в том, что современная российская элита и власть составлена преимущественно из людей, страдающих сильным комплексом неполноценности, который сформировался у них в силу целого ряда причин.

Этот комплекс неполноценности имеет исторические корни. Большая часть общества в позднем СССР начала чувствовать зависть по отношению к Западу и испытывать комплекс неполноценности, что и стало одной из причин отказа от советской системы. И во главе процесса ликвидации СССР оказались те, кто испытывал наиболее сильную зависть по отношению к Западу, кто в наибольшей степени страдал комплексом неполноценности при виде западной жизни и хотел преодолеть его, став таким же, приобщившись к западной системе, влившись в нее на равных правах, получив от нее признание.

И вот, наиболее завистливые, испытывающие комплекс неполноценности при виде западной жизни люди дорвались до власти, разрушили СССР, который вызывал у них этот комплекс и который они считали причиной своей бедности и несостоятельности.

И после ликвидации СССР им показалось, что дорога в западную систему открыта, преград больше нет, теперь они смогут влиться в мировую элиту, стать частью европейского бомонда, перед ними откроются все двери.

Они избавились от советской системы, которая, как им казалось, была единственным фактором, препятствующим их вхождению в мировую элиту, вступлению в ряды европейской аристократии и раскрытию всех дверей.

Им казалось, что ничего больше не мешает тому, чтобы мировая элита признала их равными себе, признала как братьев — именно это признание должно было окончательно избавить их от комплекса неполноценности, именно за счет этого признания они бы перестали чувствовать себя ущербными и смогли почувствовать, что ничем не хуже европейцев и американцев, именно к этому они стремились с самого начала, именно это было их главным мотивом отказа от СССР и борьбы за власть.

И в какой-то момент они начали чувствовать, что все удалось — они вошли в списки Форбс, попали на обложки журналов, кое-кого журнал Time даже назвал человеком года.

И они подписались на Олимпиаду и Чемпионат по футболу — не потому, что так любят спорт и даже не потому, что на этих мероприятиях можно напилить денег (их можно напилить многими другими способами), а потому, что это крупнейшие мировые шоу, организаторы которых имеют возможность почувствовать себя в центре внимания всей мировой общественности, почувствовать себя лучшими, почувствовать себя состоятельными, самоутвердиться.

Жажда самоутверждения, жажда мирового (в первую очередь западного) признания и сильнейший комплекс неполноценности — вот главные мотивы, которые двигали российскую элиту и власть все последние годы.

Тщеславие — одна из сильнейших страстей. Как говорил герой Аль Пачино в фильме «Адвокат дьявола», — «Тщеславие — мой любимый грех».

И вот, движимые тщеславием, желанием самоутверждиться, жаждой признания Западом, желанием влиться в западную систему, стать ее частью, быть вхожими в лучшие дома Европы, стать частью европейского бомонда, чтобы избавиться от сильнейшего, порой даже семейного комплекса неполноценности, перестать чувствовать себя ущербными и второсортными — представители российской власти и элиты столкнулись с тем, что Запад несмотря на все их усилия, несмотря на отказ от СССР и советской системы, несмотря на раздел России и предательство, осуществленное ради достижения перечисленных выше целей, ради признания и единения с Западом — несмотря на все уступки Запад так и не признал их.

Хуже того — начал тыкать унизительными санкциями, которые вводятся только против самых гонимых Западом стран и режимов.

Запад начал публично унижать, демонстрируя свое неприятие и пренебрежение по отношению к российской власти и элите, начал показывать, что она именно второй сорт, а может быть даже и третий — неполноценная, ущербная, недостойная.

Запад был учтив и деликатен лишь до тех пор, пока российское руководство было ему полезно и активно раздавало свою страну направо и налево, пока оно пресмыкалось и прислуживало. Но стоило только обитателям Кремля попытаться сесть с гордым видом в первый ряд — их начали гнать оттуда ссаными тряпками и всячески принижать.

Нет, им не запретили торговать и не отобрали награбленного, с ними обошлись хуже — их публично принизили. Ввели персональные санкции, принизив лично и поименно, ввели дипломатические санкции, выгнали из G8, лишив возможности присутствовать в самом престижном мировом клубе, ограничили участие на Олимпиаде, больно ударив тем самым по самолюбию.

И возможность торговать, пользоваться зарубежными капиталами, сбережениями и активами — последняя радость российской власти и элиты — тоже повисла на волоске.

Но что самое неприятное — российской элите поставили условие: либо она признает себя вторым сортом, пресмыкается и продолжает раздавать страну — тогда ей сохранят возможность пользоваться деньгами и зарубежными активами. Либо, если она продолжит качать права — отберут всё «нажитое непосильным трудом».

Исходя из этого российская власть и элита должна смириться со своей второсортностью, утереться, оставить попытки вхождения в мировую элиту и жить со своим комплексом неполноценности, только еще более сильным, чем прежде.

Конечно, они пока не смирились с этой перспективой и пытаются доказать, что нужны миру, что у них есть ядерное оружие и новые ракеты, что без них не решаются мировые проблемы, что они лучше всех ведут борьбу с терроризмом… и скоро будет чемпионат мира по футболу, который они проведут «на самом высшем уровне» и будут много говорить об этом…

Страдающие комплексом неполноценности не могут просто так смириться со своей неполноценностью, жаждущие западного признания не могут просто так оставить попытки получить его — они слишком много отдали для этого, они положили на достижение этой цели всю свою жизнь, они ради этого уничтожили Советский Союз, совершили акт государственной измены и предали народ, некоторые даже неоднократно.

Но их попытки добиться признания и доказать Западу свою полноценность уже ни к чему не приведут и все дальнейшие усилия будут тщетны.

Запад их отверг.

Отверг окончательно и бесповоротно.

Да и не собирался никогда Запад признавать российскую власть и элиту в качестве равных себе — лишь делал вид, что собирается признать — для того, чтобы подтолкнуть к предательству и сдаче страны, чтобы поманить перспективами и добиться нужного для себя результата, не более того.

Никто никогда в Европе не собирался признавать российских бояр за равных, тем более тех, которые пошли на предательство собственной страны и народа — таких равными не признают.

Поэтому на Западе лишь притворялись, создавали видимость, давали понять, что могут признать и принять, не собираясь делать этого всерьез.

Когда же Запад понял, что сдавать страну дальше обитатели Кремля не намерены, потому что боятся остаться ни с чем — их отвергли явно и публично, окончательно и бесповоротно.

И теперь они отверженные — отверженные Западом, к которому так стремились, с которым связывали все свое будущее, на который надеялись и уповали, ради которого предавали народ и страну.

И скоро они станут еще более отверженными, потому что их отвергнет собственный народ, который пока продолжает верить, будто им управляют лучшие или во всяком случае не самые плохие руководители, но эта вера не вечна.

Значительная часть народа пребывает во власти страхов и иллюзий, но они не могут длиться бесконечно — страх пройдет, иллюзии развеятся и народ тоже отвергнет нынешнюю власть и элиту.

И тогда ее представители станут отверженными вдвойне.

И если быть отверженными Западом просто обидно, то оказаться отверженными народом будет еще и очень больно, потому что падать с уровня Кремля очень высоко.

Александр Русин

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина