Переговоры

Эль Мюрид 18.10.2019 10:47 | Политика 42

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

СМИ Турции сообщили о том, что встреча Эрдогана и Путина должна состояться 22 октября в столице современной России Сочи. Повестка очевидна — территориальный раздел американской зоны оккупации. Будут обсуждать лишь северную Сирию, которая и является зоной интересов Турции, все, что южнее Ракки, обсуждать смысла нет — эта территория станет предметом согласований уже с американцами.

Ключевой вопрос для Эрдогана — зона безопасности вдоль границы и контроль над границей. Он имеет первостепенное значение, причем как с точки зрения безопасности Турции, так и с точки зрения политических интересов самого турецкого президента. Ему именно сейчас нужен убедительный результат, который он может предъявить для внутренней аудитории. Положение Эрдогана не то, чтобы шаткое, но поражение на выборах в Стамбуле, противоречия со знаковыми фигурами в своей собственной партии — в общем, ему нужно предъявлять что-то очень существенное. При этом патриотический психоз в Турции на высоте, одобрение операции полное, так что ситуация вполне благоприятствует.

Торговать Эрдогану есть чем: как сирийскими территориями, так и распечатыванием нерешенных проблем, которые пока находятся в полуподвешенном состоянии. Скажем, запуском первой нитки Турецкого потока, ориентированной на внутренний рынок Турции. Для Кремля это очень важный вопрос, так как он подходит к переговорам с Украиной с нулевой аргументацией по запуску обходных маршрутов. Уже сейчас понятно, что к 1 января ни один кубический сантиметр газа по системе Потоков в Европу не пойдет, а потому 15 миллиардов кубометров, которые можно будет пустить в Турцию напрямую, минуя Украину и Трансбалканский коридор — это хоть какой-то позитив. А времени крайне мало — недостаточно построить трубу и инфраструктуру, нужны пуско-наладочные работы, проверка стыка с внутренней турецкой газотранспортной системой, наполнение трубы техническим газом — это все время. Его остается совсем чуть-чуть. Если этот вопрос будет решен, то на переговорах с Украиной можно будет предъявить хоть что-то.

Есть неурегулированные вопросы по Идлибу — их тоже турки вполне могут выставить на торги. Есть судьба Манбижда. Точка крайне важная, так как она находится на пути транспортного коридора, который связывает всю зону безопасности, которую выстраивают турки вдоль границы, но даже этот город может пойти на торги, если вопрос о полном контроле над границей зайдет в тупик.

Нужно понимать, что Турция не намерена (по крайней мере, если не будет вынуждена) держать в Сирии свои войска больше необходимого. У турок есть подконтрольные им силы Сирийской национальной армии (бывшей ССА), которых вполне достаточно для обеспечения контроля над всей буферной зоной — их порядка 40-45 тысяч человек. Гарантии безопасности в виде наблюдательных постов уже отработаны в Идлибе, поэтому технических проблем на самом деле немного, самыми важными будут именно политические решения, которые станут основой для новой конфигурации раздела Сирии между оставшимися оккупантами.

С позициями Эрдогана всё очень прозрачно — его интересы продиктованы вполне объективными причинами, часть из которых уже решена (это, конечно, в первую очередь вопрос о двух закрытых и снятых с обсуждения ниток Турецкого потока). Изначальная причина российской интервенции в Сирию — вынудить Турцию согласиться на заявленную конфигурацию Турецкого потока из 4 труб — уже недостижима. Россия даже утилизировала трубы этих двух ниток, так что вопрос закрыт окончательно. Уже поэтому для Эрдогана вопрос сплошного контроля над границей перестает быть абсолютно критическим — он может пойти на то, чтобы некоторые отрезки передать Асаду под полные гарантии отсутствия даже намека на присутствие курдов на этих отрезках.

С интересами Путина всё гораздо сложнее — цели войны для России, с которыми российскую армию бросили в эту войну, провалены еще в 15 году, разрушенная войной Сирия — сомнительный приз, в который нужно вкладывать и вкладывать. Геоэкономическое положение Сирии, как перекрестка Ближнего Востока, конечно, крайне важно, но сегодня в этой стране сформированы две пары абсолютно непримиримых противоречий: Иран-Израиль и Турция-Асад. И присутствие российских военных сдерживает оба этих противоречия, что с одной стороны, может тешить самолюбие российского диктатора, но с другой — требует бесконечного нахождения достаточно крупной группировки российских войск в этой стране. В такой обстановке вывод российских военных будет означать полное обрушение всей ситуации, как сейчас эта ситуация рухнула после вывода американских сил. Американцы вышли грамотно — сбросив ответственность за балансирование обстановки на единственного не задействованного в упомянутых противоречях Путина. Путину сбрасывать ответственность не на кого. Так что Россия обречена сидеть в Сирии до упора. Есть ли здесь национальные интересы — вопрос сложный, но явно с отрицательным ответом.

Национальные интересы страны в вопросах войны и мира выглядят на самом деле достаточно просто. Схема всегда одна и та же: входим — быстро побеждаем — фиксируем результат — создаем необратимую ситуацию — уходим. У Путина получилось лишь с первым пунктом. Все остальное зависло в неразрешимой неопределенности. Что означает лишь одно — национальные интересы здесь, увы, отсутствуют. Есть национальный убыток. Для зомби-общественности важен процесс, красивые картинки, чепчики в воздух и ура-ура, но в политике важен результат, которого нет и который недостижим.

Тем не менее переговоры будут явно непростыми, и уж точно обе стороны постараются напустить на их результаты максимально много тумана.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора