Первый опыт борьбы против потных рук

СНЖ Эль Мюрид 14.03.2019 21:08 | Политика 7

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Президентские выборы на Украине для нас, безусловно, интересны. Для пропаганды интерес связан, конечно, с темой, которая отвлекает от нашей внутренней катастрофы. А с учетом того, что на Украине ситуация, мягко говоря, далека от сколь-либо нормальной, можно без устали рассказывать как там плохо — глядишь, и наши проблемы будут казаться не такими уж страшными. Логика, прямо скажем, идиотская, но наше ТВ давно рассчитано именно на такую аудиторию, да и само оно во многом на нее похоже.

Но есть и еще одно соображение. Особенно если учесть близость ментальностей и, в сущности, единые культурные корни. Интересен вопрос: смогут ли украинцы в этот раз выбрать президентом человека не из системы, не из прежней засаленной колоды. Благо, у них сейчас такая возможность есть, и вполне реальная. По опросам, во второй тур могут пройти Зеленский и Тимошенко, и именно в таком порядке.

Демократия — это механизм согласования интересов разных социальных групп общества. Так как в разных странах отличаются между собой исторические, культурные, ментальные и прочие традиции, то и механизмы согласования интересов тоже просто обязаны быть разными. Именно поэтому демократия не бывает одинаковой, она всегда разная. И именно поэтому бессмысленно внедрять на чужую почву чужие механизмы — в лучшем случае они не работают, в худшем лишь усугубляют имеющиеся противоречия. Как, к примеру, в том же Ираке.

Тем не менее, ценность демократии заключается именно в этом: она всегда стремится найти наиболее сбалансированный в данный момент времени результат сложения всех интересов. И здесь есть два принципиальных фактора, которые являются определяющими в вопросе демократичности страны и общества. Автократии любого вида по определению не могут быть демократическими (пусть даже они используют разнообразные ритуальные мероприятия для демонстрации своей демократичности). Автократии (а к ним можно отнести и деспотии, и диктатуры, и олигократии, и охлократии какого угодно типа и вида) — они всегда навязывают узкогрупповые интересы правящей клики всем остальным социальным группам. Отличаются только методы: грубой силой или тонкими манипуляциями — неважно. Важно то, что противоречия социальных групп в автократиях принципиально не сбалансированы, а потому всегда такие общества конфликтны. И чем грубее навязывается воля одной группы, чем она более неприемлема для остальных — тем жестче конфликт внутри общества. Собственно, именно это стало причиной гражданской войны на Украине — грубое навязывание через силу позиции одной общественной группы всем остальным. Украинцам более приятно рассуждать о российской агрессии, чем о реальной причине гражданского конфликта, а затем и войны, но любой больной всегда оттягивает до последнего признание самому себе, что он болен. Признаться — это уже мужество, которого не всегда хватает даже перед самим собой.

Второй фактор и второе условие любой демократии — баланс между свободой выбора и ответственностью за него. Одно без другого не бывает. Если человек (или народ) категорически не желает нести ответственность за свой выбор — значит, он несвободен. И наоборот. Абсолютной свободы не бывает, так как она подразумевает абсолютную ответственность, чего не может быть в силу совершенно объективных причин. Это как у Стругацких в «Понедельнике» — Саваоф Баалович Один нашел формулу абсолютного заклинания, позволяющего ему совершить любое волшебство. Однако граничным условием такого волшебства было ненанесение вреда ни одному живому существу в мире, чего даже С.Б.Один представить себе не мог, а потому ушел в скромные завхозы.

Поэтому абсолютная несвобода — это запросто, а вот полная и безбрежная свобода — так не бывает. Ваша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека, а потому она всегда есть сумма свобод каждого.

Тем не менее, демократия — это именно свобода. Свобода выбора вместе с ответственностью за него. И именно так и не иначе.

Таким образом, любая демократия подразумевает две принципиальные вещи — сменяемость власти (просто потому, что иначе любой человек во власти всегда с течением времени будет тратить все больше властного ресурса на удержание ее, чем использование по назначению. Любой ресурс конечен, а потому несменяемый президент перестает даже теоретически приносить пользу стране и народу. Каддафи, Асад, Мубарак, Мадуро, Путин, Лукашенко, Назарбаев и десятки других автократов тому живейший пример). И вместе со сменяемостью — чувство ответственности за свой выбор у всего народа в целом.

Естественно, что по щелчку пальцев не происходит ни того, ни другого. Создание механизма согласия — долгий, непростой, иногда мучительный процесс. Иногда кровавый. Но научиться плавать можно только в реке. Получить опыт иначе не получится. Любой, кто водит машину, проходил через этап получения опыта, выработки рефлексов. Иногда через ДТП, иногда и более жестко. Но опять же — а как еще его получить?

С демократией история ровно такая же. Пока народ не научится признавать свои собственные ошибки и просчеты, пока он не поймет, что от его сегодняшнего выбора зависит будущее его детей, а возможно, и внуков, пока он не перестанет обожествлять очередное ничтожество просто потому, что «Есть Оно — есть Россия (Украина, Зимбабве, Венесуэла — ненужное вычеркнуть)» (ничтожество, кстати, может быть как в личном качестве, так и в коллективном — как тот же украинский политикум в целом) — в общем, пока этот опыт не будет получен, первая стадия демократии так и не будет пройдена.

Нужно холодно и без сожаления расставаться с любым, даже еще вчера прекрасным, политиком. Запад с его 500-летней историей становления демократии этот этап давно прошел, и любой политик рискует буквально за одну ошибку, один непростительный «косяк» навсегда вылететь из обоймы без возможности обратного попадания. Не всегда это хорошо, это дает возможность конкурентам для манипуляций — но в конце концов, вы сами знали, куда вы идете.

Именно поэтому если украинцы смогут выбрать несистемного человека — они сделают первый сантиметровый шажок вперед. Маленький, но именно вперед. Причем сейчас даже неважно, кто стоит за тем же Зеленским — естественно, что без ресурсной поддержки человека из нынешней системы он из себя будет мало что представлять. Но это вполне обыденная вещь — кто были бы большевики в 17 году, не возьми их под крыло генералы и офицеры Генерального штаба, категорически несогласные с идеями и практикой Февраля? Кем был бы ИГИЛ без десантированных в его структуру офицеров Саддама Хусейна? Но и большевики, и ИГИЛ использовали свой шанс, переварив в итоге и Генштаб, и баасистских десантников, взяли власть и стали продвигать свои собственные идеи. Шанс есть всегда — им нужно лишь воспользоваться.

Сам факт «прокатывания» осточертевших лиц из одной и той же колоды, которые довели Украину до катастрофы, войны, разрухи — это будет серьезный опыт украинского народа. Первый, но важный. Потому что до этого у него не было даже намека на демократию, пусть там были выборы, кандидаты и неопределенный (казалось бы) результат. Но на выходе одни лжецы, воры и уголовники меняли других. Менялись рожи, но не ситуация. Изменить происходящее можно лишь одним путем — убрать от власти обанкротившихся политиков. И не пускать их туда никогда. И точно так же относиться ко всем новым: не можешь — выйди вон.

Собственно, тем и интересны нынешние украинские выборы. Сейчас неважна программа, личные качества и все остальное — вряд ли тот же Зеленский будет хорошим (я не говорю уже про отличного) президентом. Скорее, он будет неважным президентом. Впрочем, как и любой другой из нынешнего списка. Но сам факт того, что возможен несистемный победитель и поражение системных политиков, несомненно является положительным. А у Зеленского будет шанс доказать, что он не просто стенд-ап комик. Что это в прошлом, а ему по силам совершенно серьезная роль в его жизни. Иначе на смену ему быстро придет другой — еще более серьезный.

Нам всё это еще только предстоит. Начав хотя бы с того, чтобы перестать лизать задницу очередному Божеству лишь потому, что эта задница греет священное и сакральное место. Нет такого места, и быть не может. У человека есть работа, и ее нужно оценивать как любую другую. Не можешь — свободен. Можешь — спасибо, но все равно свободен, уступи другим, а уж мы сами решим, кому именно. И нынешняя ситуация, когда власть получена путем преступного сговора высших должностных лиц с целью захвата и узурпации власти, должна быть исключена раз и навсегда. Навеки. А вот тогда и можно будет начинать становиться нормальным государством и обществом. Небыстро, с ошибками и провалами — да. Но это все равно движение, а движение — жизнь. Нынешний мертвяк — это что угодно, только не жизнь.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора